Украина Политика

«Еврозаменитель» для Украины: скакали за интеграцию – получили изоляцию

04 июля 2016

Красивой сказке об «Украине европейской» настал конец. То есть, настал он еще раньше, а вот формализовался и был назван именно «концом» как раз в последние жаркие дни июня. Одним из признаков закрепления маргинального статуса Украины в европейской политике и в европейских делах можно считать прием, устроенный Петру Порошенко в Брюсселе, где ему, прибывшему в офис Еврокомиссии в назначенное время, пришлось несколько часов дожидаться пригласивших его хозяев. Ничего личного: у всех у них были важные дела, им было не до ритуалов. Слово «ритуал» приобрело для украинского евроинтеграционного проекта характер ключевого. Ни для европейских политиков и чиновников, ни для украинской власти его суть была изначально не важна, важен был ритуал, способный, окутав декларативным туманом истинные задачи и интересы, открыть возможность для эффективного и оперативного достижения реальных целей.

Еще один сигнал о бесславном конце украинской интеграции в Европу подал, как это ни парадоксально, один из самых рьяных и заядлых киевских еврооптимистов журналист-депутат С. Лещенко: «Медовый месяц Украины и Запада закончился… Наша страна утомила европейцев». Чтобы ни у кого не оставалось никаких иллюзий относительно того, что именно означает данная констатация, ее автор вбивает последний гвоздь в крышку гроба украинского еврооптимизма: «Усталость от Украины… — это надолго». Об «усталости» Запада от Украины и от украинских проблем как о новой данности и объективной реальности нынешнего положения вещей заговорили и за океаном. Показателен в этом отношении заголовок статьи Ф. Вира в американской «Christian Science Monitor»: «Ледяной ветер Brexit'а подул в сторону проевропейской Украины». Какой бы «проевропейской» или «проамериканской» не была или, по крайней мере, не называла себя Украина, защититься от этого ветра, обогреться в стужу она способна исключительно с помощью России и российских энергоносителей. Не уверен, что автор отдавал себе отчет в том, насколько символично звучат его слова с этой точки зрения, однако, символизм в данном случае, на мой взгляд, предельно прозрачен. Что же касается утверждения, что ветер «подул», то тут, уверен, журналист то ли лукавит, то ли пытается выдать желаемое за действительное. Украина, декларирующая свое стремление в Европу, сбита наповал встречным ветром и внутренними обстоятельствами достаточно давно. Поэтому правильнее было бы сказать не в настоящем, а в прошедшем времени: «проевропейскую Украину сдуло ледяным ветром».

Под гул ритуальных песен и плясок «за Европу» Киев оказался на задворках европейской жизни, не в интеграции с Европой, а в изоляции от нее. Перспектив изменить положение дел никаких. Победные реляции власти о западных кредитах и помощи смолкли, вроде их и не было, рассказы о безвизовом режиме для украинцев, который на деле является не более чем либерализацией режима визового, изрядно поднадоели всем, включая самих рассказчиков. Больше пряников из «европейского» набора для закармливания ими вконец обнищавших и ошалевших украинцев не осталось. О европейских зарплатах и пенсиях, о которых в свое время с таким упоением и восторгом вещали с экранов яценюки, клички и луценки, никто уже не вспоминает. В чрезмерно эмоциональном выступлении в Европарламенте Ж.К.Юнкер, среди прочего, обвинил британских депутатов-сторонников выхода Великобритании из ЕС в нечистоплотном ведении агитационной кампании перед референдумом. «Вы лгали, — в сердцах бросил он им, — вы представляли ситуацию карикатурно…». А «майдан» и «майданная» власть разве не лгали украинцам, когда на все лады расписывали преимущества европейского курса? Разве они не представляли преимущества европейского выбора для Украины карикатурно?

Объяснять окончательный провал европейского выбора Киева одной только усталостью европейцев было бы не совсем верно. Да, конечно, Европа устала от Украины, и удивляться тут можно лишь тому, что это случилось сейчас, а не год или полтора назад. Проблема, однако, не только в этом. Изменение подходов к Киеву, обозначившееся в Брюсселе и в ряде европейских столиц, в значительной степени объясняется еще и тем, что украинская власть всех там глубоко разочаровала. Спустя два с половиной года после «майдана» стало понятно, что режим П. Порошенко настолько убог, провинциален и архаичен, что никакой модернизации и европеизации не подлежит по определению.Сыграло свою роль и то обстоятельство, что украинцы — сами по себе, как оказалось, никакие — взялись бодаться с русскими, причем, не просто так, проформы ради, а в прямом смысле не на жизнь, а на смерть. Европе, как говаривал когда-то по другому поводу легендарный спортивный комментатор Н. Озеров, «такой хоккей не нужен».

Готовясь к вынужденной публичной переоценке европейского курса и европейских ценностей, в Киеве заметались в поисках чего-то такого, что можно было бы подбросить «майданной» толпе в качестве «еврозаменителя». Как-то само собой так сложилось, что громче всегозазвучали голоса, с разных сторон и под разными соусами вещающие о Балто-Черноморской дуге. О том, что идея объединения государств, расположенных между Балтийским и Черным морями, это — пропахшая нафталином сказка из поздних 1990-х, в свою очередь, подтянутая тогда за уши из еще более отдаленного прошлого, никто вспоминать не хочет. Суть вопроса новых киевских интеграторов волнует в еще меньшей степени, чем их предшественников. Им важно запустить в оборот новый жупел, с которым новая толпа на новом «майдане» сможет вволю поскакать и попаясничать. Помните: «Я — девочка, я не хочу в ТС, хочу кружевные трусики и ЕС»? Еще немного, еще чуть-чуть, и можно будет предлагать паллиативные варианты такого, с позволения сказать, народного творчества. Ну, например: «Я с Россией никак не могу, хочу в Балто-Черноморскую дугу».

«Дуга» представляется привлекательной не только как механическая замена «членству», а и еще по одной причине. Все понимали, что Украина в ЕС при любых, даже самых благоприятных для нее, раскладах, будет в лучшем случае «третьей волной», балансируя на грани «волны четвертой», до которой не додумался даже Тоффлер. В «дуге» кое-кому в Киеве мерещится роль одного из лидеров. Или же, на худой конец, место главного любимца кого-то из лидеров. Если «Балто-», то среди тех, кто мог бы претендовать на лидерство, наилучшие шансы, конечно, у Польши. Этот факт киевских балто-черноморских мечтателей возбуждает особенно сильно. Варшава, по их разумению, спит и видит помочь Украине занять, если уж не европейский, то какой-нибудь региональный «трон». Особенно, если главным критерием отбора для занятия этого «трона» будет степень ненависти к России и ко всему русскому. Именно антироссийская направленность делает участие Киева в возможной балто-черноморской интеграции вредным, таким, который со всей очевидностью противоречит украинским национальным интересам. Истинные возможности и до, и после евроинтеграционного провала Украине надо искать (и найти!) на северо-востоке — там, где Россия, там, где есть общая история успеха.

Разговоры о Балто-Черноморской дуге как о новой перспективе для Украины отнюдь не случайны не только во внешнеполитическом контексте, но и с точки зрения проблематики внутренней политики, и далеко не так невинны, как это могло бы показаться. Поиски нового мифа, способного заменить миф о европейском будущем для украинцев, который вот-вот придется окончательно выбрасывать на помойку истории, вступают в завершающую стадию. Примечательно, что миф о Балто-Черноморской дуге взяли на вооружение радикалы, например, «Азов». Тема «новой» интеграции, призванной прийти на смену интеграции европейской, развивается и набирает обороты на фоне все более настойчивых разговоров о смене власти. Такую логику объяснять нет необходимости, все предельно прозрачно: новая власть — новый внешнеполитический проект.

В офисе украинского президента, похоже, видя все балто-черноморские камни и рифы, понимая все подводные течения, сопутствующие новым веяниям в сфере внешнеполитической ориентации, из последних сил продолжают цепляться за европейскую интеграцию. «Рубикон в направлении Европейского Союза Украина перешла» — уверяет из солнечной Болгарии, куда он отправился с визитом, П.Порошенко. Возврата назад, надо понимать, нет, и не будет, никакие удары и угрозы, никакие Брекситы Киеву на его пути в Европу не страшны. Точка зрения, не требующая комментариев, не предполагающая обсуждения. Обсуждать-то нечего! Пустые слова, за которыми ровным счетом ничего не стоит. Ситуация, напоминающая ту, что бывает с не знающими о своей неизлечимой болезни больными: они планируют поездку на море, а родственники, тем временем, молча, подсчитывают в уме бюджет похорон и поминок. Или, как в нашем случае, нового «майдана» — Балто-Черноморского.

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров