Запад Политика Империя добра

Открытие Госдепа: правда все-таки существует

25 апреля 2017
Начнем с того, что ругаться с американскими дипломатами необязательно. Можно и соглашаться, особенно если они делают философское открытие: правда как таковая (о том, что происходит в нашем мире) все-таки есть. А продолжим вот как: можно и нужно совместно эту правду выявлять — например, насчет того, была ли химическая атака в Сирии, а если была, то чья.

Начнем с того, что ругаться с американскими дипломатами необязательно. Можно и соглашаться, особенно если они делают философское открытие: правда как таковая (о том, что происходит в нашем мире) все-таки есть. А продолжим вот как: можно и нужно совместно эту правду выявлять — например, насчет того, была ли химическая атака в Сирии, а если была, то чья.

Не расстраивайте людей этими вашими фактами

У внешнеполитического ведомства США сейчас большие проблемы, выражающиеся в том, что его почти что нет. Ключевые должности там не заняты и не утверждены. В частности, наш герой — Брюс Уортон — называется «и.о. заместителя госсекретаря США по публичной дипломатии и связям с общественностью». Станет ли он полноценным заместителем — неясно.

Что не мешает ему как-то работать и выступать. Вот он и выступил в Гуверовском институте Стэнфордского университета (Калифорния) на семинаре «Публичная дипломатия в обществе постправды». О ней, постправде, и говорил. Доклад ко мне попал в бумажном варианте, а жаль, такие документы хотелось бы предложить читателю целиком, в виде ссылки.

«Постправду» Оксфордский словарь английского языка объявил «словом 2016 года». Он определяет ее как «обстоятельства, при которых объективные факты являются менее значимыми в процессе формирования общественного мнения, чем обращение к эмоциям и личным убеждениям».

В переводе с оксфордского на русский это означает ситуацию, когда правда не нужна, поскольку неприятна. Если какая-то часть какого-то населения уже имеет сложившиеся убеждения, то не лезьте к ней с правдой (то есть с этими вашими фактами). Только зря расстроите людей.

Вот мы нечто подобное и наблюдаем со стороны даже не наших «дипломатических партнеров», а скорее общественного мнения их стран. Например: Россия вмешивается в выборы глав государств по всему Западу. Или: Башар Асад — диктатор, истребляющий собственный народ и травящий его химическим оружием. Мы в ответ на такое говорим: дайте факты. Получаем в ответ: какие еще факты? Зачем? Ну не хотят наши люди добровольно воспринимать что-то, что может подорвать их сложившиеся убеждения. Убеждения, которые мы им и сформировали.

Брюс Уортон, конечно, Россию как виновную в насаждении «постправды» тоже упомянул. Но по большей части говорил о том, как бороться со всемирной пропагандой джихадистских экстремистов. Делился опытом, рассказывал, как еще при прежней республиканской администрации он и его пропагандистская команда выливали поток информации туда, куда раньше было направлено действие «пожарного шланга с потоками лжи», с тем чтобы «увести целевую аудиторию в более конструктивном направлении». Речь о Ближнем Востоке. И еще о том, что ведомству Брюса и его проектам нужно больше денег, чтобы они продолжали свою деятельность.

Я всецело поддерживаю его порыв: дайте Брюсу много денег. Хотя бы только за то, что он в своем докладе говорит нам: правда все-таки существует, даже в век постправды.

Давайте дружить

Надо быть большим оптимистом, чтобы, подобно Брюсу, сказать: «Факты на самом деле существуют. Они есть, и мы не можем без них… На этой стороне Атлантики опросы общественного мнения показывают, что американцы хотят правды, основанной на фактах».

А раз американцы хотят правды и существующих «где-то рядом» фактов, то чего же проще — дать им эти факты и эту правду.

Поскольку речь идет о внешнеполитическом ведомстве США, то есть о делах международных, тут очевидный повод на выявление правды налицо — история насчет химического оружия в Сирии.

Постправда — это (смотрите выше) сложившиеся личные убеждения, которые попробуй сдвинь фактами. А правда — ну, для начала надо выяснить, было ли вообще применено химическое оружие в Хан-Шейхуне, на территории, контролируемой вооруженной оппозицией, 4 апреля.

Если не было таких фактов, значит, химатаки не было. Но если они имели место и это подтверждается вещественными доказательствами, то — для продолжения — надо затем установить, кем такое оружие применялось. То же с вещественными доказательствами в руках. Например, можно поехать на аэродром сирийских ВВС в Эш-Шайрате (куда США уже запустили 59 «Томагавков») и найти там следы химического оружия.

Задокументировать их. Сравнить с теми, которые собраны (если собраны) в месте предполагаемой атаки. Вот, собственно, и все.

А дальше повторим новости последних дней. Россия (и Китай, и другие) предлагает ОЗХО — Организации по запрещению химического оружия — направить на места возможного преступления комиссию, причем состоящую из нейтральных экспертов (чьи общества не поражены постправдой). Организация не хочет. В частности, американцы не дают.

Президент Сирии Башар Асад отправляет письмо в ООН с просьбой прислать делегацию экспертов для расследования произошедшего в Хан-Шейхуне. Пока никто никого не прислал.

Российский представитель в ОЗХО (вот полный текст его выступления) показывает те самые фотографии, которые профессиональные фальсификаторы выдают за доказательства применения зарина. На фотографиях — свидетельства того, что это никакой не зарин (расширенные зрачки вместо суженных).

Американский эксперт, профессор Массачусетского технологического института Теодор Постол изучает другие фотографии из той же серии непонятно откуда взявшихся «доказательств» и видит на них железку, которая никак не могла быть сброшенной с воздуха (то есть сирийской авиацией), ее явно взорвали на земле.

Эксперты все никуда ехать не желают. Видимо, боятся обеспокоить жертв наступившей эпохи постправды: им факты не нужны, если они противоречат уже имеющимся убеждениям, что во всем виноваты президент Сирии и еще Россия.

Уважаемый Брюс Уортон, вы говорите, что американцы хотят правды, основанной на фактах. Американцы не одиноки. Мы хотим того же. А раз такое дело, то давайте, что ли, дружить и делать общее дело.

Источник 

Комментариев пока нет