Запад Их нравы А чего это вы там делаете, а?

Что общего между сносом в США памятников героям гражданской войны и гей-парадами на Украине?

22 августа 2017
Мир страдает он нового агрессивного политического явления — гомоколониализм.

Охватившая США эпидемия сноса памятников генералам и солдатам армии южан времен Гражданской войны 1861 – 1865 годов и то, что прежде чем пожаловать украинцам туристический безвиз, Евросоюз заставил их проводить гей-парады — это события одного порядка. И то, и другое является следствием явления, которое можно определить как «гомоколониализм».

Неверно, что в США вокруг памятников конфедератам схватились расисты и борцы за историческую справедливость по отношению к «афро-американцам», потомкам рабов. Гражданская война, или война между Севером и Югом велась вовсе не за отмену рабства. Это был коммерческий спор и конституционный конфликт. В двух словах: главным вопросом политики США до Гражданской войны был вопрос о размере таможенных пошлин. Вставший на путь индустриализации Север был заинтересован в высоком тарифе, чтобы защитить свою слабую промышленность и внутренний рынок сбыта от более качественных английских товаров. Аграрный и экспортно ориентированный Юг был за свободу торговли, потому что хотел покупать английское, а не отечественное. Когда с избранием президентом Авраама Линкольна вся власть в Вашингтоне оказалась в руках северян, 11 южных штатов решили отсоединиться, чтобы их не задушили налогами. А в Конституции США четких положений относительно права штатов на самоопределение не содержалось.

Добавим, что тогда, через сто лет после создания Соединенных Штатов Америки, американцы чувствовали себя в первую очередь гражданами своих штатов, а Вашингтон воспринимали примерно так же, как нынешние французы или англичане воспринимают столицу Евросоюза Брюссель. Иначе говоря, сецессию (отделение) южных штатов от Союза можно считать предтечей Брексита. А последовавшее за этим вторжение на их территорию с Севера выглядит как колониальная война.

Удержание территории было целью Линкольна. Его знаменитая Прокламация об освобождении рабов была принята лишь в 1863 году и касалась исключительно мятежных штатов, оставляя рабовладения в неприкосновенности в 4-х штатах Юга, примкнувших к Союзу. Подавляющее большинство солдат-конфедератов не было рабовладельцами, как не был им и командующий армией южан генерал Ли, из-за памятника которому в Шарлотсвилле, штат Виргиния, и разгорелся весь сыр-бор. Даже более того: когда ему уже в зрелом возрасте рабы достались по наследству, он их тут же освободил. Зато главнокомандующий армией Севера генерал Грант владел рабами до самого окончания Гражданской войны. По сведениям историков, президент Линкольн вынашивал планы возвращения негров в Африку и, вполне возможно, осуществил бы свое намерение, если бы его не застрелил патриот Юга еще до окончания боевых действий.

Южане воевали лучше северян и при определенном стечении обстоятельств могли бы дойти до Вашингтона, но они себе такой цели не ставили. Зато северяне на Юге зверствовали. Их генерал Шерман использовал тактику выжженной земли и создавал концлагеря, а другой знаменитый генерал Шеридан чуть позже организовал голодомор индейцев, приказав истребить их основной продукт питания — бизонов в прериях. То есть, повел себя очень неэкологично, но тем самым открыл путь для колонизации освободившихся пространств запада североамериканского континента. Афоризм «хороший индеец – мертвый индеец» — принадлежат именно этому герою борьбы за освобождение черных рабов.

Если руководствоваться здравым смыслом, то всю эту далеко не героическую историю стопятидесятилетней давности вообще лучше бы не ворошить. Если же ставить задачу восстановления исторической справедливости, то к почти полутора тысячам подлежащих сносу памятников проигравшим стоило бы добавить и множество монументов победителям, в том числе и таких культовых, как мемориал Линкольна в Вашингтоне.

Но борцы с памятниками руководствуются не здравым смыслом и не фактами, а скорее исповедуют некую языческую религию, ставшую по существу официальной идеологией западного мира. По-английски она называется Identity Politics (политика идентичности) и суть ее в том, что в культ возводится один признак (цвет кожи, пол, сексуальная ориентация) личности и социальной группы. Объекты поклонения в этой религии – чернокожие, женщины и геи; «правоверные» — те, кто признает свою вину за когда-либо допущенные несправедливости, кается и исправляется; а «неверные» — те, кто в эти игры не играет.

Избрание Дональда Трампа президентом в прошлом году было бунтом против такого отношения к жизни, вот почему его травля, развернутая адептами новой религии еще до вступления в должность, имела целью не только сведение счетов с ним лично, но и приведение к повиновению «неверных», или deplorables, то есть «достойных презрения», по выражению одной из верховных жриц культа Хиллари Клинтон. То есть все та же колониальная политика.

В том же ряду и развернувшаяся на Западе массированная кампания за бойкот зимней Олимпиады в Сочи в качестве кары за принятие закона о запрете пропаганды нетрадиционной сексуальной ориентации среди несовершеннолетних. О том, насколько все запущено, свидетельствует, что вопреки всем сложившимся традициям, церемонию открытия Олимпиады проигнорировали лидеры ведущих западных стран. И что ЕС совершенно официально поставил Украине проведение гей-парадов условием предоставления безвизового туристического режима.

Вот почему я и предлагаю именовать это явление гомоколониализмом, хотя одними сексуальными ориентациями оно не исчерпывается.

Не наше, русских, дело выносить суждения о том, что такое хорошо и что такое плохо в чужой истории или искать правых и виноватых в нынешней американской заморочке с памятниками. Наше дело – мотать на ус: «Это и есть современная западная демократия, сынок!». И предохраняться.

Источник

Комментариев пока нет