Запад Политика

Может ли Россия использовать парижские атаки в свою пользу?

24 ноября 2015
Ну как же Польша не воспользуется поводом в лишний раз продемонстрировать свою русофобию, заявляя очередную ерунду? Бартош Марцинковский, помощник редактора издания «New Eastern Europe», в своей статье «Может ли Россия использовать парижские атаки в свою пользу?» пытается доказать – внимание! – что у ИГИЛ и России схожие цели, и, более того, теракты в Париже для Москвы – это «как подарок».

После недавних смертоносных террористических атак в Париже европейские страны начинают снова серьезно относиться к своей безопасности. Для некоторых стран это стало сигналом к пробуждению, который, возможно, стал громче, чем даже война в Украине. Французский президент Франсуа Олланд заявил в понедельник, что Франция активно настроена "уничтожить" Исламское государство Ирака и Сирии.

Для Франции это смысл существования - отреагировать должным образом на эти атаки. Для Олланда это шанс вернуть себе часть потерянной поддержки и защитить Францию от другой потенциальной угрозы - правления "Национального фронта", крайне правого политического движения с неясными связями с режимом Владимира Путина в России. Франция усилит свою военную кампанию против ИГИЛ, она призвала ЕС провести встречу, чтобы обсудить усиление безопасности на границах.

Британский премьер-министр Дэвид Кэмерон объявил, что Британия наймет еще больше шпионов, "чтобы бороться с теми, кто хотел бы уничтожить нас и наши ценности". Германский канцлер Ангела Меркель не пользуется такой же высокой поддержкой в результате ее "доброжелательной" политики в отношении беженцев с Ближнего Востока даже внутри ее собственной партии. После парижских атак сомнения, выражавшиеся до недавнего времени только некоторыми лидерами Центральной и Восточной Европы, по-видимому, привлекут больше внимания в основной политике ЕС.

Дэвид Кэмерон

Независимо от того, связано ли это с терроризмом или нет, атаки в Париже несомненно повлияют на политику ЕС в отношении беженцев. Текущая политическая ситуация в Европе является крайне нестабильной. С одной стороны, есть Россия, проводящая свою политику "разделяй и властвуй" в ЕС. С другой стороны, есть ИГИЛ, также играющее в свои анти-западные игры. Очень трудно не заметить, что долгосрочные цели и России, и ИГИЛ в Европе являются удивительно сходными. Для России атаки ИГИЛ в Париже - это как подарок, в основном по следующим причинам:

- Они могут активизировать поддержку крайне правых, анти-иммиграционных партий - которые случайно являются также весьма про-российскими - по всему ЕС

- Они могут помочь - в случае инертности Олланда - Николя Саркози или Марин Ле Пен (оба сценария будут более удобными для России) стать следующим президентом Франции

- Они могут еще больше расколоть Европу по вопросу беженцев и оттолкнуть страны Центрального и Восточного ЕС

- Они могут быть использованы для того, чтобы обвинить Соединенные Штаты и НАТО в катастрофической политике на Ближнем Востоке

- Они могут укрепить позицию Путина на переговорах с Западом по санкциям и помочь представить его как неотъемлемую часть борьбы против ИГИЛ

- Сама эта атака дестабилизирует Францию, одно из самых важных государств-членов ЕС и глобального игрока.

Франсуа Олланд

Некоторые из вышеприведенных действий уже происходят. Позвольте мне использовать пример из Польши того, как недавними трагическими событиями можно манипулировать в соответствии с российской пропагандой. Более 8000 человек заявили в Фейсбуке о своем участии в анти-террористической демонстрации в Кракове 18 ноября. Речь не о том, чтобы винить людей, заявивших об участии в таком мероприятии - это так или иначе естественно протестовать против таких чудовищных терактов. Однако, описание демонстрации проясняет ее реальные цели: она ставит беженцев в равные условия с террористами и открыто винит НАТО и "его преступную политику" в наплыве иммигрантов в Европу в этом году.

Проще говоря: террористы = беженцы = НАТО. Конечно, это совершенно ложное восприятие. НАТО, или шире Запад, нельзя винить в атаках в Париже, как его нельзя обвинить в аннексии Крыма. Павел Святенков, российский политолог, прокомментировал недавно в "Известия" атаки следующим образом:

"Франция платит за свое активное участие в дестабилизации Ближнего Востока, а также за свою излишне доброжелательную политику в отношении миграции".

Аналогичная аргументация также набирала силу во время самых горячих дней войны в Украине. Достаточно вспомнить статью Джона Дж. Мирсхаймера в "Foreign Affairs", озаглавленную "Почему Запад виноват в украинском кризисе". Политика Запада на Ближнем Востоке, конечно, не идеальна. Но толковать смертоносную атаку в Париже как вину Франции является опасной манипуляцией. Это очевидно не вина Запада. Это просто часть политики ИГИЛ с целью дестабилизировать западные, демократические государства и политические структуры. Эту цель разделяет до некоторой степени и путинская Россия - и об этом не следует забывать. После атак в Париже будет труднее справляться с кризисом беженцев в ЕС.

Ни подход "добро пожаловать беженцам", ни подход "никаких иммигрантов" не может быть успешным. Заборы, пограничный контроль, увеличение расходов на оборону и более интенсивное вовлечение в борьбу против ИГИЛ могут вскоре стать частью основной политики ЕС как необходимые меры для противодействия потенциальным угрозам. В таких условиях легко совершить ошибки. Одной из них было бы восстановление дружеских отношений с Россией и формирование вместе с ней "анти-террористической" коалиции.

Это стало бы еще одной бессмысленной перезагрузкой, так как война в Украине ясно демонстрирует, насколько большим является разрыв между Западом и Россией в плане стратегических целей и интересов. Более того, у России нет тех же врагов в Сирии, что у Запада; также у нее другие друзья. Олланд и другие лидеры, считающие такой альянс хорошим политическим решением, должны помнить об этом.

Комментариев пока нет

Новости партнёров