Украина Политика Ще не вмерла

Порошенко — Западу: Пришлите хоть кого-нибудь на войну с Россией!

24 августа 2017
Президент Украины просит ввести в Донбасс хоть «голубые каски», хоть полицейских ОБСЕ.

В сентябре президент Украины Петр Порошенко намерен представить на Генассамблее ООН идею введения миротворцев в Донбасс.

«Идею введения миротворцев на Донбасс я собираюсь в следующем месяце презентовать на Генассамблее ООН, в сентябре в Нью-Йорке», — сказал Порошенко в ходе выступления в Северодонецке Луганской области.

Он также рассказал о том, что Украина будет добиваться открытия наблюдательных баз Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ для контроля неподконтрольных Киеву части Донбасса и участка границы с РФ. По его словам, присутствию наблюдателей ОБСЕ в этих частях страны якобы препятствуют незаконные вооруженные формирования.

«Вопрос миротворческой миссии ООН и вооруженной миссии ОБСЕ продвигается достаточно тяжело, все упирается в нежелание России», — отметил также украинский президент.

По словам украинского президента, он ранее выдвигал эту идею в телефонном разговоре в «нормандском формате» в конце июля. При этом Порошенко добавил, что в новой беседе он намерен «акцентировать внимание» на идее ввода в зону конфликта вооруженной миссии ОБСЕ и миротворцев ООН. Также украинский президент собирается предложить объявить перемирие в Донбассе с 25 августа или 1 сентября.

Порошенко уже неоднократно выступал с идеей вода миротворцев в зону конфликта, однако не находил поддержки на Западе. Напомним, что Минские соглашения не предусматривают ввода ни миротворческой, ни полицейской миссии ОБСЕ, что представители России неоднократно подчеркивали, когда тема всплывала вновь.

— Я не раз говорил: Россия может согласиться на введение миротворческого контингента ООН на Украину лишь при одном условии: если этот контингент будет состоять из подразделений армии России. Но вряд ли Украина на это пойдёт, верно же?­ — Комментирует заявления Порошенко директор Центра Евразийских исследований Владимир Корнилов. — Вот и ответ на вопрос, будет ли его инициатива воплощена в жизнь на этот раз или нет.

«СП»: — Миротворческая миссия ООН и вооруженная миссия ОБСЕ? Или для Порошенко без разницы?

— Порошенко хочет втянуть в войну, развязанную Киевом, западные державы. Поэтому ему без разницы, под каким предлогом и под каким флагом их войска будут введены туда.

СП": — Почему в ООН и ОБСЕ не в восторге от этих предложений? У Порошенко есть сторонники на Западе в этом вопросе?

Да потому, что на Западе тоже прекрасно понимают, зачем Киев пытается втянуть его в эту бойню, которая может в итоге перерасти в войну с Россией. Запад поддержит Украину, пока она будет пакостить России, но сам встревать в это не захочет.

При появлении западных военных в зоне конфликта достаточно любой провокации с тем, чтобы там вспыхнул серьёзный взрыв. Конечно, такая перспектива не радует никого из партнеров Порошенко…

— Что касается миссии ОБСЕ, то ни Россия, ни республики Донбасса не противились и не противятся мониторингу, которым занимается ОБСЕ, — напоминает заместитель директора Национального института развития современной идеологии Игорь Шатров. — Никто не выступает также против придания ей полицейских подразделений для обеспечения большей безопасности и возможности мониторинга в ночное время. По крайней мере, это точно не противоречит духу Минских соглашений. Но введение иностранных воинских подразделений в зону конфликта противоречит и духу, и букве того, о чем договорились в белорусской столице. Это принципиальный вопрос. Или Киев выполняет Минские соглашения, а миссия ОБСЕ контролирует их исполнение, или отказывается и заявляет об этом прямо и недвусмысленно. И тогда придется думать о новом мирном плане. Понимая при этом, кто стал препятствием на пути исполнения ранее принятого документа.

«СП»: — В чем принципиальная разница между миротворческой миссией ООН и вооруженной миссией ОБСЕ?

— Задачи миссий ОБСЕ в зонах локальных конфликтов сводятся к мониторингу соблюдения сторонами режима прекращения огня, гуманитарной ситуации в регионе и прочим наблюдательным функциям. Использование сотрудниками миссий личного оружия, привлечение полицейских подразделений для их защиты оговаривается отдельно. Понятно, что для нормального функционирования подобных миссий необходимо согласие сторон. ОБСЕ фактически является лишь свидетелем, удостоверяющим, подтверждающим желание участников противостояния закончить конфликт миром.

Миротворческие подразделения ООН («голубые каски») в последнее время применяются и в случаях отсутствия предпосылок для примирения, как силы по принуждению к миру. Это принципиальное отличие «голубых касок» от миссий ОБСЕ. При этом они вооружены разнообразным стрелковым оружием, имеют в своем составе легкую бронетехнику, вертолеты. Порошенко, конечно, желает заполучить именно миротворцев.

«СП»: — Почему Порошенко так этого жаждет?

— Не мытьем, так катаньем он намерен добиться, чтобы иностранные воинские подразделения оказались на территории Украины. Не получается вступить в НАТО, значит, пойдем другим путем, рассуждает Порошенко. Стоит задача вовлечь в конфликт третью сторону и переложить на нее ответственность за происходящее. Так вот если бы Порошенко все же удалось затянуть на Украину миротворцев (во что я, повторюсь, не верю), не сомневаюсь, что Украина обусловила бы присутствие миротворцев отсутствием среди них российских подразделений. Допустим, это случится. Следующим шагом станет провокация против «голубых касок», в которой Киев обвинит ополченцев республик Донбасса. Ну а дальше Порошенко постарается столкнуть миротворцев с вооруженными подразделениями ДНР и ЛНР в реальном бою. Расчет делается на то, что жертвы среди иностранных военных побудят другие государства к прямому военному вмешательству в донбасский конфликт. По словам Порошенко, вопрос миротворческой миссии ООН и вооруженной миссии ОБСЕ продвигается достаточно тяжело, все упирается в нежелание России. Но ведь в ООН и ОБСЕ тоже не горят желанием? Почему? Потому что понимают, что это провокация. В чем Порошенко прав, так в своем признании возможностей России. Реально оценивая последствия, Россия как постоянный член Совета Безопасности ООН, не допустит введения иностранных войск на территорию Донбасса под видом «голубых касок».

Реклама 20

«СП»: — В свое время миссии СНГ помогли поддержать мир в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии. Может ли какая-либо миссия, даже компромиссная поддержать мир в Донбассе?

— Мир наступает при наличии у обеих сторон желания закончить конфликт. И ни при каких других условиях. Миротворческие подразделения не позволяют конфликту расползтись, расшириться. Но собственно мир заключается только за столом переговоров.

— Слёзные просьбы пана Порошенко о введении миротворческой миссии в Донбасс — это признание военного и политического поражения, которое потерпела Украина, — убежден заместитель главного редактора журнала «Новая земля» (г. Донецк, ДНР), постоянный эксперт Изборского клуба Новороссии Александр Дмитриевский.

— Ведь страна, которая в состоянии своими силами уладить проблемы с восставшими территориями за помощью к мировому сообществу не обращается. Классический пример — Чечня: там Россия вела систематическую работу по реинтеграции региона полностью своими силами, и эти труды дали свой благодатный результат.

«СП»: — Почему Порошенко так бьется за эту миссию? Ему нужна миротворческая миссия ООН и вооруженная миссия ОБСЕ? Или без разницы?

— Главная задача Порошенко — втягивание России в войну с Западом. Разумеется, посредством столкновения Украины с Россией, при этом само столкновение должно быть не простым конфликтом, а таким, в разжигании которого можно будет обвинить Кремль. Пока что Киеву это не удалось. А насчёт того, под каким флагом прибудет на Украину вооружённая миссия НАТО — для нас не столь важно: оккупантами нашей земли от этого её солдаты быть не перестанут.

«СП»: — Инициатива Порошенко не нова. Но продвижений так и нет. Порошенко обвиняет во всем нежелание России. Так ли это? Возможен ли компромиссный вариант миссии, с которым согласилась бы Москва? А ДНР и ЛНР? Ведь их согласие тоже необходимо…

— Мне доводилось освещать миротворческие операции в Абхазии и Южной Осетии, и я скажу, что введение «голубых касок» куда-либо — это не настолько простое дело, как кажется на первый взгляд. Прежде всего — для этого нужно обоюдное согласие сторон конфликта, иначе дальнейший разговор становится беспредметным. Как только согласие получено — прочерчивается на карте линия разграничения сторон и двенадцатикилометровые (в принципе этот размер варьироваться) полосы режимной территории вдоль неё по обе стороны. Таких полос обычно две: в первой, которая непосредственно прилегает к линии разграничения, из силовиков конфликтующих сторон допускаются только полицейские и работники госбезопасности. Во второй, более отдалённой, допускается нахождение конфликтующих армий, но без наступательного вооружения: смысл миротворческой операции в том, чтобы стороны не могли тайно подготовить эффективное нападение друг на друга.

Далее — стороны по обоюдному согласию решают кому будет вручён мандат на проведение миротворческой операции. Миротворцами могут быть и сами стороны конфликта в присутствии третьей, авторитетной для обеих: такая схема до лета 2008 года действовала в Южной Осетии. Но обычно миротворческий мандат вручают либо стране-посреднику, либо группе таких стран. Однако ещё раз подчеркну: выбор формата миротворческой операции, как и принятие решения о её проведении — это исключительное право сторон конфликта. Решать за них никто не имеет права.

«СП»: — Насколько вообще международные миссии способны разрешать конфликты? Или только замораживать?

—Разрешать конфликты могут только сами стороны этих конфликтов и никто иной. Если нет воли сторон, если не ликвидирована причина конфликта — протирание штанов за столом переговоров будет пустым сотрясанием воздуха, а достигнутые договорённости — бездарной тратой бумаги с чернилами. А миротворческая операция — это политическое лекарство, которое выбирают стороны противостояния во избежание рецидивов последнего.

«СП»: — В нашем конкретном случае какая-либо миссия смогла бы что-то сделать, чтобы хотя бы остановить перестрелки?

— Ничего не смогла бы. Как минимум потому, что стороны просто не смогут договориться о введении такой миссии. Но даже если бы Украина в одностороннем порядке добилась бы присутствия западных миротворцев в Донбассе, то в Донецке и Луганске и власть, и народ сочли бы такой контингент оккупационным. Тем более, что в ДНР и ЛНР проводились показательные учения на тему того, как вести себя гражданам на случай появления таких «гостей».

«СП»: — Получится ли у Порошенко на этот раз? Прислушаются ли к нему на Западе?

— Давайте будем реалистами: Запад прислушивается к Порошенко только тогда, когда вожделения обитателей высоких брюссельско-вашингтонских кабинетов совпадают с желаниями Петра Алексеевича. Вот вам и ответ на вопрос о том, получится или нет: если нужно Западу, то он Порошенко спрашивать не будет, а прикажет, чтобы эта киевская ручная шавка Вашингтона в нужный момент заливисто тявкнула. Если же Порошенко не захочет исполнить священную волю Дядюшки Сэма — а кто он вообще такой, чтобы не хотеть? Найдётся другой на его место — и всё.

Источник

Комментариев пока нет