Запад Их нравы Похищение Европы

Немецкие детсады отказываются от игрушек — они считают, что у детей таким образом формируются зависимости

10 апреля 2017
Чтобы предотвратить появление потенциальной предрасположенности к наркомании, исследователи в конечном счёте решили создать проект для китов и детских садов, которые немецкие дети посещают в возрасте от 3 до 6 лет, предусматривающий отказ от того, что дети зачастую используют дабы отвлечься от своих негативных переживаний: игрушки.

В основе программы лежит идея о том, что зависимости формируются в детстве. В берлинском детсаду дети собрали в одну кучу все игрушки: машинки, крошечных пластмассовых животных, блоки Лего, даже настольные игры и большинство художественных материалов. Затем они остались в пустом классе и посмотрели на своих воспитателей. «Что мне теперь делать?» — спросил мой 5-летний сын. Долгое время он не получал ответа на этот вопрос. Его детсад, или «кита», запустил программу «детский сад без игрушек». На несколько недель игрушки должны исчезнуть, а воспитатели не должны подсказывать детям во что играть. Хотя эта практика может показаться суровой, проект имеет важную педагогическую цель: улучшить жизненные навыки детей, дабы предупредить появление зависимостей в будущем.

«Без игрушек у детей есть время заняться собственными идеями»,

— говорит Элизабет Сейферт, управляющий директор Aktion Jugendschutz, находящейся в Мюнхене молодёжной некоммерческой организации, которая продвигает этот проект.

В свободное время дети не играют с готовыми игрушками. Они разрабатывают свои собственные игры. Они больше играют вместе, поэтому могут лучше развивать психосоциальные компетенции. По словам Зейферта, эти компетенции включают понимание и симпатию к себе, сопереживание другим, творческое и критическое мышление, способность решать проблемы и преодолевать ошибки. И чем раньше дети получают такие жизненные навыки, тем, по мнению Aktion Jugendschutz, лучше. Детский сад без игрушек – не новая идея в Германии. Она выросла из идей группы изучения зависимостей в Баварском районе Вайльхайм-Шонгау, которая начала свою работу в 1980-х годах. В группу вошли люди, которые непосредственно работали со взрослыми наркоманами, и установили, что для многих их поведение имеет корни в детстве. Чтобы предотвратить появление потенциальной предрасположенности к наркомании, исследователи в конечном счёте решили создать проект для китов и детских садов, которые немецкие дети посещают в возрасте от 3 до 6 лет, предусматривающий отказ от того, что дети зачастую используют дабы отвлечься от своих негативных переживаний: игрушки.

Правила детского сада без игрушек просты: в течение трёх месяцев все игрушки удаляются, остаётся только мебель и вещи, такие как одеяла и подушки. Учителя встречаются с детьми и родителями до начала программы, поэтому они знают, чего ожидать, но как только проект начинается, учителя наблюдают, а не направляют игру детей. Они позволяют детям научиться справляться со своей скукой и разочарованием. Детский сад в баварском городе Пенцберг был первым, где испытывалась программа времени без игрушек в 1992 году. Aktion Jugendschutz опубликовала информацию о проекте вскоре после его окончания, и он быстро получил распространение. Сегодня проекты времени без игрушек можно найти в сотнях детских садов по всей Германии, Швейцарии и Австрии. Другие страны также проявили интерес. В статье, посвящённой 25-летию проекта, газета «Меркур» сообщила, что детский сад Пензберга получал звонки от заинтересованных групп даже из Китая. Многие дети, которые получают подобную информацию, даже больше интересуются наркотиками.

Тем не менее, проект не достиг больших успехов в США. В 1990-е годы, когда практика времени без игрушек набирала силу в Германии, в американских программах профилактики злоупотребления наркотиками по-прежнему преобладал принцип «просто скажи нет», впервые представленный Нэнси Рейган В 1986 году. Одна из самых популярных программ — «Сопротивление наркомании», или D.A.R.E., которая привлекает полицейских в школы, дабы рассказать ученикам об опасности наркотиков. Тем не менее, несмотря на сильную поддержку и широкое внедрение, D.A.R.E. не оказало ощутимого воздействия на употребление наркотиков. «Было огромное количество исследований, проведённых в ходе D.A.R.E. Ни одно из них не обнаружило положительного эффекта, а некоторые даже отметили вредные последствия», — рассказала Элизабет Робертсон, профессор и помощник декана Колледжа наук об окружающей среде Университета штата Алабама. Робертсон, автор руководства по профилактике злоупотребления наркотиками в раннем детстве для Национального института по борьбе со злоупотреблением наркотиками (NIDA), считает, что большинство программ, включающих в себя «только информирование», не работают.

«Объясняя, например, то, что наркотики делают с телом или мозгом, мы даём людям информацию, но это не сдерживает их», — сказала она. «На самом деле, многие дети, которые получают подобную информацию, даже больше интересуются наркотиками».

Вместо этого, по словам Робертсон, школы больше выиграют от программ, которые помогают учащимся развивать социальные и академические навыки. Руководство по профилактике NIDA освещает многие научно обоснованные программы, которые делают именно это. Одна из них, получившая название «Игра с хорошим поведением», готовит учителей к поощрению позитивного поведения детей и уничтожения отрицательного, и Робертсон говорит, что изменение такого поведения, как было показано, оказывает долговременное влияние на жизнь детей, которое сохраняет свой эффект до 20 и даже 30 лет. Когда моя семья вернулась в США, я не нашла ни одной из рекомендованных NIDA программ в нашей начальной школе. Вместо этого у моих детей была Неделя Красной ленты, которая побуждала их однажды носить сумасшедшие носки, чтобы «надеть их на наркотики», или солнцезащитные очки дабы «закрыть глаза на наркотики». Чтобы убедиться, что посыл ясен, организаторы повесили большой баннер «Просто скажи нет» перед школой. По поводу эффективности Красной ленты было проведено не слишком масштабное исследование, однако каждый год около 90 000 школ по всей стране участвуют в неделе осведомлённости о наркотиках. Этого достаточно для Пегги Сапп, президента Национального семейного партнёрства, спонсирующего кампанию Красной ленты.

«Суть подобных кампаний в привлечении участников, и если участники есть – мне плевать на все эти исследования ради исследований» — говорит Сапп – «если бы Красная лента не работала, то в её работе не принимало бы участие столь большое количество людей».

Если смотреть с этой точки зрения, то программу детсада без игрушек можно считать успешной в Германии. Проект хорошо известен, и его широкое использование частично связано с тем, что, как и в случае кампании «Красная лента», участие бесплатно. Aktion Jugendschutz публикует все необходимые материалы для реализации проекта на своём сайте. Дети играют. Просто по-другому Тем не менее, популярность проекта не обходится без споров.

В 1997 году консервативный журнал «Фокус» опубликовал высказывание психолога, критикующего эту программу за то, что за ней не стоит научных доказательств и она вызывает у детей ненужный стресс. Ханс Могель, профессор психологии из Университета Пассау, дошёл до того, что назвал её формой жестокого обращения с детьми.

«Лишать детей игрушек — это не игрушечная депривация» — рассказал он в интервью «Фокусу» — «это форма жестокого обращения с детьми. Вместе с этим дети лишаются чувства безопасности и развития здоровой самооценки».

Хотя долгосрочных исследований по проекту действительно не проводилось, существует ряд самостоятельных научных работ, в том числе психолингвиста Анны Виннер, одна её работа была опубликована в 1997 году в журнале Prävention, а другая — в 1998 году в издании Австрийского института ÖIBF. Эти исследования показали, что дети, которые принимали участие в программе времени без игрушек, продемонстрировали возросшее социальное взаимодействие, креативность, эмпатию и навыки общения. Несмотря на это свидетельство, критики программы не умолкают, и их достаточно в том числе среди родителей. Они опасаются, что проект так измучит своих детей, что они не захотят идти в детский сад. Родители в берлинском ките, в котором учился мой ребёнок, неоднозначно отнеслись к проекту, а после одной особенно холодной зимы с отсутствием игрушек в течение трёх месяцев жалобы настолько усилились, что проект был отменен на следующий год. После некоторого обсуждения кита вернула его, пойдя на компромисс: время без игрушек сокращалось до шести недель и приходилось на весну, чтобы дети могли больше времени проводить на свежем воздухе. Также была добавлена еженедельная поездка в лес. Такие корректировки не являются редкостью. Зейферт отметила, что в некоторых детских садах теперь существует один день в неделю без игрушек. Несмотря на то, что она поддерживает трёхмесячную модель, Зейферт подчеркнула, что очень важно общаться с родителями. Aktion Jugendschutz даже собрали видео, чтобы родители могли увидеть, как дети справляются без игрушек.

«Они много играют в ролевые игры… Они собирают камни и палки, и делают свои собственные игрушки», — сказала она. «Дети играют. Просто по-другому».

Я видела много такого рода игр, когда моя дочь а затем и сын прошли через программу в нашем ките. Однажды я пришла посмотреть как дети играют в «поезд», используя ряд стульев. В другой раз они построили огромный форт из одеяла и ползали вокруг, притворяясь дикими животными. Мой сын, маленький мальчик, который всегда спрашивал взрослых и других детей что делать, погрузился в групповую игру. Но свободное от игрушек время также сделало для него что-то другое. Он начал возвращаться домой с карманами, полными желудей и камней, которые собирал. Он рассказывал захватывающие истории о поездках в лес, стал больше играть на улице, даже когда к нему не присоединялись другие дети. Вскоре после того, как проект закончился, его все ещё можно было найти в «саду» киты. Время покажет, сможет ли этот опыт уберечь его от какой-то будущей зависимости, но я определённо заметила, что поведение сына изменилось. Так или иначе проект без игрушек дал ему пространство, чтобы не только развить новый интерес к природе, но и достичь большего комфорта в диалоге с самим собой.

Источник

Комментарии 1

Слава Богу, что в свои годы нас учили делать игрушки самим -лепить "куличи", делать "домики" из детских стульев, кустов и покрывала, в снегу строить пещеры и "дома", делать рогатки, плавить фигурки из свинца, а позже выстругивать из дощечки пистолеты и винтовки, делать самострелы. Видимо, дети в Европе лишены возможности быть ближе к природе и к своему естественному состоянию. Бедные европейцы, у них нет детства и, следовательно, не будет будущего. (Сарказм по поводу данного "научного" исследования)