Соседи Политика

И кто теперь виноват?

19 апреля 2016
Польский телеканал TVN24 опубликовал на своем сайте новую аудиозапись и расшифровку того, что происходило в последние 38 минут полета в кабине пилотов Ту-154, в результате крушения которого под Смоленском в 2010 году погиб президент страны Лех Качиньский.

Благодаря новой версии удалось получить на 30–40% больше информации. Запись позволяет понять ситуацию в кабине и доказывает, что пилоты проигнорировали многочисленные предупреждения, – отмечает телеканал.

За полчаса до трагедии о плохих погодных условиях и видимости на расстоянии только 400 метров пилотов информирует белорусский диспетчер в Минске, после чего летчики критически отзываются о польской метеослужбе. Пилоты не меняют курс и обсуждают предстоящий план мероприятий в Катыни. В какой-то момент российские диспетчеры интересуются, сколько топлива у них осталось и какие предусмотрены запасные аэродромы.

За 16 минут до катастрофы пилоты получают предупреждение от коллег с самолета Як-40, который приземлился в Смоленске перед Ту-154М. «Нам удалось сесть в последний момент. Скажу честно, можете попробовать, – сказал пилот Як-40. – Если не получится со второго раза, я предлагаю вам лететь в Москву или еще куда-то».

Пилоты обсуждают сложившуюся ситуацию, передают информацию главе протокола. «Мы будем пытаться до последнего», – заявил в итоге командир корабля.

Небольшая часть того, что содержится в аудиозаписи:

В 10.17 первые признаки тревоги появились у командира: "Плохо, появился туман, неизвестно, сядем ли". В этот момент в кабине находилась бортпроводница, которая отреагировала на реплику пилота вопросом "Да?". Слышны слова неустановленного абонента (позже станет известно, что это был директор диппротокола МИД Польши Мариуша Казана): "А если мы не сядем, тогда что?" "Упадём", - мрачно пошутил командир, ещё не зная, что этому печальному прогнозу суждено сбыться всего через 23 минуты. Казана поинтересовался наличием топлива. "У нас около 13-12,5 тонны", - ответил штурман.

На часах 10.19. Командир президентского борта решил продолжать движение к Смоленску. "Мы подойдём и посмотрим", - говорит он, имея в виду наличие тумана. "Подойдём и посмотрим", - вторит ему второй пилот.

В 10.26 командир корабля произносит ключевую фразу: "Господин директор, появился туман. В данный момент в тех условиях, которые сейчас есть, мы сесть не можем. Попробуем подойти, сделаем один заход, но, скорее всего, ничего из этого не получится". Что ему говорят в ответ, не слышно. Но командир продолжает: "Если окажется... (далее неразборчиво), тогда что будем делать?" И снова тревожно: "Топлива нам так много не хватит для того... (далее неразборчиво)".

10.38. До аэродрома остаётся полмили. На борту всё спокойно. Отдаются только технические команды, связанные с посадкой. Через минуту в кабине слышен голос главкома польских ВВС генерала Анджея Бласика. Он читает какую-то инструкцию: "Механизация крыла предназначена для (далее неразборчиво)". Кроме генерала в кабине находится директор Казана, но то, что он говорит, звучит неразборчиво. До катастрофы - две минуты.

10.39. Звучит сигнал тревоги, предупреждающий об опасном сближении с землёй. Но экипаж не обращает на это внимания. В 10.40 впервые срабатывает система TAWS, - она сообщает: "Впереди земля". Высота 250 метров. Ещё через 30 секунд снова сигнал "Впереди земля". Но командир продолжает снижаться. Штурман фиксирует потерю высоты: 200 метров, 150 метров, 100 метров. "Впереди земля", - продолжает бесперебойно сообщать автоматика. Но снижение не прекращается. Штурман: "90 метров".

Система TAWS требует: "Немедленно наберите высоту". Время 10.40. Штурман хладнокровно сообщает: "Высота 80 метров". "Уходим", - не выдерживают нервы у второго пилота. На записи слышно, что автоматика в кабине буквально взбесилась. Штурман продолжает отсчёт: "60 метров, 50 метров, 40 метров". "Наберите высоту", - требует система TAWS. Вокруг ни одного просвета в облаках. "30 метров", - взволнованно сообщает штурман. "20 метров". В кабине непрерывно звучат сигналы автоматики, предупреждающие о смертельной опасности. Лётчики молчат.

В 10.41 бортовые самописцы зафиксировали шум от столкновения самолёта с лесным массивом. Слышен крик второго пилота "курва". Диспетчер ещё пытается в последний момент спасти ситуацию. "Уход на второй круг", - кричит отчаянно он. И ещё через секунду жуткий крик находившегося в кабине пилотов директора Казаны: "Курвааааа...".

На этом запись прерывается. На часах 10 часов 41 минута 05 секунд. Самолёт президента Польши Леха Качиньского потерпел катастрофу при посадке в аэропорту Смоленска. Погибли 96 человек, включая главу государства и его супругу.

Напомню, совсем недавно министр обороны Польши Антоний Мацеревич обвинил в катастрофе Россию...Что теперь скажет этот "гений"? Снова русские виноваты?

Комментариев пока нет

Новости партнёров