Мир Политика

Опасаясь русского медведя доверились акулам капитализма и османскому волку - ползучая экспансия Турции в Аджарию.

21 мая 2018

На фоне ухудшения отношений с НАТО и ЕС, Турция проводит активную региональную политику в регионе Южного Кавказа, целью которой является усиление влияния Анкары на этом направлении.

Во внешней политике Турция пользуется хорошо известной политологам доктриной неоосманизма, то есть, экономическим, религиозным и политическим «мягким» вовлечением стран и регионов, когда-то входивших в состав Османской империи. Кавказская политика Турции, даже среди американских «ястребов» считается весьма экспансионистской, в особенности в отношении Грузии.

Как известно Турция, располагает разветвленной агентурной сетью и агентами влияния во многих властных, силовых и политических структурах Грузии. Эксперты отмечают, что из различных источников появляется информация, что Турция заинтересована в дистанцировании Аджарии от Грузии и в политической самостоятельности автономии. Информационные материалы по Аджарии, публикуемые различными СМИ, показывают явную заинтересованность турецких структур по мониторингу общественного мнения грузинского населения по поднимаемой проблематике.

Необходимо понимать, что Турция, являясь страной – членом НАТО, публично оказывает содействие Грузии по ее пути к вступлению в альянс. В свою очередь Грузия зашла достаточно далеко в вопросах интеграции в НАТО и Европейский союз. Как заявил генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, «в НАТО становится больше Грузии и в Грузии становится больше НАТО».

Это позволяет Турции проводить в отношении Грузии неоднозначную политику. На протяжении многих лет Грузия представляет Турцию как своего надежного партнера, который всячески одобряет ее стремления в НАТО.

Но вместе с тем, Грузия постоянно ожидает от Турции неожиданных событий, в том числе в отношении Аджарии и мусульманского населения в Квемо-Картли. Эти опасения и недовольства усилением влияния и присутствия Турции в стране испытывают не только в политическом руководстве и правительстве, но и среди различных слоев населения.

В тоже время, по мнению социологов, грузинские элиты весьма презрительно относятся к Азербайджану, но вынуждены рассматривать его как своего партнера. В настоящее время Грузия не имеет иных возможностей укрепить свои позиции в регионе без тесных отношений с Турцией и Азербайджаном, пока она не будет принята в НАТО или не найдет более серьёзного союзника в регионе.

В НАТО, как и в США, рассматривают турецко-грузинские отношения как составную часть региональной стратегии Турции, которая осуществляется в различных регионах с целью закрепления позиций Турции на Ближнем Востоке, на Балканах и в Южнокавказском регионе.

Однако, со временем, когда Турция все больше имеет противоречий с США и НАТО, положение Грузии становится все более шатким из-за этого партнерства. Само положение Турции по отношению к Западному сообществу все сильнее переползает через черту проблемного партнера в состояние крайне ненадежного, что оказывает негативное влияние и на Грузию, и определенная напряженность в отношениях с Турцией в последний период чувствуется все больше.

Батуми с населением 150 тысяч человек является столицей Автономной Республики Аджария, расположенной на юго-западе Грузии. Аджария входила некогда в состав Османской империи, но затем турки уступили ее Российской империи в 1878 году. Однако в последние 15 лет в этот регион полились рекой турецкие инвестиции, и сегодня центр и прибрежная часть Батуми блистают новыми шикарными отелями и казино, построенными в основном на турецкие деньги. Правительство Грузии не публикует данных относительно конкретных объемов турецких вливаний в местную экономику, но, по словам бывшего чиновника местной администрации, они составляют 80-90% от общего объема иностранных инвестиций.

Периодические заявления турецких политиков относительно турецкой принадлежности Батуми и Аджарии вызывают беспокойство грузинской общественности.

По мере роста своего делового присутствия Турция стремится увеличить и политическое влияние на эту ранее принадлежавшую ей территорию. Эрдоган стал уделять все больше внимания аджарским вопросам, поддержав, например, строительство новой мечети в Батуми и обратившись к грузинскому правительству с просьбой закрыть казино в этом городе. В феврале 2017, в результате критики со стороны турецких чиновников, грузинские власти закрыли школу в Батуми, связанную с Фетхуллахом Гюленом.

«Руку Турции» ряд представителей общественности усмотрели и в беспорядках, которые вспыхнули в Батуми в начале марта 2017 года. Ситуация в городе обострилась после того, как патрульный полицейский оштрафовал водителей за нарушение правил парковки. Свидетели этой процедуры выразили протест, который затем перерос в масштабную акцию протеста и беспорядки. Властям пришлось принять меры по разгону акций протеста, задержанию зачинщиков и наведению порядка. И хотя правящая партия открыто обвинила в организации «попытки переворота» своего главного оппонента — «Единое национальное движение» (активисты которого действительно поддержали участников батумских беспорядков), ряд экспертов не исключил, что эти беспорядки могли исходить из соседнего государства.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, выступая осенью 2017 года в городе Ризе неподалеку от грузинской границы, упомянул Османскую империю и заявил, что интересы Анкары совпадают — по крайней мере, эмоционально — с интересами Блистательной порты.

«Наши физические границы отличаются от границ в нашем сердце», — сказал он, добавив в качестве примера: «Разве можно отличить Ризе от Батуми?» Упоминание Батуми, второго по численности населения города Грузии, прошло почти незамеченным в международных СМИ. Но в Грузии оно произвело переполох и вызвало вопросы о том, что Эрдоган имел в виду под «границами в нашем сердце». Посол Турции в Тбилиси вынужден был пояснить, что грузины «неправильно поняли» слова турецкого президента. «Турция является единственным соседом Грузии, не имеющим к ней территориальных претензий, — сказал посол Левент Гюмрюкчю. — Батуми — это Грузия, а Ризе — Турция, и так будет всегда».

Раздражение относительно Турции наиболее ярко проявилось в виде общественного противодействия строительству новой мечети в Батуми. Сейчас в городе действует только построенная в XIX веке мечеть «Орта», которая, по словам мусульманских лидеров, не способна вместить всех приходящих верующих. Одним из вариантов — который поддерживался Турцией — было восстановление существовавшей здесь ранее османской мечети, которую планировалось назвать в честь одного из турецких султанов. Но этот план столкнулся с мощным сопротивлением со стороны общества, в значительной мере по причине антитурецких настроений, включая беспочвенные слухи, что мечеть собирались построить на месте погребения грузинских солдат, воевавших в рядах советской армии против Турции в 1921 году. Было решено не восстанавливать османскую мечеть, а построить новое сооружение исключительно на грузинские деньги, хотя никаких конкретных планов до сих пор нет.

Неизвестно, во что выльется ползучая экспансия Турции, однако уже сейчас ясно одно – политика по самоотверженной интеграции в структуры НАТО и ЕС для Грузии сыграла злую шутку. Грузия усиленно боролась с мифической российской угрозой ради богатых денежных потоков с запада, и открыла для себя, что их помощь не бескорыстна. В итоге, вместо равноправных отношений с Россией (ни Армения, ни Беларусь, ни Казахстан от тесного сотрудничества с Россией не теряют ни политического и экономического суверенитета), Грузия получила глубокую финансовую зависимость от западных денег, и Турцию, под маской «друга по НАТО» неумолимо запускающую щупальца в Аджарию.

Направленность: демонстрация усиливающегося влияния Турции на ситуацию в Аджарии, негативных последствий сотрудничества Грузии со странами НАТО.

Комментариев пока нет