Мир Политика А чего это вы там делаете, а?

Основатель Blackwater провел тайную встречу на Сейшельских островах

04 апреля 2017
В январе Объединенные Арабские Эмираты организовали секретную встречу между основателем частной военной компании Blackwater Эриком Принсом (Erik Prince) и доверенным лицом президента Владимира Путина в рамках очевидной попытки установить канал коммуникации между Москвой и избранным президентом Дональдом Трампом, о чем сообщили американские, арабские и европейские чиновники.

В январе Объединенные Арабские Эмираты организовали секретную встречу между основателем частной военной компании Blackwater Эриком Принсом (Erik Prince) и доверенным лицом президента Владимира Путина в рамках очевидной попытки установить канал коммуникации между Москвой и избранным президентом Дональдом Трампом, о чем сообщили американские, арабские и европейские чиновники.

По словам чиновников эта встреча состоялась 11 января, за девять дней до инаугурации Трампа, на Сейшельских островах в Индийском океане. Хотя, какие именно вопросы обсуждались на переговорах, неизвестно, ОАЭ согласились стать посредником в организации этой встречи, чтобы прощупать почву и выяснить, возможно ли убедить Россию свернуть сотрудничество с Ираном по некоторым вопросам, включая Сирию — это также является одной из целей администрации Трампа, достижение которой, вероятнее всего, потребует значительных уступок Москве в вопросе американских санкций.

Хотя Принс не играл никакой формальной роли во время предвыборной кампании Трампа и в переходной команде, он представился как неофициальный представитель Трампа высокопоставленным представителям властей ОАЭ, которые организовывали его встречу с доверенным лицом Путина, как рассказали чиновники, которые не сообщили имя россиянина.

Принс был убежденным сторонником Трампа. После республиканской конвенции он пожертвовал 250 тысяч долларов на предвыборную кампанию Трампа и на протрамповский специальный комитет политических действий, возглавляемый мегаспонсором республиканцев Ребекой Мерсер (Rebekah Mercer). Он поддерживает связь с ближним кругом Трампа, включая главного стратега и старшего советника президента Стивена Бэннона (Stephen K. Bannon). Сестра Принса Бетси Девос (Betsy DeVos) занимает пост министра образования в администрации Трампа. Кроме того, в декабре Принса видели в штаб-квартире переходной команды Трампа в Нью-Йорке.

ФБР тщательно изучает встречу на Сейшелах в рамках более широкого расследования о вмешательстве России в выборы США 2016 года и о предположительных контактах между доверенными лицами Трампа и Путина. В ФБР от комментариев отказались.

Встреча на Сейшелах, которая по словам одного чиновника продолжалась два дня, стала еще одним звеном в расширяющейся сети контактов между Россией и американцами, связанными с Трампом — контактов, которые Белый дом не хочет признавать и объяснять до тех пор, пока СМИ о них не сообщат.

«Нам ничего не известно ни о каких встречах, а Эрик Принс не играл никакой роли в переходной команде», — заявил пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер (Sean Spicer).

В своем заявлении представитель Принса отметил: «Эрик не играл никакой роли в переходной команде. Это совершеннейшая выдумка. Эта встреча не имела никакого отношения к президенту Трампу. Почему так называемое разведывательное сообщество, испытывающее нехватку ресурсов, занимается слежкой за американскими гражданами, в то время как им следует охотиться за террористами?»

Принс получил известность как основатель Blackwater, частной военной компании, ставшей символом преступлений американцев в Ираке после целой серии инцидентов, включая инцидент 2007 года, когда бойцов этой компании обвинили — а затем признали виновными — в убийстве мирных жителей на многолюдной площади одного из иракских городов. Позже Принс продал свою компанию, которая сменила свое название, но продолжила выстраивать частную военизированную империю, заключая контракты по всему Ближнему Востоку и в Азии. Теперь Принс возглавляет гонконгскую компанию Frontier Services Group.

У Принса слишком противоречивое прошлое, чтобы он мог занять какой-либо официальный пост в переходной команде или в администрации Трампа. Однако его связи с советниками Трампа, его опыт ведения тайной работы и налаживания отношений с монархами Эмиратов — куда он переехал в 2010 году из-за множества проблем с законом в США — помогли сделать его идеальным посредником.

Встрече на Сейшелах предшествовали частные дискуссии, проходившие в Нью-Йорке с участием высокопоставленных представителей Трампа, Москвы и Эмиратов.

Белый дом признал, что Майкл Флинн (Michael T. Flynn), бывший советник Трампа по вопросам национальной безопасности, а также советник Трампа и его зять Джаред Кушнер (Jared Kushner) встречались с российским послом в США Сергеем Кисляком в Нью-Йорке в конце ноября или в начале декабря.

Вместе с Бэнноном Флинн и Кушнер провели встречу с кронпринцем Абу-Даби ибн Зайд Аль Нахайяном, который, по словам американских, арабских и европейских чиновников, согласившихся дать интервью на условиях анонимности, тайно приехал в Нью-Йорк в конце декабря.

В нарушение протокола, что является крайне необычным, кронпринц не уведомил заранее администрацию Обамы о своем визите, хотя о нем все равно узнали, поскольку имя кронпринца было указано в полетном листе.

По словам чиновников, ибн Зайд и его брат, советник по вопросам национальной безопасности в РАЭ, организовали встречу с представителями российского правительства на Сейшелах, чтобы способствовать установлению неофициального канала коммуникации между Трампом и Путиным.

По словам чиновников ибн Зайд хотел помочь лидерам обеих держав наладить более тесное сотрудничество — кронпринц уже давно преследует эту цель. Учитывая, что ОАЭ считает Иран одним из своих главных противников в регионе, власти страны разделяют желание США вбить клин между Москвой и Тегераном.

Ибн Зайд дважды встречался с Путиным в 2016 году и призывал российского лидера к более тесному сотрудничеству с ОАЭ и Саудовской Аравией — в попытке изолировать Иран.

В момент встречи на Сейшелах и в течение нескольких недель после нее ОАЭ полагали, что Принс взял на себя роль неофициального представителя с благословения новой администрации. Россию на встрече представлял человек, который, по мнению ибн Зайда, был доверенным лицом Путина.

Расследование связей с Россией

В момент встречи на Сейшелах официальные контакты между членами новой администрации Трампа и российским правительством находились в центре внимания федеральных следователей и СМИ.

За неделю до этой встречи на Сейшелах американские разведывательные агентства опубликовали доклад, в котором они обвинили Россию во вмешательстве в ход президентских выборов 2016 года с целью помочь Трампу одержать победу.

ФБР уже занималось расследованием контактов Флинна и Кисляка. Дэвид Игнатиус (David Ignatius) из издания Washington Post впервые написал об этих контактах 12 января, примерно в момент встречи на Сейшелах. Позже Флинн подал в отставку в связи с обвинениями в том, что он ввел в заблуждение вице-президента Майка Пенса относительно содержания своих переговоров с российским послом.

Посол ОАЭ в Вашингтоне Юссеф аль Отайба (Yousef Al Otaiba) от комментариев отказался.

Правительственные чиновники на Сейшелах сообщили, что им не было известно о январской встрече представителей Трампа и Путина. Однако они добавили, что роскошные отели острова являются идеальным местом для тайных встреч, подобных той, о которой говорят американские, арабские и европейские чиновники.

«Я бы совсем этому не удивился, — сказал Барри Фор (Barry Faure), министр иностранных дел Сейшел. — Сейшельские острова являются тем местом, где вы можете хорошо провести время вдали от пристальных взглядов СМИ. Это даже в наших рекламных буклетах печатают. Однако я полагаю, на этот раз вам удалось что-то разнюхать».

Трамп назвал расследование роли России в президентских выборах 2016 года «фейковыми новостями» и «охотой на ведьм».

Уровень секретности вокруг сейшельских переговоров, по всей видимости, был необычайным, принимая во внимание частоту, с которой высокопоставленные советники Трампа, включая Флинна и Кушнера, взаимодействовали с российскими чиновниками на территории США, в том числе в Башне Трампа.

Стивен Саймон (Steven Simon), который был директором по делам Ближнего Востока и Северной Африки в Совете национальной безопасности при администрации Обамы, сказал:

«Идея использования деловых связей или людей, которых считают доверенными лицами политических лидеров, стара как мир. Такие неофициальные каналы являются очень полезными и нужными, в первую очень потому что их наличие можно легко отрицать. Они позволяют обсуждать и проверять на практике идеи, не опасаясь неудачи».

Нынешние и бывшие американские чиновники утверждают, что, хотя Принс не играл непосредственной роли в переходной команде Трампа, его имя настолько часто всплывало во внутренних дискуссиях, что казалось, будто он является неким внешним советником, чье мнение учитывается при решении самых разных вопросов, включая планы по перестройке разведывательного сообщества.

Он, по всей видимости, поддерживает тесные связи с Бэнноном: в прошлом году он много раз выступал в качестве гостя в радиопередаче Бэннона, а также часто упоминался в статьях на сайте Breitbart, которым руководил Бэннон до начала работы в предвыборном штабе Трампа.

В своем июльском интервью в программе Бэннона Принс сказал, что тем людям, которые хотят видеть во главе США сильного лидера, стоит «дождаться января и надеяться, что Трампа изберут». Он также раскритиковал президента Обаму, сказав, что из-за его политики «террористы, фашисты побеждают».

За несколько дней до ноябрьских выборов Принс снова выступил в программе Бэннона, где он рассказал, что, по словам его источников в полицейском департаменте Нью-Йорка, полиция готовится произвести несколько арестов в рамках расследования, начатого против бывшего конгрессмена Энтони Вайнера (Anthony Weiner) в связи с обвинениями в сексуальных домогательствах по отношению к несовершеннолетней. Флинн опубликовал ссылку на доклад Breitbart по этому делу. Никаких арестов не было.

Принс продолжил выступать с необоснованными обвинениями, заявив, что компрометирующие материалы на компьютерах Вайнера указывают на причастность Хиллари Клинтон и ее близкого советника Хумы Абедин (Huma Abedin), которая была замужем за Вайнером. Он также заявил, что Абедин является «агентом влияния, симпатизирующим Мусульманскому братству».

В 2016 году Принс и члены его семьи стали главными спонсорами Республиканской партии. По данным Центра ответственной политики, его семья пожертвовала более 10 миллионов на нужды кандидатов от Республиканской партии и специальных комитетов политических действий, включая 2,7 миллиона долларов, пожертвованных его сестрой, Девос, и ее супругом.

Отец Принса, Эдгар Принс (Edgar Prince), заработал состояние на продаже запчастей для автомобилей. Бетси вышла замуж за Ричарда Девоса (Richard DeVos), наследника состояния Amway.

Эрик Принс подписал очень прибыльные контракты с правительством ОАЭ, которое однажды заплатило его компании 529 миллионов долларов, чтобы она помогла в поиске иностранных боевиков, которые должны были войти в состав внутренних военизированных формирований, способных проводить секретные операции и защищать объекты Эмиратов от террористических атак.

Иран в центре внимания

Администрацию Трампа и ОАЭ тревожит Иран. По словам нынешних и бывших чиновников, на протяжении всего переходного периода советники Трампа искали способы убедить Москву разорвать связи с Ираном.

«Разрыв связей России и Ирана был часто обсуждаемой темой, — сказал один бывший чиновник разведывательного ведомства администрации Обамы, который встречался с членами переходной команды Трампа. — Создавалось впечатление, что все продумано не слишком хорошо. Казалось, все это несколько преждевременно. Несомненно, у них была конкретная политическая позиция, которую я находил довольно странной, учитывая то, что у них еще не было полной власти и что они не обсудили с американским правительством плюсы и минусы такого подхода».

Бывший посол США в Москву Майкл Макфол (Michael McFaul) сообщил, что он тоже обсуждал с людьми, близкими к администрации Трампа, перспективы попыток ускорить разрыв связей России и Ирана. «Когда я слышу об этом, я думаю: да, это, конечно, отлично, вот только зачем Путину это вообще делать?— отмечает Макфол. — Россия совершенно не заинтересована в том, чтобы это делать. У них давние отношения с Ираном. Они вместе с ним сражаются в Сирии. Россия продает оружие Ирану. Иран — это важный стратегический партнер России на Ближнем Востоке».

Как сообщают чиновники, после нью-йоркской встречи представителей Эмиратов и Трампа к ибн Зайду подошел Принс, заявивший, что он является неофициальным представителем избранного президента. Он хотел, чтобы ибн Зайд организовал встречу с доверенным лицом Путина. Кронпринц согласился и предложил в качестве места встречи Сейшелы, поскольку там они смогут обеспечить необходимую секретность. «Он хотел помочь», — сказал один чиновник, имея в виду кронпринца.

Богатые россияне и члены королевской семьи ОАЭ часто бывают на Сейшелах. Рекламные вывески, предлагающие глубоководную рыбалку, написаны кириллицей. Российскому миллиардеру Михаилу Прохорову принадлежит Северный остров, куда принц Уильям и герцогиня Кембриджская Кэтрин ездили в свой медовый месяц. Шейх Халифа ибн Зайд аль-Нахайян (Khalifa bin Zayed al-Nahyan), президент ОАЭ, выстроил на вершине холма дворец, из окон которого открывается вид на все острова архипелага.

За последние несколько лет ОАЭ предоставили Сейшелам сотни миллионов долларов на здравоохранение и строительство доступного жилья. И когда на Сейшелы приезжают члены королевской семьи, об этом почти никто не знает.

«К их частному вертолету на посадочной площадке подъезжает джип, и они исчезают», — сказал один из сейшельских чиновников, который согласился дать интервью на условиях анонимности.

По словам сейшельских чиновников кронпринц ибн Зайд владеет долей в Seychelles' Four Seasons, компании, которой принадлежат частные виллы на южном побережье основного острова, выходящие на Индийский океан. У этого отеля, который расположен на большом расстоянии от общественных дорог, свой частный пляж.

По словам нынешних и бывших американских чиновников, тесно работавших с ибн Зайдом, он не стал бы организовывать встречу 11 января, не получив заблаговременно зеленый свет от главных советников Трампа и Путина, если не от самих лидеров. «Кронпринц очень осторожен, — сказал один американский бизнесмен, который знаком с ибн Зайдом и который согласился дать интервью на условиях анонимности. — Должно быть, он получил согласие».

Представители ОАЭ и России сочли встречу на Сейшелах продуктивной, однако от идеи проведения дополнительных встреч между Принсом и доверенными лицами Путина отказались. По словам чиновников, даже неофициальные контакты между помощниками Трампа и Путина теперь несут в себе огромные политические риски.

Источник

Комментариев пока нет