Мир Медиа

«Брат Обама»: полный текст

30 марта 2016
Представляем вам полный перевод статьи Феделя Кастро "Брат Обама". Поверьте, она стоит того!

Короли Испании прислали к нам конкистадоров и хозяев, чьи следы остались в виде круглых земляных хижин искателей золота в речном песке – непомерная и постыдная форма эксплуатации, следы которой можно еще различить с воздуха во многих местах страны.

Туризм сегодня большей частью состоит в том, чтобы показывать прелести пейзажей и наслаждаться кулинарными изысками наших морей, и это всегда бывает в доле с частным капиталом крупных иностранных корпораций, для которых прибыли не стоят внимания, если не достигают миллиардов долларов.

Раз уж мне пришлось коснуться этой темы, я должен добавить, особенно для молодых, что лишь немногие догадываются о важности этого условия в этот особый момент человеческой истории. Не скажу, что время упущено, но без колебаний могу утверждать, что мы недостаточно сведущи – ни вы, ни мы, – в знании и сознании, которые следовало бы иметь, чтобы противостоять реальностям, бросающим нам вызов.

Первое, что надо иметь в виду – то, что наши жизни – для истории лишь краткий миг, да и его приходится делить с жизненными нуждами любого человеческого существа. Одна из характеристик такового – склонность к переоценке своей роли, что контрастирует, с другой стороны, со множеством людей, воплощающих самые возвышенные мечты.

Никто, однако, не является хорошим или плохим сам по себе. Никто из нас не спроектирован для той роли, которую должен принять в революционном обществе. Отчасти у нас, кубинцев, есть привилегия – располагать примером Хосе Марти. Я даже задаю себе вопрос: должен ли был он пасть при Дос-Риос, когда произнес «мне пора» и направился прямо к пристрелянным позициям испанских войск.

Он не хотел возвращаться в Соединенные Штаты, и никто не мог заставить его вернуться. Кто-то вырвал несколько листков из его дневника. Кто повинен в этом коварстве, несомненно деле какого-то нечистого на руку интригана? Известно, что среди командиров были разногласия, но не нарушения дисциплины. 

Тот, кто попытается завладеть Кубой, захватит лишь пыль ее земли, омытую кровью, если сам не погибнет в борьбе

– заявил славный темнокожий вождь Антонио Масео. Таков же был Максимо Гомес, самый дисциплинированный и выдержанный военачальник в нашей истории.

С другой стороны, как не восхититься Бонифасио Бирне, который, возвращаясь на Кубу, с борта корабля издали различил рядом с флагом с одинокой звездой другой флаг, с негодованием воскликнул: «Мой флаг – тот, что никогда не был флагом наемников», а затем произнес одни из прекраснейших слов из всех, что мне приходилось слышать: «Если мой флаг будет однажды разорван на клочки, наши павшие, воздев руки, сумеют и тогда защитить его!» Не забыть мне и пламенных слов Камило Сьенфуэгоса тем вечером, когда на наш плацдарм с нескольких десятков метров глядели базуки и пулеметы североамериканского производства в руках контрреволюционеров.

Обама родился, по его же словам, в августе 1961 года. С тех пор прошло более полувека. Посмотрим, однако, как думает сегодня наш высокий гость:

Я прибыл сюда, чтобы оставить позади последние пережитки холодной войны в Америке. Я прибыл сюда протянуть руку дружбы кубинскому народу.

И сразу же – целый потоп рассуждений, совершенно новых для большинства из нас:

И вы и мы живем в Новом Свете, колонизованном европейцами, – продолжал североамериканский президент. – Куба, как и Соединенные Штаты, была образована рабами, привезенными из Африки; так же, как и Соединенные Штаты, кубинский народ имеет наследство рабов и рабовладельцев.

Коренных народов в уме Обамы вообще не существует. Также ничего не говорит он о том, что расовая дискриминация была сметена Революцией; что зарплата и отпуска для всех кубинцев были ею декретированы, когда г-ну Бараку Обаме не исполнилось еще 10 лет. Позорный буржуазно-расистский обычай нанимать шпиков, чтобы не допускать граждан-негров в места отдыха, был сметен Кубинской революцией. Она войдет в историю битвой, которую вела в Анголе против апартеида, положив конец присутствию ядерного оружия на континенте с более чем миллионом жителей. Но цель нашей солидарности состояла не в этом, а в том, чтобы помочь народам Анголы, Мозамбика, Гвинеи-Бисау и других стран освободиться от колониально-фашистского господства.

В 1961 году, всего через два года и три месяца поле победы Революции, силы наемников с орудиями и бронетехникой, снабженные авиацией, обученные и сопровождаемые военными судами и авианосцем Соединенных Штатов, внезапно атаковали нашу страну. Ничто не может оправдать ту вероломную атаку, стоившую нашему народу сотен убитых и раненых. Нигде не говорится, что из штурмовой бригады про-штатовских сил удалось эвакуировать хоть одного наемника. Боевые самолеты янки были представлены в ООН как мятежные кубинские.

Военный опыт и могущество нашей страны достаточно известны. В Африке тоже были такие, кто полагал, что революционную Кубу будет легко вывести из боя. Южноафриканские моторизованные бригады, вторгнувшись на юг Анголы, дошли до окрестностей Луанды, столицы этой страны. Там началась борьба, продлившаяся не меньше 15 лет. Я бы даже не говорил об этом, если бы на мне не лежал элементарный долг ответить на речь Обамы в Большом Гаванском театре имени Алисии Алонсо.

Не пытаясь вдаваться в детали, я лишь подчеркну, что там была написана славная страница борьбы за освобождение человечества. В известном смысле я хотел бы, чтобы поведение Обамы было правильным. Его скромное происхождение и природный ум были очевидны.

Мандела был приговорен к пожизненному заключению и стал гигантом борьбы за человеческое достоинство. Однажды в мои рук попала копия книги, в которой рассказывается часть жизни Манделы, и – вот сюрприз! – автором предисловия к ней был Барак Обама. Я быстро просмотрел ее. Там был немыслимый объем пометок мельчайшим почерком Манделы с уточнением сведений. Стоит узнать таких людей, как он.

О южноафриканском эпизоде я должен отметить и другое. Я был в самом деле заинтересован в том, чтобы узнать побольше в подробностях, как южноафриканцы получили ядерное оружие. Мне было точно известно лишь о том, что у них было не более 10-12 бомб. Надежным источником был профессор и исследователь Пьеро Глейхезес, автор великолепной работы «Миссии в конфликте: Гавана, Вашингтон и Африка, 1959-1976». Я знал, что он был самым надежным источником относительно происшедшего, и так ему и сообщил; он ответил мне, что не говорил больше на эту тему, поскольку в тексте отвечал на вопросы товарища Хорхе Рискета, бывшего кубинским послом или сотрудником в Анголе и его близким другом. Я нашел Рискета; он уже на другой важной должности заканчивал работу, ему оставалось несколько недель. Эта задача совпала с не столь уж давней поездкой Пьеро в нашу страну; я предупредил его, что Рискету уже много лет и здоровье у него не из лучших. Через несколько дней случилось то, чего я опасался. Рискету стало хуже, и он скончался. Кгда Пьеро прилетел, делать было уже нечего кроме обещаний, но я уже получил информацию о том, что имело отношение к этому оружию и к помощи, которую Южная Африка получила от Рейгана и Израиля.

Не знаю, что придется теперь Обаме сказать об этой истории. Мне не известно, знал ли он о ней, хотя очень сомнительно, чтобы не знал абсолютно ничего. Мое скромное предложение ему: поразмыслить и не пытаться теперь разрабатывать теории относительно кубинской политики.

Есть один важный вопрос

Обама произнес речь, в которой использует самые сиропно-сладкие выражения: 

Пора уже забыть прошлое, оставим прошлое, станем смотреть в будущее, заглянем вместе в него – будущее надежды. Это не будет легко, будут вызовы, и от нас потребуется время; но мое пребывание здесь дает мне новую надежду – что мы можем сделать вместе как друзья, как семья, как соседи – вместе.

Предполагается, что каждый из нас рискует схватить инфаркт, услышав эти слова президента Соединенных Штатов. После безжалостной блокады, длящейся уже почти 60 лет! А как быть с погибшими в атаках наемников на кубинские корабли и порты, со взорванным в воздухе самолетом, полным пассажиров, со вторжениями наемников, многочисленными актами насилия и использования силы?

Пусть никто не питает иллюзии, что народ нашей благородной и самоотверженной страны откажется от славы, от прав, от духовного богатства, обретенного с развитием образования, науки и культуры.

Предупреждаю, кроме того, что мы в состоянии производить продовольствие и материальные ресурсы, в которых нуждаемся, усилиями и разумом нашего народа. Мы не нуждаемся в том, чтобы империя нам что-либо дарила. Наши усилия будут законными и мирными, поскольку таковы наши обязательства перед миром и братством всех нас – человеческих существ, живущих на нашей планете.

Фидель Кастро Рус

Комментариев пока нет

Новости партнёров