Мир Деньги

Доллар в депрессии. Когда начнется новый финансовый кризис?

09 сентября 2015

В мире, который характеризуется всё слабеющим ростом экономики, США пробовали вывести основные показатели из глубочайшей после Второй мировой войны рецессии путём дешёвых кредитов и вливания новых денег в экономику. Но почти семь лет спустя после того, как ФРС понизила ставку рефинансирования практически до нуля и влила в рынки сотни миллиардов долларов, эксперты с грустью констатируют, что эти меры не сумели создать уверенного экономического роста, на который они так уповали.       

Ломая голову, нужно ли повышать ставки или нет (которые были рекордно низкими), экономисты ФРС видели, что инфляция, которую они пытались разогнать вместе с экономикой, осталась по-прежнему мизерной даже в момент полной занятости. При низких ценах на товары производители зачастую недополучают прибыль и не спешат с расширением производства, а потому тормозят общий рост экономики. При нормальных же темпах инфляции цены не ударяют по карману потребителей и при этом приносят стабильную прибыль производителям, создавая эдакую “золотую середину”, которая и двигает экономику вперёд. Именно этот баланс и пыталась восстановить ФРС после кризиса 2008.                                                                                                     

Дональд Кон, бывший вице-председатель совета директоров ФРС в разгар кризиса и один из немногих чиновников, напрямую формировавших антикризисную программу, говорит, что результат их действий, который выдавал средний ежегодный рост на 2,2 процента в течение шести лет, восторга не вызывает.                       

"Я ожидал, что восстановление экономики будет медленным, но я также ожидал, что кредиты станут более доступными в долгосрочном периоде, а их крайняя дешевизна будет куда сильнее стимулировать расходы населения и потребление, чем это случилось на самом деле. К сожалению, восстановление принесло много разочарований".                  

По некоторым оценкам США чувствуют себя вполне хорошо. Безработица всего 5,1 процента. Рост во втором квартале на 3,7 процента значительно превысил долгосрочные исторические тенденции. Но картина омрачается. Ежегодный рост заработной платы на 2,2 процента оказался значительно ниже тех темпов, на которые надеялись в ФРС при полной занятости, а уровень участия рабочей силы находится на самом низком уровне с 1970 года.                                                                                  

Последнее отчасти связано с выходом на пенсию поколения бэби-бумеров (пятидесятников и шестидесятников), но также и с тем, что многие потенциальные работники перестали искать работу. Инфляция продолжает томиться на низком уровне, несмотря на низкие проценты и обилие денег на финансовом рынке.                                    

Разочарования последних лет можно отнести к ряду факторов: среди них ужесточение налогово-бюджетной политики США после первоначального всплеска, падение доверия из-за европейского долгового кризиса, жесткие условия кредитования в США, снижение производительности труда.      

Кеннет Рогофф, профессор Гарвардского университета, изучает неутешительные последствия финансовых кризисов. Он говорит, что при нормальном цикле роста экономики ФРС подняла бы ставки по кредиту, по крайней мере, шесть месяцев назад, учитывая сигналы с рынка труда. "Тем не менее, это не типичный деловой цикл", - говорит он, утверждая, что ФРС не может быть уверена в прогнозах, что высокая инфляция вот-вот наступит.                                                                          

Ещё больше усложняет картину то, что, даже несмотря на медленный рост, на который жалуются американцы, появляются “горячие точки”. Одним из примеров является рынок недвижимости, где темпы роста уже давно превысили свои докризисные максимумы  - это при том, что недвижимость, как помнится, была средоточием угроз для финансовой стабильности в прошлом. "Низкий процент по кредиту, безусловно, способствует увеличению спроса на недвижимость - люди ищут надёжных инвестиций за разумную цену ", - говорит Дон Капобрес, девелопер из Grosvenor Americas, стоя рядом с большим котлованом близ Вашингтона, который должен стать жилым комплексом премиум-класса.                                                                 

Возможность увеличения ставки "безусловно волнует нас из-за возможной переоценки", признаёт он, добавляя, однако, что в таких городах, как Вашингтон и Сан-Франциско, он ожидает по-прежнему высоких цен "в обозримом будущем".                     

Рынки облигаций также кипят. Там американским компаниям и инвесторам было выдано бондов и облигаций на 568 млрд долларов лишь в этом году, что побило предыдущие рекорды за тот же период. Казначеи же бросились заключать сделки по нынешним процентам, надеясь выплатить меньше денег по долговым бумагам, чем им пришлось бы выплачивать при увеличенной ставке по кредиту, которую ФРС должен поднять уже в этом годую                                                                                                                 

Тревогу вызывает и выдача ненадёжных бумаг. С начала 2015 на рынке было продано “спекулятивных” бондов на 211 млрд долларов - каждые первые восемь месяцев года, начиная с 2011, таких бондов стабильно выдавалось на более, чем $ 200 млрд. Даже в 2007 году, на пике бешеной спекулятивной игры, которая стала одной из причин кризиса, было продано некачественных бумаг лишь на сумму $ 115 млрд за те же восемь месяцев. Джереми Штейн, бывший глава ФРС, работающий в настоящее время в Гарвардском университете, говорит, что Федеральный комитет по открытым рынкам (ФКОР), орган, который осуществляет денежно-кредитную политику ФРС, сделал правильный шаг, введя ультра-низкие проценты по кредиту в то время, когда безработица была на уровне более 8 процентов, но даже это имело большие риски.                                               

Недавно бурные движения на финансовых рынках, связанные с озабоченностью касательно замедления темпов роста китайской экономики, дали ФРС нужную паузу для осмысления решения по повышению ставки, которое будет рассмотрено на заседании в сентябре. Чарльз Плоссер, бывший президент отделения ФРС в Филадельфии, говорит, что ФРС должна убедиться, что её решения не выглядят слишком судьбоносными и решающими на финансовых рынках, так как могут подорвать репутацию организации.

Но Плоссер, по сути, подчеркивает более широкую проблему. Спустя восемь лет после финансового кризиса, который подвёл мировую экономику на грань краха и вынудил мировые правительства потратить сотни миллиардов долларов на спасение своих банковских систем, банкиры ФРС не стали мудрее в разработке и применении денежно-кредитной и бюджетной-финансовой политики, которая смогла бы лучше всего обеспечить стабильный долгосрочный рост.                                                                  

Никому не нужно напоминать о силе, имеющейся в распоряжении ФРС. Всё еще свежи воспоминания, когда Пол Волкер, бывший председатель ФРС, вызвал рецессию в начале 1980-х, чтобы победить инфляцию.                                                 

На данный же момент судьба мировой экономики туманна: во-первых, она вновь опирается на решения нескольких лиц, которые оказались без надежных экономических моделей, чтобы эти решения можно было взвешенно принять и применять. Во-вторых, эти лица, по-видимому, не понимают, что им делать в случае провала традиционной модели “экономики потребления”, где основной рост должен происходить за счёт трат населения на товары и услуги. А это грозит уже самыми серьёзными последствиями всей мировой экономике и даже цивилизации как таковой!
 

Комментариев пока нет

Новости партнёров