Прибалтика Медиа

Польские информационные войны на Западе и на Востоке

25 июля 2016

Во внешней политике Польши исключительно важную роль играет так называемая «историческая политика», или «политика исторической памяти», - придирчивый подсчёт всех действительных и мнимых обид, нанесённых в прошлом Польше её соседями, с прицелом на перенос исторической тематики в юридическую или геополитическую плоскости. Манипуляции историческими фактами положены в Польше на систематическую основу и неизменно обслуживают каждое очередное польское правительство. После прихода к власти партии Ярослава Качиньского «Право и справедливость» (ПиС) данная тенденция стала ещё заметнее.

Концептуальный подход к этому аспекту внешней политики Варшавы сформулировал 2 февраля 2016 года на заседании Совета национального развития президент Польши Анджей Дуда:

Историческая политика польского государства должна быть элементом нашей позиции на международной арене. Она обязательно должна быть наступательной

К информационным войнам на историческом фронте привлечены в Польше Научный совет по вопросам истории, Совет исторической дипломатии (выполняют консультационные функции при МИД Польши), Институт национальной памяти (ИНП) и густая паутина неправительственных организаций - Центр гражданского образования, Польский Катынский фонд, фонд «Памятник жертвам Катыни», фонд «Помним. Катынь – 1940», фонд «Смоленск-2010» и другие.

Здание Института национальной памяти в Варшаве

Ведущую роль в деле обнаружения политических «ересей» в вопросах истории играет Институт национальной памяти. Напрашивается аналогия со средневековой католической инквизицией. В недрах инквизиции был создан трибунал для «обнаружения и наказания ересей». Ему подчинялся инквизиционный следственно-розыскной аппарат с многочисленными филиалами. Подозреваемому давался срок для добровольного покаяния. И точно так же ИПН включает в себя Главную комиссию расследования преступлений против польского народа, Люстрационное бюро с региональными филиалами, Бюро публичного образования. Заподозренным в политических «ересях» тоже даётся срок для добровольного покаяния. После этого срока за дело берётся Люстрационное бюро, обладающее полномочиями довести дело до суда. Так было, например, в Жешуве в 2015 году: перед судом предстал бывший сотрудник службы безопасности Польской Народной Республики, обвинённый в действиях против антикоммунистического подполья в 1952 году (!).

Среди последних громких инициатив ИПН – демонтаж памятника генералу Черняховскому в Пьенежно в сентябре 2015 г., создание чёрного списка из 500 советских памятников для их ликвидации и ряд других.

Официальная цель деятельности ИПН и родственных ему организаций - непредвзятое расследование трагических событий в истории Польши, укрепление престижа Польши на международной арене путём устранения негативных для Польши исторических стереотипов (вроде того, который был создан знаменитым высказыванием Уинстона Черчилля, назвавшего Польшу «гиеной Европы»).

Однако так ли неправ был этот британский государственный деятель?

…В 2001 г. в США в издательстве Принстонского университета вышла книга польского эмигранта-социолога Яна Томаша Гросса «Соседи. История Уничтожение еврейской общины Едвабне в Польше. (Jan T. Gross. Neighbors: The Destruction of the Jewish Community in Jedwabne, Poland).

Напомним, о чём идёт речь.

В 1941 г. деревню Едвабне (сейчас она на территории Польши, но в то время находилась в Белорусской ССР) оккупировали гитлеровцы, и под их присмотром поляки, проживавшие в окрестных районах, уничтожили почти всех местных евреев. Делалось это самыми зверскими способами: евреям отрубали головы, забивали палками и камнями прямо на улицах, сжигали живьём.

Варшава всегда убеждала мировую общественность, что евреев в Едвабне убили немцы. Книга Я. Т. Гросса развеяла этот миф. В начале 2000-х годов польская «историческая инквизиция» (Институт национальной памяти) нехотя приступила к расследованию и вынесла вердикт: погром инспирировали нацисты; участие поляков ограничивалось небольшой группой гражданских лиц; число жертв в книге Я. Т. Гросса завышено (не 1600, а «всего-навсего» 350).

Теперь и от этого полупризнания в Польше хотят отказаться. В июле 2016 года сотрудник ИНП Пётр Гонтарчик назвал книгу Я. Т. Гросса «интеллектуальным злоупотреблением на грани обмана». Министр народного образования Польши Анна Залевская в недавнем интервью телеканалу TVN заявила, что рассказы о сожжении евреев живьём в Едвабне – это лишь «версия» пана Гросса.

А ведь погром в Едвабне - не единственный.

В июне 1945 г. прошла волна грабежей и избиения евреев в освобождённом от нацистов Жешуве. В августе 1945 г. по Кракову был пущен слух, что евреи убивают польских детей для переливания их крови раненым красноармейцам, – и поляки разных возрастов и профессий принялись избивать и грабить краковских евреев. В июле 1946 г. в польском Кельце произошёл самый крупный послевоенный погром евреев. Убивали даже беременных женщин. Попытки учинить погромы имели место в Тарнове, Люблине, других польских городах.

И как же трактуют всё это в современной Польше? А всё так же: в духе «исторической политики польского государства», которая «обязательно должна быть наступательной». 4 июля 2016 года, в 70-ю годовщину еврейского погрома в Кельце вице-премьер Польши Пётр Глинский заявил: 

Не Польша, а чужая, навязанная нам власть ответственна за эту трагедию. Провокация в Кельце нужна была коммунистам для компрометации Польши в глазах Запада

Так что в погроме в Едвабне виноваты немцы, в погроме в Кракове и Кельце виноваты советские коммунисты. Поляки, которые убивали евреев, не виноваты ни в чём.

Один из главных польских приёмов в информационных боях на историческом фронте – создание образа Польши как чистой жертвы, зажатой между двумя тоталитарными государствами, Германией и Россией. Никто больше так не эксплуатирует псевдоисторическую схему «двух тоталитаризмов», как поляки. В 2006 г. тогдашний министр обороны Радослав Сикорский даже назвал российско-германский проект газопровода «Северный поток» вторым изданием «пакта Молотова – Риббентропа»

…И здесь впору вспомнить слова Черчилля о «гиене Европы». Жестокое изгнание нескольких миллионов немцев из Польши после Второй мировой войны сопровождалось грабежами, избиениями, насилием. Поляки изгнали даже лауреата Нобелевской премии антифашиста Герхарта Гауптмана.

«Историческая политика» Польши силится вычеркнуть всё это из памяти. Вместо этого официальная Варшава создала иерархический перечень трагедий, вину за которые она возлагает на Россию: Катынь, Вторая Катынь (Августовская облава 1945 г. против антисоветского бандподполья), Малая Катынь (крушение президентского Ту-154 под Смоленском в 2010 г.) и т.п.

Польские претензии к соседям на Востоке и на Западе - не из тех, которые подлежат удовлетворению. Порой кажется, что они выдвигаются и существуют только для того, чтобы снова и снова подтверждать слова Черчилля о «гиене Европы», принявшей в конце 1930-х годов вместе с Гитлером самое активное участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров