Мир Политика

Что дала «санкционная война» Европе, России и Прибалтике?

12 июля 2016

Санкционное противостояние России и Запада привело к ослаблению торгово-экономических связей между двумя крупнейшими экономиками Европы. Страны ЕС теряют целый ряд сегментов российского рынка. Сдерживаемая в своём развитии российская экономика вынуждена начать процесс трансформации, двигаться к большей самодостаточности. RuBaltic.Ru предлагает взглянуть, что в итоге дала война санкций России, Европейскому союзу и самым громкоголосым промоутерам политики экономического сдерживания – Прибалтийским республикам.

Сельское хозяйство

Главными выгодополучателями санкционной войны оказались российские аграрии. Ограничение на ввоз продовольственных товаров из западных стран позволило сельскохозяйственной отрасли начать стремительное развитие. Ещё в прошлом году Россия достигла самодостаточности по выпуску мяса птицы. В настоящее время производители свинины переживают экспортный бум. Впервые в современной истории отечественные аграрии становятся крупнейшим поставщиком пшеницы на мировой рынок, обогнав бессменных лидеров – США и Канаду. На фоне этих успехов в России растёт поддержка политики запрета на ввоз европейских продуктов.

По данным последнего опроса Фонда общественного мнения, 82% россиян считают эмбарго правильной и полезной мерой.

Европейские фермеры тем временем переживают не самый лучший период. Так, только за одиннадцать месяцев, с апреля 2015 года по март 2016 года, объём продаж сельскохозяйственной и продовольственной продукции из стран ЕС в Россию сократился на 29% по сравнению с прошлогодним периодом. В финансовом исчислении убытки составляют 2,2 млрд евро. По оценкам Всемирного банка, из-за эмбарго в сельскохозяйственном секторе стран ЕС более 130 тыс. рабочих мест оказываются под угрозой.

Сильнее других от контрсанкций страдают ближайшие соседи, традиционно имевшие с Россией крепкие торговые отношения.

В первую очередь это Польша и Прибалтика. По расчётам Министерства земледелия Латвии, продление эмбарго Москвой до 2017 года приведёт к тому, что суммарные потери хозяйств молочной отрасли составят 233,5 млн евро. Четверть миллиарда евро убытков только у латвийских молочников – катастрофический урон для столь малой экономики. Сопоставимые потери переживают Эстония и Литва.

Промышленность

Западные санкции заставили российские промышленные предприятия переключиться на курс импортозамещения. Поскрипывая зубами, промсектор начал движение к самодостаточности по тем направлениям, где это было оправданно. Во втором квартале 2015 года о снижении физической доли импорта при закупках оборудования сообщили 30% предприятий.

Задача такой трансформации проста: снизить зависимость от иностранных поставщиков и поспособствовать росту производства в России. Это, однако, не означает, что Кремль выбирает политику изоляционизма и замыкается.

Напротив, Россия начинает осуществлять ряд шагов для привлечения зарубежных инвесторов и организации промышленных производств непосредственно на своей территории. Новые инструменты упрощают доступ к государственным и региональным заказам, дают возможность иностранной компании получить статус эксклюзивного поставщика. Зарубежному инвестору предлагается специальный контракт, который на 10 лет защитит его от изменений российского законодательства.

«Тот же Китай вдруг осознаёт: размещать свои предприятия на русском Дальнем Востоке – поближе к дешёвому сырью и энергоресурсам – оказывается выгодно. Часть немецкой промышленности тоже нашла способ справиться с проблемой, – пишет ежедневник Die Welt, – теперь ряд концернов не экспортирует свою продукцию в Россию, а строит там заводы». Один из примеров – немецкий производитель сельхозмашин «Claas», создавший завод в Краснодаре. Концерн признан в России «отечественным производителем» и получает субсидии от государства.

Европейская экономика продолжает неспешный рост. Вот только темпы промпроизводства у лидеров ЕС оказываются хуже прогнозов. Стимулирующие меры Европейского центрального банка – снижение ключевой депозитной ставки и включение печатного станка – сглаживают ситуацию, но не дают импульса к стабильному развитию.

Потеря российского рынка оказалась слишком существенной.

В странах Балтии в это время продолжают падать показатели пищевой промышленности. Уже очевидно: для Латвии и Литвы антироссийские санкции обернулись мясо-молочным «самоубийством». Не вселяют оптимизма и результаты внешней торговли. Так, в 2015 году латвийский экспорт сократился на 7%, литовский – на 5,7%, эстонский – на 4%.

Энергетика

Взглянем на ограничительные меры против энергетического сектора российской экономики. Помимо прочего, санкции были направлены на создание российским энергетическим компаниям препятствий в получении финансирования. Ограничения якобы должны были блокировать реализацию сложных проектов по разработке морских месторождений нефти и газа в Арктике и других регионах. Российские энергетические компании, однако, продемонстрировали удивительную устойчивость к внешним вызовам. Ослабление национальной валюты, увеличившее рублёвые доходы от экспорта, помогло отрасли пережить и санкции, и низкие цены на нефть. Западные компании, отказавшись от совместных проектов с Россией, остались за бортом нетрадиционных буровых проектов в той же Арктике и лишились доступа к многомиллиардным инвестициям. Так, американская нефтяная компания ExxonMobil была вынуждена выйти из всех 10 совместных предприятий с «Роснефтью», включая проект стоимостью 3,2 млрд долларов в Карском море.

Российские нефтяники тем временем устремили взгляд в Азию – регион, где пока ещё наблюдается значительный дефицит энергоресурсов.

ЕС по-прежнему зависит от России в вопросе энергетической безопасности. Москва поставляет в Европу треть потребляемых объёмов природного газа. Именно поэтому Берлин, наплевав на общебрюссельскую линию по экономическому сдерживанию России и прочие увещевания прибалтов и украинцев, начинает реализовывать с Москвой проект «Северный поток – 2». С его помощью Германия постепенно станет не только самым крупным импортёром российского газа, но и крупнейшим его дистрибьютером в другие европейские страны. Национальные интересы порой становятся дороже мнимого евроединства.

Вот и страны Балтии, поигравшись в энергонезависимость с помощью плавучего терминала СПГ в Клайпеде, снова возвращаются в лоно ненавистного им «Газпрома». Вильнюс ведёт переговоры с газовым гигантом о долгосрочных контрактах, Eesti Gaas в начале года подписывает трёхлетний договор, Латвия продолжает покупать российский «недемократический» газ в рамках старых соглашений.

Что же в итоге?

Санкционное противостояние наносит удар по всем вовлечённым сторонам, но, несмотря на падение реальных доходов населения и замедление экономического развития, российская хозяйственная система начинает перестраиваться: открываются новые заводы, строятся космодромы и самолёты, привлекаются иностранные инвесторы. Европейские компании тем временем ищут лазейки на российский рынок для сохранения собственной прибыли. Многие находят. Ну а громкоголосые прибалты в свойственной им манере продолжают «жевать кактус»: отстаивают идею усиления антироссийских санкций и терпят убытки.

Комментариев пока нет

Новости партнёров