Украина Их нравы

На Украине опять «придрались» к покойному лидеру СССР

22 августа 2017
На Днепропетровщине не слишком активно подхватили американскую кампанию по сносу памятников и более успешно борются с последствиями блокады Донбасса.

Год назад жителям Каменского (бывший Днепродзержинск) удалось отстоять бюст своего знаменитого земляка Леонида Брежнева, образ которого незадолго до смерти воплотили в родном городе на гранитном постаменте — как Героя Социалистического Труда и Советского Союза (к тому времени уже неоднократного). Казалось, вопрос решен большинством горожан и последнему из самых известных Ильичей разрешено «остаться», но не тут то было. Несогласные вновь требуют прибрать памятник с глаз долой.

Кампания по сносу памятников, переименованию улиц и городов на Украине стала чрезвычайно популярной вскоре после Майдана. Волной декоммунизации с площадей смыло тысячи изваяний, напоминавших о советском прошлом. Первым под раздачу попал вождь мирового пролетариата — Владимир Ильич. Потом, когда Ленины кончились, принялись за остальных его соратников и всех, кто хоть каким-нибудь боком мог ассоциироваться с коммунистическим наследием. По всей стране члены националистических организаций сносили памятные мемориальные доски, бюсты и таблички советским писателям, полководцам и видным общественным деятелям, не считаясь с мнением местных жителей.

Впрочем, единого мнения как раз и не было. Одни считали, что нужно убирать обязательно, другие приводили в пример Англию, где все монументы сохранены как историческая память. Спорили в соцсетях, собирались на митинги, даже рушили собственные семьи, расходясь во взглядах на этот вопрос. Пока общественность ломала копья в попытках принять общее решение, активные националисты, не дожидаясь вердикта, стремительно делали свое дело. В ход шли кувалды, бульдозеры, подъемные краны. Не успевали граждане оглянуться, а памятника — уже как и не бывало.

От Ленина на центральной площади тогда еще Днепродзержинска, названной в его честь, остался только бронзовый ботинок, который убрали лишь при сооружении на этом месте мемориала погибшим в АТО. При сносе обошлись малой кровью: проломили пару голов защитников Ильича из коммунистов, окончательно потерявших к этому моменту рычаги воздействия на власть, да слегка попинали пенсионеров.

Днепродзержинскому Ленину повезло больше других: ему нашли место на заднем дворе городского краеведческого музея, куда свозят «ненужный советский хлам», и усилиями бескорыстных скульпторов пытаются подлечить «раны», полученные памятниками при варварском демонтаже. В Днепропетровске же основателя советского государства неаккуратно уронили с помощью бульдозера под возгласы восторженной толпы. По слухам, предприимчивым металлистам удалось основную часть бронзового памятника вывезти и схоронить на время в огороде в заброшенном районе города. Потом, спустя год, его «расфрагментили» плазморезом и сдали в переплавку, неплохо на этом наварив.

Труднее оказалось снять Дзержинского. Официально город был назван в честь «Железного Феликса» в 1936 году «по просьбе днепропетровских и украинских организаций» за то, что он внес большой вклад в запуск Днепровского металлургического комбината, который и сейчас носит его имя (хотя на главной странице сайта предприятия об этом не упоминается), и является одним из крупнейших предприятий промышленного комплекса Украины. Памятник основателю ЧК в накинутой на плечи шинельке оказался настолько монументален, что обычной технике задача оказалась не по зубам. Да и процесс получил неожиданный резонанс в обществе: на защиту Дзержинского собралось много горожан, не согласных с демонтажем. Организовали пикеты и сбор подписей с просьбой оставить символическую скульптуру в покое. Когда агрессивные активисты пригрозили взорвать чугунного Феликса, власти испугались крайне экстремального поворота событий и, попросив народ разойтись по-хорошему, взяли на себя процедуру цивилизованного снятия памятника с использованием особо мощной техники и специалистов. Дзержинский тоже отправился в музей, в соседи к Ленину.

Когда очередь дошла до известного земляка, ситуация накалилась до предела. Дело в том, что Брежнев любил свой город, при оказии всегда старался посетить его и, располагая большими возможностями, много делал для развития промышленности, финансирования социальных программ и снабжения Днепродзержинска. Благодарные горожане платили ему той же монетой — искренне почитали и уважали, хотя и с удовольствием смаковали многочисленные анекдоты о генсеке.

В народе ходили легенды о его простоте и трудолюбии. Вытаскивались на свет истории из периода детства и молодости «Лени Брежнева» — так его ласково-панибратски называли. Днепродзержинцам льстило, что он родился в семье рабочих, трудился на металлургическом комбинате, а выбившись в «большие люди», не забыл своего прошлого и не чурался «простолюдинов». И хотя все сверстники Брежнева уже давно покоятся на кладбище, эти бытовые «рассказки» продолжают жить, передаются из поколения в поколение и дают днепродзержинцам, даже давно покинувшим родину, повод с доброй улыбкой вспомнить собственную историю.

Дабы окончательно не «взорвать» ситуацию в городе, власти пошли на хитрость, которая на время слегка примирила большинство жителей, желающих оставить Брежнева в покое, и «националистически активное» до неадекватной неуправляемости («мы так хотим и так будет») меньшинство, ратующее за снос. Площадку вместе с бюстом Брежнева объявили частью музея «Мифы и реалии советской эпохи» под открытым небом. А горсовет решил, что бронзовому Леониду Ильичу нужно остаться на своем месте «с целью объективного освещения событий советской истории, роли политического лидера при советской эпохе, политической верхушки, развития туристической инфраструктуры города». Но замирить окончательно всех не удалось.

«Прошу вас снова (в третий раз) еще раз пересмотреть вопрос относительно демонтажа в городе Каменское памятника-бюста советскому политическому деятелю Леониду Ильичу Брежневу, генеральному секретарю ЦК КПСС, четырежды герою Советского Союза», — так начинается петиция местного жителя к главе города и горсовету. Автор петиции, некий Константин Кисель, выражает негодование относительно решения местной власти сделать из части сквера, где стоит бюст Брежневу, территорию музея. В своем заявлении организатор сбора подписей излагает главное требование — бронзовый памятник должен быть снесен в рамках требования закона «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрет пропаганды их символики», известный в Украине как «закон о декоммунизации».

Отказ от демонтажа памятника Брежневу — это прямое нарушение вышеуказанного закона Украины, пишет автор петиции. «Леонид Брежнев был советским деятелем, генсеком ЦК КПСС, поэтому все памятные сооружения в его честь подлежат сносу, и это не просто каприз местных патриотов Украины, — отмечает Кисель, — а воля Владимира Вятровича, директора Института национальной памяти».

«Решение городского совета о создании музея вокруг бюста Леонида Брежнева в Каменском (Днепродзержинске), чтобы избежать демонтажа памятника, противоречит закону о декоммунизации» — об этом в эфире телеканала ZIK заявил сам Вятрович.

Нужно сказать, что этот «историк» уже «достал» своими инициативами не только каменчан — практически в каждом украинском городе есть его «поклонники», не желающие ему долгого здравствия. После попытки запретить празднование 8 марта под двери его ведомства возмущенные украинцы принесли несколько погребальных венков, впрочем, есть и желающие доставить их ему непосредственно к порогу дома. У жителей же Днепродзержинска персональный зуб на Вятровича — их город, благодаря стараниям чиновника, насильно переименовали в Каменское, не прислушавшись к мнению большинства горожан, а местные власти уступили давлению сверху.

«Памятник Брежневу стоит у нас, в Каменском, а Владимир Вятрович пытается решать судьбу культурного наследия каменчан в Киеве. Я предлагаю Вятровичу приехать к жителям города и решать проблемы на месте перед налогоплательщиками, которые, кстати, платят ему зарплату, — написал Сергей Павлюк, депутат городского совета от „Оппозиционного блока“ в Фейсбуке. — Кроме того, в стране есть более животрепещущие проблемы, которые вряд ли будут ждать пока Владимир Михайлович сведет счеты с культурными деятелями советской эпохи».

У каменчан действительно есть множество других проблем. Жители города жалуются на невыносимые выбросы с Днепровского металлургического комбината, одного из градообразующих предприятий, входящего в корпорацию «Индустриальный союз Донбасса». Хотя на какое-то время повода для этих жалоб не стало. На «горячую» консервацию комбинат ушел 30 марта 2017 года из-за прекращения поставок кокса и дефицита оборотных средств. Такая длительная остановка произошла впервые со времен Великой Отечественной войны. Связывают ее не только с личными капризами владельцев, не пожелавшими работать в условиях снижения прибыли, но и с блокадой Донбасса, инициаторы которой сносили и памятники.

В июле завод был вновь запущен после простоя. Теперь он работает, а красный дым, выходящий из его труб, застилает улицы города. Горожане говорят, что особенно тяжело дышать ночью, а выбросы происходят два-три раза в сутки. Как сообщает управление статистики, количество выбросов в расчете на один квадратный километр в среднем за год составляет в Каменском 731,8 т. Объемы «вредностей» в расчете на одного человека — 409 кг. В общем объеме выбросов наибольший удельный вес имеют оксиды углерода, значительная доля приходится на вещества в виде суспендированных твердых частиц, диоксид и другие соединения серы и соединения азота.

Когда ДМК перестал загрязнять атмосферу, многие пророчили гибель города, но Каменское выжило. Часть населения начала ездить на работу в областной Днепр — хоть много времени приходится тратить на дорогу, но и заработки там выше. Другие отправились искать счастья в Европу и, почувствовав разницу в размерах оплаты труда, ни за какие коврижки не хотят возвращаться на местное производство. Используют вовсю преимущества «безвиза»: «вахтовым» методом, официально не оформляясь, работают три месяца за границей, потом три отдыхают дома.

Пока комбинат стоял, люди успели заметить качественное улучшение экологической ситуации в городе. А многие, особенно не работающие на ДМК, даже задумались — а может, ну его, пусть лучше так и стоит? Зато есть чем дышать. Да и поступления в бюджет почему-то снизились хоть и заметно, но не так уж катастрофично. Бюджет 240-тысячного города в этом году составил 2,1 млрд грн, доля ДМК в бюджете прошлого — 360 млн. Правда, из-за отсутствия зарплат у заводчан, пострадали не только они (а это 10 тыс. человек), но и рыночные торговцы. «Идешь по рынку за покупками полгода назад, продавцы жалуются, что графит на голову сыпет с ДМК, — делятся в соцсетях работники „загрязняющего“ предприятия. — Идешь три месяца спустя — ну как, не сыпет? Та нет, не сыпет. Идешь в предыдущем месяце, продавцы: Ну что, когда вы заработаете?! Та хрен на него, на тот графит — торговля совсем упала!»

Конечно, в идеале жители города хотят и работающий комбинат, и чистый воздух. Но как заставить владельцев завода соблюдать интересы горожан — не понятно. Хозяевам предприятия невыгодно устанавливать дорогостоящее очистное оборудование, проще и дешевле платить штрафы и раздавать взятки экологам. Кстати, с начала конфликта в Донбассе «национальность» Днепровского комбината также является поводом для критики. По информации СМИ, с декабря 2003 года владеет ПАО корпорация «Индустриальный Союз Донбасса». Контрольный пакет акций в 49,9% самого ИСД после 2009 года стал принадлежать российскому «Внешэкономбанку» (председателем его наблюдательного совета является премьер РФ Дмитрий Медведев), а столько же акций распределены между двумя украинскими олигархами — народным депутатом Сергеем Тарутой и бизнесменом с российским паспортом Олегом Мкртчаном.

В украинскую часть корпорации входят три предприятия: помимо ДМК, это еще два завода на территории, подконтрольной ЛНР, — металлургический комбинат и коксохимический завод в Алчевске. При этом, несмотря на военные действия на Донбассе, предприятия между собой продолжали взаимодействовать, сохраняя полный цикл производства. До января 2017 года все на ДМК шло своим чередом: домны работали, продукцию отгружали, а рабочие получали зарплату. И вот на Донбассе началась блокада. В результате кокс с алчевского коксохима перестал поступать в Каменское, и постепенно Днепровский комбинат начал останавливаться. Постепенно, потому что на первых порах кокс брали на другом предприятии того же Каменского, но это влетало в копеечку, значительно увеличивая себестоимость продукции, делая ее неконкурентоспособной.

В конце концов предприятие остановилось. На протяжении трех месяцев простоя появлялась информация о том, что ДМК то переходит в собственность «Метинвеста» (то есть к Ахметову), то остается в ИСД. Переговоры между олигархами, видимо, шли тяжелые: для Сергея Таруты и его партнера ДМК стал своеобразным «чемоданом без ручки», ну, а Ринат Ахметов, подхватив этот «чемодан», мог бы относительно спокойно перенести утрату Енакиевского металлургического завода.

Даже после запуска ДМК ситуация полностью не прояснилась, хотя в прессе появились версии, что ИСД сдал комбинат «Метинвесту» в аренду на два года. Во всяком случае почти все ключевые посты сейчас отданы на комбинате бывшим управленцам компаний Ахметова. В общем, «жизнь налаживается», рыночные торговцы с удовольствием вдыхают привычный отравленный воздух, и теперь вместо забот о хлебе насущном можно опять заняться «политикой» — ну хотя бы продолжить «войну с памятниками».

Правда, пока битва с брежневским бюстом идет не слишком успешно. За 6 дней, с момента опубликования петиции, ее поддержали только 8 человек, включая самого автора. Чтобы мэр хотя бы начал ее рассматривать, нужно всего-то 246 голосов из более чем 240-тысячного населения бывшего Днепродзержинска. Хотя времени у инициаторов более чем достаточно: отсчет положенных по закону трех месяцев только начался, так что пожалуй — соберут. Но вот решатся ли власти вновь обострять ситуацию — большой вопрос. Даже в гораздо более «национально ориентированном» Киеве с переименованием проспекта Ватутина в улицу Шухевича не так все просто получается.

Источник

Комментариев пока нет