Мир Деньги

Беспощадный маркетинг ИГИЛ: бизнес-проект «халифат»

12 декабря 2015
Какой бы ни была мировая реакция на парижские теракты, «Исламское государство» уже выиграло.

Какой бы ни была мировая реакция на парижские теракты, «Исламское государство» уже выиграло.

Еще больше авиаударов по боевикам в Сирии, Ираке и усиленная поддержка наземных операций? Отлично! Рост правых настроений в Европе и жесткие меры безопасности? То, что нужно. Теперь ни у кого не остается ни тени сомнения, что ИГИЛ — исчадие ада? Куда уж лучше.

Мы воспринимаем «Исламское государство» как современных варваров. По сути же ИГИЛ больше похож на коммерческое предприятие с четкой маркетинговой стратегией, в которой даже массовые казни имеют сугубо прикладное значение. А призыв к джихаду и созданию «халифата» — скорее рекламный слоган, а не цель. Идеологи ИГИЛ, как прилежные ученики лучших бизнес-школ, следуют западным тактикам и стратегиям и используют ту действительность мира, которую не изменишь даже за год. Цивилизованный мир, похоже, был не готов к этому.

Западные аналитики уже признают, что пока битва проиграна. До 2014 года Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ) мало чем отличалось от остальных джихадистских группировок. Созданное при поддержке «Аль-Каиды», оно должно было вести войну за Всемирный халифат в Ираке. Однако в прошлом году группировка вышла из-под контроля «старших» братьев и захватила иракский Мосул, полный денег и оружия. С этого момента началась история уже другого «Исламского государства» (ИГ).

За полтора года боевики захватили треть Ирака, Сирии, создали армию из десятков тысяч джихадистов и построили свой полноценный «халифат». В новейшей истории этого не удавалось ни одной исламистской группировке. У разбитого корыта оказалась даже «Аль-Каида», которая неожиданно для себя из движущей силы джихадизма превратилась в проигравшего конкурента. Непризнание «Исламского государства» большей частью клириков, попрание норм Ислама даже с точки зрения исламских фундаменталистов и присвоение себе личного права устанавливать «халифат» — не аргументы, как показала практика. Маркетинг по западным лекалам оказался куда более сильным оружием, чем следование сурам и фетвам.

О чем можно говорить, если кроме Ирака, Сирии, Египта, Ливии, Нигерии, Йемена, Сомали загребущие руки «Исламского государства» добрались до святая святых «Аль-Каиды» — Афганистана. И даже «Талибан», выстоявший под натиском американцев, раскололся в своем отношении к ИГИЛ. Прозаично, но даже в глухих горных аулах любят успешных. К невероятным для джихадистов успехам ИГИЛ пришел как будто по бизнес-учебникам. В Ираке удачно «нашел» свою долю рынка для старта.

Захватив иракский Мосул, «Исламское государство» получило поддержку местных суннитских племен, недовольных шиитским правительством. Нефтяные месторождения и банки с деньгами, оружейные склады, несколько миллионов жителей создали боевикам базовую территорию в регионе, где «Исламское государство» начало увеличивать свою долю рынка. Ненависть Запада и стран Ближнего Востока к Башару Асаду была настолько сильна, что экспансия ИГИЛ и в Сирию, по сути, сошла ей с рук. А грамотный маркетинг позволил привлечь новые ресурсы. Тысячи джихадистов, хлынувших в «Исламское государство», наделали больше шума в прессе, чем в правительствах.

Один из высокопоставленных сотрудников американской разведки признался, что власти стран Запада были даже рады тому, что радикалы уезжают из страны. А так как ИГИЛ не заявлял в голос о всемирной экспансии и не устраивал терактов, то американцы ограничились бомбардировками, что для мобильных соединений боевиков не стало смертельным ударом. Противоречивое отношение к ситуации в Сирии со стороны соседних стран позволило идеологам ИГИЛ найти в них, возможно, и временных, но союзников. Не секрет, что в Турции сквозь пальцы смотрели на транзит боевиков через страну и даже помогали им, если те наносили удары по позициям курдов.

Страны Ближнего Востока, состоя из множества религиозных суннитских кланов и испытывая неприязнь к алавитско-шиитскому Башару Асаду, Саудовская Аравия и Катар стали одними из финансистов и поставщиков боевиков. ИГИЛ при этом не лез на рожон и самые кровавые схватки с сирийскими войсками предоставлял «Аль-Каиде» и прочим «умеренными оппозиционерам-террористам». Поэтому и Россия нанесла прежде всего удары по тем, кто представлял угрозу позициям правительственных войск. К этому времени «Исламское государство» накопило силы и средства и уже вело экспансию на новые рынки — по-прежнему локальные и не раздражающие могущественных игроков: в страны, раздираемые религиозными войнами с исламскими фанатиками. Как бы цинично ни звучало, но теракты в Париже стали третьей стадией «развития» ИГИЛ.

Экспансию в развитые страны, где живут сейчас уже миллионы мусульман, можно считать самоубийственной с точки зрения возможной обратной реакции, однако вполне логичной с точки зрения бизнеса и той действительности, в которой оказалась Европа. Отрезание голов, массовые расстрелы, казни танками приводят в шок сотни миллионов людей. Но сделали ИГИЛ известной на весь земной шар, а черные флаги с арабской вязью и балаклавы — мировым брендом. Видео расправ распространяют, обсуждают все — в соцсетях, в СМИ, на кухнях.

В американском Brooking institution считают, что такая маркетинговая кампания позволяет привлекать максимум зрителей при минимуме затрат. Впрочем, и это далеко не все.

"Жестоко? Но мы не их аудитория. Такие видео позволяют сужать аудиторию до той, которая нужна. А постоянная жестокость служит «целевым» потребителям еще и демонстрацией того, что ИГИЛ никто не может помешать и они эффективны", — рассказал BBC креативный директор рекламного агентства Magnetry Ясон Смит.

На фоне поражений даже стран Ближнего Востока в геополитических играх успех ИГИЛ впечатляет склонных к радикализму мусульман. Для большинства обывателей, не исповедующих Ислам, знакомство с ИГИЛ заканчивается жуткими казнями. На самом деле, в медиакампании «Исламского государства» они занимают всего лишь 2% контента, которое оно распространяет. Мусульмане, клюнувшие на наживку ИГИЛ, погружаются совсем в иной мир, где «халифат» — не мечта, а реальность. Буквально за месяцы ИГИЛ создал целое государство с мощной пропагандистской машиной. По данным Brooking institution, только в Твиттере у «Исламского государства» зафиксировано до 5000 аккаунтов. Их закрывают, но вместо них появляются новые.

Медиакрыло ИГИЛ «Аль-Хайят» не только занимается соцсетями, имеет профессиональную телестудию, телеканалы и радиостанции, но даже выпускает компьютерные игры, приложения и гламурный журнал «Дабик». Одно время он продавался на Amazon. "Дабик" является полноценным иллюстрированным изданием, в котором рассказывают даже о том, как правильно хранить оружие. Американская CNN вынуждена была признать, что качество документальных фильмов ИГИЛ не уступает голливудским.

И не важно, что на самом деле происходит в «халифате» ИГИЛ. Оттуда возвращаются единицы. Главное, как он выглядит виртуально. Мощная пропагандистская машина находит подход ко всем во внешнем мире и служит единственным источником информации внутри «халифата». По данным аналитического агентства Quilliam, в течение месяца в виде фото- и теологических эссе, видеороликов, аудиозаписей, журналов, новостных сообщений, памфлетов и постеров ИГИЛ распространяет более тысячи новостных сообщений. Около 40 в день. Информация подается на 6 языках: русском, турецком, арабском, курдском, французском и английском. Более половины сообщений касаются гражданской жизни, которые рисуют сказочный Халифат.

Главные новости — религия, работа местных служб, экономические успехи, исполнение законов Шариата и социальная жизнь. Например, на праздник Айд-аль-Фитр дети играют в развлекательном центре и купаются в бассейне, а взрослые гуляют по парку и занимаются благотворительностью. Или — в Мосуле восстанавливают торговые лавки после авиаударов, в Фалудже раздают газеты, в Тальафаре укладывают асфальт, проводят телефонные линии и конфискуют сигареты. Военные сводки успехов и жизни армии занимают треть контента.

Еще важная часть пропаганды — мученичество: военные, погибшие за джихад, и гражданские, якобы ушедшие в рай после бомбардировок. Вся пропаганда ИГИЛ имеет четкую целевую аудиторию. Даже видео жестоких расправ направлены на разных зрителей. Например, на суннитов, которые живут в Сирии и Ираке, или возможных дезертиров. Им показывают, что будет, если они усомнятся в правильности «Исламского государства». О бизнесе ИГИЛ написано много: от контрабандной торговли нефтью с захваченных месторождений до налогов и выкупов заложников. Поэтому деньги на маркетинг у джихадистов есть. Как и люди, которые его делают. Кто они?

Очевидно, среди них немало иностранцев. С самого своего появления ряды ИГИЛ пополнили десятки тысяч иностранцев, и это, пожалуй, главный успех псевдо-джихадистов. Только по официальным данным Антитеррористического центра в США, под знамена ИГИЛ встали около 4 тысяч европейцев и американцев. Радикальным исламистам «Исламское государство» предложило то, что не делали другие. Особняки, машины, деньги — обещали благополучие на земле, а не только рай и мнимые перспективы после джихада, как это делает, например, «Аль-Каида». Как отмечают многие аналитики, в успехе по привлечению иностранцев у ИГИЛ есть еще одна составляющая. Его идеологи предложили маргиналам по всему миру стать частью «революционного братства». Если ты не можешь найти себя в обычной жизни, одинок или обижен на весь мир, то в «Исламском государстве» ты станешь частью революции, найдешь понимание и сможешь внести свою лепту в исторические события.

«Для молодых людей, которые не нашли своего места в жизни, и которым кажется, что все бесполезно, — это четкий сигнал, что они могут что-то сделать в жизни», — рассказала BBC стратегический планировщик маркетингового агентства Pereira&O'neil Анна Бединейшвили.

Изображения того, как боевики улыбаются, занимаются благотворительностью, гостеприимно принимают в свои ряды новоприбывших — одни из самых распространенных. В век, когда люди не читают книги, ИГИЛ не «грузит» аудиторию текстами и сурами. Все легко, просто и понятно. Фото и видео — и как можно больше. И — личный подход к каждому.

«Они уделяют внимание каждой аудитории. На форумах, в личном общении они хорошо понимают и знают, как общаться с женщинами, теми, кто только принял ислам, и даже специалистами разных профессий», — уверен программный координатор американского «Института стратегического диалога» Генри Так.

Об этом он рассказал Vice News. Поэтому не удивительно, что поток иностранцев-мусульман в ИГИЛ не иссякает. При этом даже «Аль-Каиде» противопоставить псевдоджихадистам нечего. Масштабы пропаганды разные. Рассказы о том, что новоприбывших сотнями бросают на штурмы, как пушечное мясо, а чтобы стать шахидом надо даже платить взятку, действуют на единицы. «Аль-Каида» тем временем продолжает терять сторонников. Например, очередная свара с ИГИЛ случилась из-за того, что часть клириков из Дагестана перешла на сторону «Исламского государства». По большому счету, выбор между «Аль-Каидой» и ИГИЛ — это выбор бедного вкладчика между банком и МММ. Первые предлагают верящему в чудо человеку копейку на рубль в год и миллион в следующем тысячелетии.

То, как «Исламское государство» стремительно развивалось и использовало при этом слабости основных геополитических игроков, впечатляет. Но требует продолжения — еще более мощного и впечатляющего. Повышение ставок — на такой лад настроена «маркетинговая» стратегия «Исламского государства», если подходить к нему как к бизнес-проекту.

После начала российских авиаударов ИГИЛ стало последней исламистской группировкой, кто объявил России джихад. С точки зрения маркетинга, получился прокол, который боевики поспешили нагнать. Взорванный над Синаем российский лайнер, теракты в Бейруте и Париже — такого мощного «пиара» ИГИЛ себе еще не делал никогда. Правда, в отличие от Сирии и Ирака, ответ может быть сокрушительным, что, впрочем, не могли не рассчитать «маркетологи» боевиков. Очевидно, они полагаются на то, что геополитические игроки не рискнут на наземную операцию и вряд ли объединятся, забыв об обоюдном недоверии. В ином случае получат жертвы и масштабные акции протеста общественности.

В Европе возрастают антиисламские настроения. Они только радикализируют местных мусульман. Одна из проблем ЕС — миллионы местных правоверных с трудом интегрируются в европейское общество и редко находят себя в нем, поставляя ИГИЛ все новые кадры. Поэтому будущее миллиона новоприбывших беженцев из исламских стран еще более туманно. Но ИГИЛ наверняка постараются найти в нем место и для себя, чтобы перейти на новый уровень «маркетинговой» стратегии.

Вопрос только в том, насколько мир сможет дать адекватный ответ. По крайней мере, он уже давно написан во всех бизнес-учебниках.

 

По материалам: EurAsia Daily

Комментариев пока нет

Новости партнёров