Мир Политика Похищение Европы

Как сегодня выглядят истинные арийцы

06 апреля 2016
Европейский Союз, скорее всего, скоро развалится. Конечно, мгновенный крах маловероятен. Но то, что это так или иначе случится, уже почти никого не удивляет.

Сегодня около полумиллиона беженцев проживают в Германии без регистрации в государственных учреждениях. Многие иммигранты не подают заявления на предоставление убежища, опасаясь отказа и последующей депортации.

Глава Ведомства по миграции и беженцев ФРГ Франк-Юрген Вайзе заявил в середине марта, что немецкие власти в течение года получат точную информацию о том, кто пребывает в Германии в качестве беженцев, а кто - под видом беженцев. Вайзе считает, что число иммигрантов, прибывших в ФРГ для получения убежища в 2015 году и оставшихся в стране, колеблется в пределах 1,2 миллиона человек.

На фоне резкого увеличения притока мигрантов рейтинг партии ХДС (Христианско-демократический союз), возглавляемой федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель, упал до рекордно низких отметок.В ходе региональных выборов, прошедших в марте 2016 г. в землях Рейнланд-Пфальц, Баден-Вюртемберг и Саксония-Анхальт, партия Меркель не смогла выиграть в 2 землях из 3. В Баден-Вюртемберге выиграла партия "Зеленых", в Рейнланд-Пфальце – социал-демократы (СДПГ). Многие избиратели проголосовали за ультраправую "Альтернативу для Германии" (АдГ, AfD). 

 И это неудивительно. По всей стране десятки университетов предлагают бесплатные классы для беженцев - обычно курсы являются бесплатными для немцев, а лиц, ищущих убежища, как правило, обязывают платить взнос. Университет Гумбольдта в Берлине является одним из нескольких университетов, решивших зачислять беженцев в качестве приглашенных студентов.

А во Франции из-за беженцев начали сбегать из страны... миллионеры. 10 тысяч богачей решили перебраться в Великобританию, США, Канаду, Австралию и Израиль. Вот вам и национальная гордость. 

От чего бегут миллионеры? Согласно опубликованному New World Wealth отчету, главным основанием для отъезда из Франции стала межконфессиональная напряженностьТеракты в Париже, мусульманские экстремисты, живущие среди рядовых обывателей, поток мигрантов из Африки и Ближнего Востока - все это заставило французских миллионеров бежать из своей страны и уезжать к извечным противникам англосаксам. 

Из Австрии поступают сообщения о столкновениях между полицией и беженцами на альпийском перевале Бреннер на границе с Италией. Тысячи человек собираются на пограничном пункте, протестуя против закрытия европейских границ для мигрантов. 

Беженцы, «запертые» в Греции после закрытия балканского пути миграции, протестуют против их выдачи Турции, где, как оказалось, беженцев отстреливают. В пункты размещения то и дело стекаются десятки человек, чтобы подать ходатайства о предоставлении убежища и заблокировать процесс возвращения. 

                           

В то время как жители периферийных стран Европы, Азии и Африки с восторгом и завистью смотрят на Запад, готовые на все ради европейской мечты, в сердце Европы идут процессы, диссонирующие с привлекательной картинкой европейской жизни.

Европа вновь оказывается расколотой из-за миграционного кризиса: богатый Север против бедного Юга; Восток против Запада; Великобритания против остальных; ответственное лидерство Германии в ЕС или же её жёсткий диктат. Кризис беженцев становится сверхиспытанием на прочность и стрессоустойчивость, которое должно одновременно выявить все моральные и политические линии разлома Европейского Союза.                                                                                                                                

За последние шесть десятилетий политика организации была выработана в результате разрешения конфликтов между государствами-членами. И всё же этот кризис, кажется, более глубокий, более острый, более запутанный и более ядовитый, чем любой другой кризис, с которым сталкивалась Европа. Речь идет не о валюте или о взносах на субсидии сельскому хозяйству, а о ключевых вопросах, затрагивающие общие для ЕС принципы гуманизма и солидарности, которые призваны олицетворять организацию. Кризис беженцев угрожает усложнить и другие экзистенциальные проблемы Европы: греческий долг и выживание еврозоны как таковой, реформа Шенгена и референдум в Великобритании касательно выхода из единой Европы в 2016 году.   

                                                                                                      

Все страны в Европе, многие политические партии и политические династии сейчас разделены и не имеют единого ответа на то, как Европа должна реагировать на этот масштабный миграционный кризис, самый крупный из всех случавшихся на континенте за последние 70 лет. Тут нет простых ответов. Проблема будет лишь ещё сильнее усугубляться. Некоторые из водоразделов отражают расхождения в анализе и стратегии, в географии или экономической мощи. Другие же произрастают из тёмных глубин крайнего национализма и расовой ненависти. Разногласия - это одно. Непримиримые различия - совсем другое.

Ангела Меркель стала настоящей гуманитарной феей для беженцев, однако некоторые европейские правительства видят в её моральном лидерстве авантюризм и инфантильность. Они уверяют, что её тёплая позиция по отношению к беженцам так же германоцентрична, как и её неумолимый подход к Греции. Меркель открыто обвиняют в непонимании интересов и задач единой Европы.       

                                

                                  

Не меньше проблем и с Восточной Европой, страны которой согласились принимать только беженцев-христиан в очень ограниченных количествах – прессинг со стороны Брюсселя, настаивающий на большей инклюзивности, будет огромным, что, естественно, создаст новые проблемы для европейского единства. Подливает масла в огонь, в частности, премьер Венгрии Виктор Орбан, заявлявший об “исламском нашествии в Европу”.                                                                                                                  

Несмотря на наличие в ЕС правовой основы, которая регулирует процесс предоставления статуса беженца, данная система уже не раз показывала свою неэффективность опять же из-за раскола внутри организации. Дублинская конвенция, подписанная в 1990 и вступившая в силу в 1997, подразумевает, что любой беженец, попавший на территорию ЕС, должен ходатайствовать о предоставлении убежища в той стране, где он или она изначально оказался. Цель конвенции заключается в предотвращении попыток беженцев перебраться в более благоустроенные страны Европы. Из-за этого южные и восточные страны ЕС жалуются, что они вынуждены целиком нести на себе бремя средиземноморской миграции. Северные страны выразили сочувствие, но не более того. Очевидно, что при таком раскладе южные страны ЕС не спешат предоставлять статус беженца новоприбывшим мигрантам, а спешат поскорее сбагрить их на более богатый север. 

                                                                                                                            

         

Сражаясь с мощнейшей гуманитарной катастрофой, Европейский Союз находится в опасной близости от возможности развалиться. Конечно, мгновенный крах маловероятен. Скорее всего, возникнет ускорение существующей тенденции к разделу на «ядро» и «периферию», а это может иметь непредсказуемые последствия в будущем.

Комментариев пока нет

Новости партнёров