Запад Политика

Как граждане с европейскими паспортами теракты устраивали

18 ноября 2015
Теперь можно уже точно сказать, что теракты, совершенные в Париже, устроили не мигранты, против которых последние месяцы так яростно митинговали жители Евросоюза, требуя изменить миграционное законодательство. Теракты совершили граждане с европейскими паспортами. Да-да, это были коренные жители Европы, которые должны были ценить европейские ценности, но вместо этого почему-то обвесились поясами шахидов, прихватили автоматы Калашникова и пошли убивать.

Театр «Батаклан», уютные кафе на бульваре Вольтер, улицы Шарон и Биша, площадь Республики… Сегодня эти названия знает весь мир. Но еще неделю назад они были известны только коренным парижанам. Среди них оказались и те, кто наносил террористические удары по Парижу 13 ноября. Им было хорошо известно, где и как проводят пятничные вечера настоящие французы.

"Ну мне как-то не по себе от двух вещей: 1) Затронут только правый берег, это подозрительно; 2) Выбирают такие типично парижские места, где туристов и нет вовсе, так что знают, что делают".

Такую запись на своей странице в Фейсбуке сделала российская иммигрантка Екатерина Емельянова, вот уже пять лет живущая во Франции. О том, что подобные теракты могли совершить только люди, проживающие в Париже и хорошо ориентирующиеся в городе, сразу поняли и специалисты. Полиции Франции уже удалось идентифицировать некоторых террористов. 

Например, один из смертников Измаил Мастефай.

Как оказалось, он родился во Франции в 1985 году. Можно сказать, коренной парижанин. Кстати, отец террориста тоже родился во Франции. Пока неизвестно, знал ли отец террориста о планах сына, но окружающие точно никогда бы не сказали. Ведь смертник, отец двоих детей, работал пекарем в парижской булочной, увлекался футболом и музыкой. Журналисты нашли видео, снятое в 2009 году, где Мастефай читает рэп. 

 

Правда, любовь к музыке была не главной в его жизни. С 2004 по 2010-е годы Измаила неоднократно задерживали за мелкие преступления. В 2013 году, после поездки в Сирию, Мастефай был занесен в картотеку спецслужб. Правда, дальше этого дело не пошло. Впрочем, те, кто его знал лично, утверждают, что Измаил не был похож на террориста.

"Он был очень добрый. Его семья жила неподалеку. Его мама была очень доброй женщиной и всегда угощала нас пирогами на Рамадан. Мы все были в шоке, когда узнали о случившемся". 

 

Кстати, два других смертника тоже ничем террористов не напоминали. Например, 28-летний Сами Амимур также родился и вырос во Франции, работал водителем автобуса. 

Сами Амимур

Жил он в парижском пригороде Дранси, был гражданином Франции, как и 20-летний Биляль Хадфи, чья личность пока еще не установлена. 

Биляль Хадфи

Помимо граждан Франции, среди террористов были и трое обладателей бельгийских паспортов. Вот один из смертников – 31-летний Ибрагим Абдеслам, гражданин Бельгии. Он подорвал себя на бульваре Вольтера в кафе «Comptoir Voltaire». 

Ибрагим Абдеслам

Полицейским удалось обнаружить его квартиру в северо-восточном пригороде Парижа. Брат Ибрагима, 26-летний Салах Абдеслам, тоже принимал участие в теракте. Предположительно он жив и объявлен в розыск. Третий брат Мухаммед арестован в Брюсселе за пособничество.

Здесь же, в Бельгии, до недавнего времени проживал и предполагаемый организатор теракта – бельгийский гражданин, выходец из Марокко Абдельхамида Абаауд. 

Абдельхамида Абаауд

Абдельхамиду Абаауду 28 лет. До терактов 13 ноября он преспокойно жил в брюссельской коммуне Моленбек-Сен-Жан. Ранее он возглавлял экстремистскую группировку в городе Вервье, которая была ликвидирована в январе этого года.

Кроме Абдельхама Абаауду, замеченного в террористической организации, остальные смертники казались вполне обычными европейскими жителями. Все эти террористы – потомки мигрантов прошлой волны, которые приехали в Европу еще 30-40 лет назад.

Как получилось, что эти люди стали безжалостными убийцами жителей своего родного города? Откуда в них появилась ненависть к тем, с кем они бок о бок жили с рождения? Эксперты говорят, что, несмотря на то, что террористы родились и выросли на Западе, европейцами они так и не стали, несмотря на многочисленные попытки правительства сделать их частью европейского общества.

Все эти террористы – потомки мигрантов волны  80-х годов. Самым неудачным примером по ассимиляции мигрантов является Германия. В 1991-ом году в стране был принят Закон об иностранцах. Главной целью он ставил интеграцию иностранцев в немецкое общество. Иностранных рабочих стимулировали изучать немецкий язык, официально трудоустраиваться и соблюдать законы Германии. При соблюдении этих условий они могли получить долгосрочный вид на жительство. 

В 2000 году был принят еще один закон, по которому родившийся у мигрантов ребенок и проживший в стране больше 8 лет автоматически получал немецкое гражданство. Однако, привыкнув к тому, что правительство Германии предоставляет многочисленные социальные пособия, помогает с поиском работы и жилья, мигранты поняли: для того, чтобы комфортно жить в Европе, вовсе не обязательно принимать западные ценности и нормы. Они продолжили жить своими анклавами. Более того, с каждым годом они становятся все больше. Ведь рождаемость у мусульман в среднем в три раза выше, чем у европейцев. 

Сегодня население Европы пребывает в шоке. Ведь если второе поколение мигрантов до сих пор остается для жителей ЕС чужаками, то что говорить о тех, кто только приехал? А их с каждым днем становится все больше. Только за сентябрь в Германию прибыло 200 тысяч беженцев. Маленькая Бельгия всю осень регистрирует по две тысячи мигрантов в неделю. Но хуже всего обстановка во Франции. Там число иммигрантов называют угрожающим  20% от всего населения. Неофициально – в три раза больше. Специалисты уверяют: во Франции уже давно существует государство в государстве.

 

 

Сейчас в Париже и не встретишь европейского лица. Так, например, «Маленькая Африка» находится в квартале Гут д'Ор. Здесь каждый второй – родом из Алжира, Сенегала или Конго. 

Мало того, столица Франции уже давно негласно поделена на зоны влияния: 13 округ облюбовали китайцы, у Восточного вокзала живут пакистанцы, турки и выходцы из Бангладеш. Есть кварталы вьетнамцев и ливанцев. У них здесь свои магазины, свои парикмахерские и свои школы.

Так, в начале ноября 2015 во французском городе Страсбург была открыта первая мусульманская школа. Официально это обычное учебное заведение, где детям преподают стандартный набор предметов. Однако в факультативную программу входит арабский, турецкий и, конечно, углубленное изучение религии.
 

 

И если школа в Страсбурге существует меньше месяца, то в Лилле – уже 13 лет. Сегодня во Франции 58 частных мусульманских школ. Каждая из них обучает до нескольких сотен учеников. Более того, учебные заведения для мигрантов претендуют на равное положение с обычными европейскими школами.
Мусульманские школы и колледжи даже ролики снимают, чтобы привлечь к себе должное внимание. Например, видео сделало руководство мусульманской школы в Сен-Дени в 9 км от Парижа. 

 

Таким способом оно решило привлечь внимание к проблеме отсутствия финансирования. В качестве аргументов директор приводит информацию, что 90% католических школ во Франции получают средства от государства, а они, несмотря на «отличные оценки», нет. 
"Они не хотят финансировать мусульманские школы, потому что они вдохновляют другие мусульманские общины. Мы не можем существовать без финансирования. А после того, как нам в нем отказали, мы больше не будем давать возможность инспектировать нашу школу". 
После таких заявлений становится понятно – контролировать, что именно происходит за закрытыми дверьми мусульманских школ, с каждым годом становится все труднее.
А желающих там обучаться там – все больше. Две мусульманские школы открыли свои двери 1 сентября во французском Нантере. И, по заявлению местных СМИ, были буквально взяты штурмом. На 150 вакантных мест претендовало целых 500 школьников!
 
Эксперты отмечают: это целая армия молодых людей, воздействовать на неокрепшие умы которых не составляет никакого труда. Им можно внушить все, что угодно. Это прекрасный способ воспитывать детей в «нужном» ключе, внушая ненависть к чуждой им европейской культуре.

 Долгое время чиновники на это внимания не обращали. Более того, даже после произошедших терактов некоторые из них, например, председатель европейской комиссии Жан-Клод Юнкер, продолжают настаивать на приеме беженцев с Ближнего Востока.

 "Мы не должны смешивать разные категории людей, которые приезжают в Европу. Мы не можем относиться к настоящим беженцам так же, как к тем, кто устроил теракты в Париже".

Только вот беженцы, а это по большей части молодежь, представляют огромную опасность для Европы. И встречать их с распростертыми объятиями было большой ошибкой политиков Евросоюза.

Комментариев пока нет

Новости партнёров