Мир Медиа

Telegraph: Давайте сотрудничать с дьяволом

09 декабря 2015

Давайте сотрудничать с дьяволом: в Сирии мы должны работать вместе с Владимиром Путиным и Башаром аль-Асадом. Если мы хотим победить ИГИЛ, прежде чем они убьют ещё многие тысячи людей, то настала пора отложить в сторону наше мышление Холодной войны и прекратить быть требовательными в отношении наших союзников.

Англо-саксы в своем репертуаре. Это статья мэра Лондона Бориса Джонсона в издании «Telegraph». В ней он повествует, что пора бы начать сотрудничать с Россией, несмотря на все ее «грешки». Интересное дело получается… Перевод статьи предоставлен сайтом «Переводика».

***

В последние дни ко мне на улице подходили молодые люди и спрашивали обвинительным тоном: “Эй, Борис, почему Вы голосовали за войну?”. И каждый раз я пытаюсь объяснить им, что я голосовал не за войну. Война уже идет, война в Сирии.

Этот жестокий конфликт уже отнял четверть миллиона жизней. Я голосовал за то, чтобы остановить войну. Я голосовал за мир. Они говорят “Да? А как насчет бомбежки? Как насчет всех тех невинных людей, которые погибнут? Их кровь будет на Ваших руках”.

На что я отвечаю, что невинные люди гибнут теперь: десятки тысяч людей убиты просто потому что они - женщины, или больны, или гомосексуалисты, или потому что принадлежат к  неправильной ветви  ислама. Я не хочу иметь их кровь на своей совести, и я не хочу, чтобы эти безумцы  из ДАИШ/ИГИЛ продолжали  торжествовать  в их  так  называемом халифате и им было  позволено непрерывно усиливать и пропагандировать их террористические  кампании.

Когда Палата общин на прошлой неделе наконец дала согласие на удары с воздуха, никто не радовался этому решению; никто даже не  воскликнул  «Слушайте-слушайте!». Ни у кого не проявилось ни малейшей капли  шовинизма или энтузиазма. Нам все равно, каким путем идти, лишь бы это был самый лучший и самый быстрый способ установить мир в Сирии. А так как все мы знаем, что это не может быть достигнуто одними бомбардировками,  то мы должны творчески подойти к мысли о коалиции, которую мы могли бы создать.

Это приводит нас к Владимиру Путину. В конце прошлой недели  я был в Париже, и с каждого рекламного щита на  меня пристально и грозно смотрело лицо российского лидера.  “Путин,” - гласила  надпись, - “наш новый союзник”. Многие французы думают, что настало время заключить сделку с их новыми  друзьями  -  русскими, и я думаю, что по большому  счету, они правы.

Послушайте,  я не особый поклонник Влада. Как раз наоборот. Поддерживаемые русскими силы незаконно занимают часть Украины.  Прокси-армия Путина почти наверняка виновна в убийстве пассажиров самолета  Malaysia Airlines, который был сбит в Восточной Украине. К нему есть вопросы по поводу смерти Александра Литвиненко, безжалостно отравленного в лондонском ресторане. Что касается его царствования в Москве, то он вероятно является краеугольным камнем обширной постсоветской гангстерской клептократии и лично, как говорят, - самым богатым человеком на планете. Журналисты, которые выступали против него, застрелены. Его оппоненты оказываются за решеткой. Несмотря на некоторое сходство с эльфом  Добби, Путин - интриган и безжалостный тиран.


Борис Джонсон

Означает ли это, что сотрудничество с ним морально недопустимо? Я не уверен в этом. Мы должны сосредоточиться на том, чего мы пытаемся достигнуть. Наша цель – по крайней мере, наша заявленная цель, состоит в том, чтобы ослабить и, в конечном счете, уничтожить ИГИЛ как силу в Сирии и Ираке. Вот, что самое главное.

Наша миссия  состоит в том, чтобы устранить этот смертоносный сатанинский культ, лишить харизмы и авторитета эту организацию, которая контролирует территорию с населением  приблизительно 10 миллионов человек. Мы должны покончить с их омерзительным правлением в Ракке, с  их сжиганием заживо и отрубанием голов. Мы должны изгнать их из Пальмиры, потому что, если у Сирии есть будущее, тогда мы должны защитить её  прошлое.

Мы не можем сделать этого без наземных  сил. Нам нужен кто-то,  кто бы действовал на земле;  учитывая, что мы не собираемся посылать британские наземные войска, а французы, и американцы тоже отказываются это делать, мы не можем позволить себе быть [слишком] требовательными в отношении наших союзников.

У нас есть приблизительно 70 000 человек из Свободной сирийской армии (и многих других групп и  группочек); но их численность может оказаться завышенной и, к тому же,  они могут включать в себя некоторых джихадистов, идеологически не сильно отличающихся от Аль-Каиды.

Кто еще? Ответ очевиден. Есть Асад и его армия;  и  недавние  признаки  показывают, что они делают некоторые успехи. Благодаря, по крайней мере,  отчасти,   российским ударам с воздуха,   ситуация  выглядит  так, как  будто  режим  забирает   значительные  части Хомса.  Связанные  Аль-Каидой боевики   уходят из некоторых районов города.  Плохо  ли  это? Я так  не думаю.

С российской воздушной поддержкой режим Асада находится  всего только несколько милях от Пальмиры, легендарного города монументов из розового камня, где  ИГИЛ  обезглавил 82-летнего хранителя, Халеда аль-Асада, прежде чем начать оргию разрушения памятников культуры.


Халед аль-Асада

Поддерживаю ли  я режим Асада и русских в их совместном предприятии, чтобы возвратить это удивительное место? Можете держать пари, что да. Это не означает, что я доверяю Путину, и это не означает, что я хочу держать Асада у власти бесконечно. Но мы не можем вдохнуть и выдохнуть одновременно. 

В данный момент мы рискуем оказаться в  ситуации некоей сложной трехсторонней игры в шахматы, где мы пытаемся нейтрализовать исламистов, одновременно препятствуя тому, чтобы Путин слишком много возомнил о себе. Если мы попытаемся быть слишком умными, то закончим тем, что ничего не достигнем.

Сейчас настало время отказаться от менталитета Холодной войны. Это просто не верно, что всё  то, что хорошо для Путина, автоматически должно быть плохим для Запада. У нас есть ясная конкретная цель – устранить угрозу исходящую от ИГИЛ. Все остальное вторично.

Подумайте обо всех этих самолетах над Сирией: некоторые  -  за режим Асада, некоторые - против, некоторые - против ИГИЛ,  некоторые - против повстанцев  не-ИГИЛ. Это абсурд. Самый лучший путь к избавлению от  ИГИЛ - это достичь договоренности между всеми державами – Америкой, Россией, Францией, Великобританией, Турцией, Саудовской Аравией и остальными, о том чтобы убрать их, в сочетании с графиком ухода Асада и планом для нового сирийского правительства.

В Париже, на прошлой неделе, все казались знакомыми  с высказыванием сэра Уинстона Черчилля. Когда  Гитлер вторгся в Советский Союз, Черчилль решил  умерить свою пожизненную ненависть к коммунизму. «Если бы Гитлер вторгся в Ад, - сказал он в 1941  году - я, по меньшей мере, благожелательно отозвался бы о Сатане в Палате общин».  И,  как он и  предвидел, именно русские сделали больше всех, чтобы помочь нам выиграть войну.

***

Кстати, хочется сказать британским «партнерам», что воевать с ИГИЛ нужно не только на территории Сирии, но и внутри их же страны. Ведь именно в застенках Лондона лелеют мечты о законах Халифата в британском правительстве.

Комментариев пока нет

Новости партнёров