Россия Деньги

Либералы снова пытаются ограбить Россию

29 марта 2016
Большой распил-2016. Похоже, в России кризис для бизнеса лучше, чем процветание. Ведь именно в кризис появляются прекрасные возможности под благовидным предлогом спасения бюджета заняться пресловутым «переделом собственности» по рецептам, прописанным ещё в 90-е г-ном Чубайсом и Ко.

Улюкаев обсудил с Теффтом, как правильно проводить приватизацию в России

Помнится недавно, после встречи «влиятельного политика» Зюганова с Теффтом, некоторые представители патриотических сил обрушились с гневной критикой в адрес вождя КПРФ. Но тут все просто: если Зюганову жмёт его рейтинг, и он идёт на встречу с Теффтом – это его проблемы. Наш народ не дурак и всё видит, а значит проголосует соответствующим образом. Фишка в том, что от руководителя, даже второй по численности фракции ГД, мало что зависит в России.

А вот от чиновника правительства Медведева – министра экономического развития зависит очень много. И это «много» хотят продать с молотка лучшему другу Турции и режима Порошенко – США.

Дело в в том, что американские компании могут увеличить свое присутствие на российском рынке - они смогут принять участие в приватизации крупных российских госкомпаний. Таков итог встречи посла США Джона Теффта и Алексея Улюкаева.

Причем министр даже не стесняется говорить вот такие вещи:

Я дал пояснения по большому количеству вопросов, которые интересуют наших американских коллег, перспектив экономического развития в России и возможности американских компаний участвовать в приватизации.

Вот так. А на логичный вопрос, планируется ли участие американских банков в организации приватизации, Алексей Улюкаев сказал, что глобальные банки уже выразили готовность к участию в продвижении приватизационных проектов. Он добавил:

Я считаю принципиально правильным, чтобы процедуры приватизации были максимально прозрачными и максимально понятными для любого инвестора, и в этой связи участие квалифицированных международных консультантов очень важно.

Бывали у нас уже не так давно международные консультанты, и все помнят, чем это закончилось. Да и тема все так же - приватизация. На ошибках не учимся, нет?

Но уже четвертый месяц подряд  и премьер, и вице-премьеры, и профильные министры буквально наперебой спешат с заявлениями об «амбициозной программе большой приватизации». Министр экономики Алексей Улюкаев пошёл дальше всех и даже предлагал то, в чём уже было отказано – выставить на торги Сбербанк.

Эта идея пока отложена – рисковать устойчивостью всей банковской системы слишком страшно, и дело, похоже ограничится небольшой долей в РЖД, а также ВТБ, «Роснефтью», компанией АЛРОСА, «Башнефтью», Совкомфлотом и Аэрофлотом. Во всяком случае, на последнее совещание по приватизации, проходившее 1 февраля, президент Владимир Путин пригласил руководителей именно этих семи госкомпаний – Олега Белозерова (РЖД), Игоря Сечина («Роснефть»), Андрея Костина (ВТБ), Андрея Жаркова (АЛРОСА), Александра Корсика («Башнефть»), Сергея Франка («Совкомфлот») и Виталия Савельева («Аэрофлот»).

При удачном раскладе этот «президентский список-2016» может пополниться подмосковными аэропортами. В прошлом году говорили и о «Вертолётах России», но, похоже, потребуется очень большая смелость, чтобы замахнуться ещё и на оборонный комплекс. В список-2016 едва не попала и «Транснефть», но её отложили на год 2017-й, и к тому же речь там пойдёт не о конкурсе или аукционе, а о масштабной – на 30-50 млрд рублей – дополнительной эмиссии акций. Она понадобилась для получения дополнительных инвестиционных ресурсов после того как компания пополнилась активами Каспийского трубопроводного консорциума. Это позволяет Росимуществу пойти на внеочередное снижение госдоли в компании, но сам процесс неизбежно потребует длительной подготовки к IPO.

Нынешних последователей «приватизатора всея Руси» понять совсем несложно. На сегодня предназначенные для продажи госактивы не просто подешевели – их можно взять практически за бесценок. Среди прочего ещё и потому, что курс рубля после нескольких лет стабильности упал едва ли не втрое. Это девальвация почти как после дефолта, хотя и сделано всё было в два приёма – в конце 2014 года, а потом и на финише 2015-го.И то обстоятельство, что продавать госсобственность придётся так дёшево, смущает очень многих. Тем более, что и без того обесцененные активы за первые недели 2016 года снова упали в цене, и могут достаться бенефициарам готовящейся распродажи по ещё более комфортной стоимости.

По этому поводу глава думского комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров напоминает, что основная задача приватизации – не пополнение бюджета, а создание эффективного собственника. «И поэтому в данном случае, когда мы говорим, что приватизацией мы пополним бюджет, — это значит, мы создадим проблему, которая скажется через несколько лет, – предупреждает парламентарий, – И мы что, это не понимаем?". Понимает это даже такой адепт ухода государства из экономики, как Алексей Кудрин, который в недавнем интервью выразил опасение, что в условиях самых низких цен приватизация может привести к переходу активов в «нужные руки» или опять же за счёт государственных ресурсов.

Наверняка, энтузиасты «приватизации-2016» вполне адекватно оценивают все её минусы и риски. Но минусы и риски государства здесь оборачиваются плюсами и бонусами потенциальных покупателей, что, по всей видимости, гораздо важнее. Распродажа лакомых кусков государственного имущества задумана задолго до обвала нефтяных цен и вовсе не для пополнения казны. Начнем с того, что реализация некоторых активов изначально не предполагает перечисления средств в бюджет. А заодно напомним коротко о том, какие неожиданности и даже сюрпризы могут ожидать в ходе «Большой приватизации» не только членов «большой семёрки».

Начнём прямо по «президентскому списку» – с РЖД. Останется ли эта компания после глобальной либерализации газового рынка «последней из монополий» – ещё вопрос. Во всяком случае, сценарий разделения железнодорожного монстра на множество профильных компаний появился задолго до появления на посту главы совета директоров РЖД либерального вице-премьера Аркадия Дворковича. С этих позиций намеченная на 2016 год «локальная» приватизация РЖД может, как ни странно, оказаться неплохим подспорьем для тех, кто хотел бы оттянуть процесс куда более эпохальных преобразований в отрасли.

Интересно, что приватизация 25% минус одна акция ОАО «РЖД» была частью утвержденного плана правительства ещё на 2012-2013 годы. До ухода из компании Владимира Якунина казалось, что отложенный уже на два с лишним года «приватизационный вопрос» будет отложен и в 2016-м году. Но, как видим, на совещании у президента новый глава РЖД Олег Белозеров присутствовал, причём едва ли не в роли «первого среди равных». Впрочем, возможно, это говорит лишь о том, что 25% РЖД пока трогать вообще не будут, а возьмутся за приватизацию дочерних компаний – давно привлекающего многих «Трансконтейнера» и несколько перегруженной активами Федеральной грузовой компании. 

О следующем в «списке-2016» – ВТБ сделаем всего несколько замечаний, помня при этом, что вообще-то его перспективы никак не получается рассматривать в отрыве от Сбербанка. Судя по заявлениям главы Минэкономразвития, приватизация ВТБ в первую очередь призвана решить задачу докапитализации этих кредитных учреждений, то есть вырученные средства должны пойти не в карман государству, а в уставной капитал банков. Сейчас доля ЦБ в капитале Сбербанка находится на уровне 50% плюс одна акция, а в ВТБ государство контролирует почти 61% уставного капитала, из которых на продажу можно свободно выставить до 10,9 процента.

Нельзя исключать, что приватизация Сбербанка отложена в первую очередь из-за того, что в нынешних условиях вероятность привлечь серьёзных стратегических партнёров крайне мала. Внутренний спрос – нулевой, а президент прямо потребовал, чтобы в приватизации участвовали структуры именно с российской юрисдикцией. Поэтому спрос пришлось бы стимулировать совершенно нерыночными методами. Конечно, была какая-то надежда на китайские банки, которые вот-вот займутся тем, что станут обосновываться на бескрайних российских просторах. Однако до реальной «российской» юрисдикции им всё же ещё далеко, да и своих проблем у них сейчас хватает. И если на нефтянку коллеги из Поднебесной ещё могут клюнуть, то это не значит, что они уже готовы «входить по-крупному» в российский финансовый сектор. С его абсолютно непредсказуемым рублём и не совсем, а точнее «совсем не» адекватной системой регулирования.

В «распыл» же, то есть через биржу, продавать и Сбербанк, и ВТБ у нас не то, что не хотят – скорее, просто не умеют. Тем более, что Москва – не Лондон, и никакого обещанного Международного финансового центра в ней как не было, так и нет. Поэтому, очевидно, и решено для начала «обкатать» всё на ВТБ. Всё вплоть до пресловутого «распыла».

Показательно, что ещё до совещания у Путина грядущая приватизация вызвала многочисленные слухи об обострении «кадрового вопроса» и в ВТБ, и в Сбере, хотя вести речь об отставке Грефа или Костина пока позволяется лишь «парламентским маргиналам». При этом интересно, что не подвергается никаким сомнениям прочность позиций Михаила Задорнова, как многолетнего главы ВТБ-24 – фактически розничного, заведомо самого привлекательного для инвесторов, подразделения ВТБ.

Следующей по списку-2016 идёт «Роснефть». О том, что её пакет должен быть продан именно в 2016 году, министр экономического развития Алексей Улюкаев заявил ещё 16 декабря прошлого года. Тогда, как помним, бюджетный секвестр рассматривался лишь в прогнозно-теоретическом аспекте. По котировкам первых дней февраля пакет «Роснефти» оценивается в 500 миллиардов, а чуть более месяца назад тот же Улюкаев озвучивал цифру в 580 миллиардов. Несвоевременное падение, как видим, составило 16%, а требование продать акции «Роснефти» по цене не ниже первичного размещения в ходе «народного IPO» никто не отменял. Впрочем, с нынешним курсом рубля выполнить такое требование организаторам приватизации будет вообще-то не так сложно. К тому же, хотя бы прекратилось безудержное падение цен на нефть.

Интересно, что в приватизационном плане-2016 фигурируют 423 миллиарда за счёт дивидендов от… «Роснефти». Но, пойдя на снижение своей доли в компании почти на треть, государство в перспективе теряет ту же треть в дивидендах. Не случайно эксперты нефтегазовой отрасли высказываются в том смысле, а стоит ли вообще игра в такую приватизацию свеч. Остаётся напомнить, что постановление об отчуждении 19,5 процента акций «Роснефти», которые числятся за «Роснефтегазом», для последующей приватизации было подписано ещё в декабре 2014 года. Однако реализация плана уже не раз откладывалась. Не исключено, что будет отложена и в этот раз, тем более, что многие оценивают ситуацию для продажи как не самую благоприятную.

О компании АЛРОСА – четвёртой в «списке президента» – речь идёт неизменно в контексте реальной конкуренции с мировым монстром Де-Бирс, и, пожалуй, только опасения того, что именно он может получить косвенную выгоду от снижения доли государства в российской алмазной монополии, способны как-то негативно отразиться на ходе процесса. Влияние многочисленных региональных лоббистов тут давно сведено на нет, но исключать, что именно им придётся раскошелиться на АЛРОСу, ни в коем случае нельзя. Надо помнить, что именно АЛРОСА как абсолютно стабильный актив потенциально интересна фондам, которые специализируются на инвестициях в добывающие компании. В России же актив может быть интересен Российскому фонду прямых инвестиций.

Пятая по счёту в составе «семёрки» «Башнефть» оказалась фактически в роли «Золушки», поскольку именно ей приходится отдуваться за просчёты своего бывшего владельца из АФК-Система. Непонятно только, зачем министр экономического развития Алексей Улюкаев назвал именно «Башнефть» в числе трёх первых компаний, на которых планируется обкатать ту самую «новую схему», о которой говорил на совещании Владимир Путин. Суть её сводится к тому, что продавать надо задорого, но использовать при этом только национальный капитал.

Аналитики по этому поводу тут же припомнили офшорные миллиарды олигархов, намекая на то, что теперь покупать в первую очередь придётся тем, кто и так уже чем-то владеет. При этом нет даже и речи об утрате даже доли государственного контроля. Из глубин памяти тут же, к месту или не к месту, был вызволен и Владимир Евтушенков, которому теперь, по мнению самых лихих экспертов, вполне можно предложить ещё раз купить долю в «Башнефти» обратно. Нельзя забывать при этом, что именно «Башнефть» в настоящее время торгуется с самым большим дисконтом среди российских компаний и сопоставимых глобальных энергетических игроков. Всё дело тут в грамотной дивидендной политике компании, которая помогает покупателям и продавцам не оглядываться постоянно на котировки. Более того, высокая и практически гарантированная доходность вовсе избавляет многих от беспокойства по поводу уровня капитализации «Башнефти».

Говоря о пакете акций «Аэрофлота», эксперты в один голос цитируют его генерального директора Виталия Савельева, который задолго до совещания у президента заявил, что он вовсе не против привлечения в капитал компании стратегических партнёров. Однако и после визита к главе государства он раз за разом отмечает, что время для приватизации сейчас не самое подходящее, а реальная стоимость акций компании в два-три раза выше актуальных котировок.

Кстати, здесь тоже не обойтись без своего «скелета в шкафу» – на ситуации с «Аэрофлотом» безусловно, и отнюдь не позитивно сказывается недавний крах его единственного реального конкурента внутри России – «Трансаэро». Впрочем, вряд ли в Росимуществе всерьёз рассчитывают продать пакет Аэрофлота какому-либо инвестору из России, скорее всего, возможен вариант либо с глобальным покупателем, которому просто наплевать на санкции и российские риски, либо с новым партнёром с востока – из Китая или Индии.

Наконец, продажа 25% акций «Совкомфлота» – седьмого в «президентском списке», уже включена в план приватизации на 2016 год, но… Эту весьма загадочную компанию, оценивая активы которой, как говорится, сам «чёрт ногу сломит», уже не раз записывали в годовые приватизационные планы. А флот, как у баснописца – и ныне там.

Впрочем, руководитель Росимущества Ольга Дергунова уже успела доложиться, что 25% минус одна акция компании готовы к продаже, но ведь в наши дни приватизировать надо нечто более реальное, чем многочисленные доли в офшорных компаниях. Даже полное раскрытие информации о «Совкомфлоте» вряд ли поможет потенциальным инвесторам понять, что же всё-таки предлагается на продажу. Такого рода операции могли ещё пройти когда-то со «Связьинвестом», но сейчас – не те времена, и новых Соросов, готовых раскошелиться на нечто почти виртуальное, что-то не видно.

Несмотря на то, что их нет в «списке семи», скажем всё же и про аэропорты Внуково и Шереметьево. Парадокс, но именно эти активы, которые сегодня по сути предполагается просто «расписать по своим», могли бы быть проданы по вполне достойным ценам. Несмотря на все экономические проблемы, невзирая на крах «Трансаэро» и коллапс в сфере турбизнеса, спрос на услуги аэропортов остаётся высоким. А реальных конкурентов у Внучки и Шарика как не было, так и не предвидится – чтобы там ни отстроили в Раменском. Покупатели на аэропорты найдутся и внутри России, и за её пределами. Быть может, именно опасения того, что воздушные гавани достанутся «совсем не тем», и послужили причиной выбора закрытого аукциона в качестве способа реализации их пакетов акций?

Не правда ли, под впечатлением прочитанного сразу напрашиваются параллели с серединой 90-х и залоговыми аукционами? В недавнем телеинтервью на вопрос ведущего – не жалко ли ему приватизировать государственные активы по невысокой цене, министр финансов Антон Силуанов ответил так: «Надо принимать решения, руководствуясь не только денежными потоками, но и с точки зрения снижения доли государства в экономике. Это — ключевая задача».

Главный финансист страны, ставящий идеологию выше материальных соображений – само по себе любопытное явление. Но для нас в данном случае важнее, что министр по сути признает: приватизация не нацелена на решение проблем государственных финансов.

Лихорадочная подготовка к «Большой приватизации-2016» напомнила автору этих строк события двадцатилетней давности, когда сложившиеся в тогдашнем Госкомимуществе группировки Александра Иваненко и Петра Мостового, жестоко конкурируя между собой, буквально терроризировали предприятия, устраивая смены собственников под предлогом банкротства.

Честно говоря, не думал, что эти лихие времена вернутся. Но когда замаячила перспектива большой «халявы» с благообразных ликов наших финансово-экономических чиновников сошел привычный лоск, обнажая малосимпатичные физиономии суетливых гешефтмахеров.


Комментариев пока нет

Новости партнёров