Мир Их нравы

Чечня, Донбасс и Одесса: двойные стандарты в правосудии

04 мая 2017
Жан де Лафонтен написал знаменитую фразу, к нынешним условиям ее можно было бы адаптировать следующим образом: "Международные суды вас обелят или очернят в зависимости от того, выступаете ли вы за интересы США или против".

Agora Vox, Франция, Кристель Неан

Недавно исполнилась вторая годовщина трагических событий в Одессе 2 мая 2014 года. Три года назад украинские неонацисты совершенно безнаказанно убили по меньшей мере 48 человек (цифры расходятся в зависимости от источника): шестеро погибли на улице, а еще не менее 42 — во время пожара в Доме профсоюзов. Это не считая 250 раненых.

И три года спустя, несмотря на наличие на YouTube видео с лицами убийц, все они — по-прежнему на свободе. Никого даже не брали под стражу. За решетку киевская хунта отправила только тех, кому удалось уцелеть в этой бойне. Да, все именно так: жертвы этого антироссийского погрома вот уже три года сидят тюрьме без суда и следствия.

На днях в Лондоне и Гааге прошли демонстрации в память о жертвах с призывом провести настоящее расследование и снять окружающую погром информационную блокаду. На Украине же люди даже не смогли нормально собраться.

В Одессе не смогли почтить память погибших: полицейские разогнали демонстрантов под предлогом информации о заложенной бомбе и не позволили им подойти к Дому профсоюзов. Сначала украинские власти убили этих людей, а теперь пытаются стереть память об этом в своем неизменном стремлении к переписыванию истории страны.

Было сделано все, чтобы вставить палки в колеса расследованию, которое вот уже три года не может дать результатов: нарушения процедур, прямое и опосредованное политическое давление, исчезновение доказательств, отсрочка слушаний на неопределенный срок, полная реструктуризация следственной группы в 2015 году. Даже курирующий следствие глава одесской полиции Дмитрий Головин признал, что большая часть улик просто-напросто исчезла.

Несмотря на прозвучавшие в июле 2016 года призывы ООН в срочном порядке провести доскональное расследование, ничто не сдвинулось с места. Уцелевшим людям, сидящим в тюрьме вот уже три года, продлевают без конца и беспрепятственно срок. Последнее решение об этом было принято 13 февраля 2017 года. Они оказались за решеткой лишь из-за столкновений между антифашистами и неонацистами. Ни один из подозреваемых в убийстве сгоревших в Доме профсоюзов людей так и не был задержан. Все они по-прежнему гуляют на свободе.

Бывший одесский депутат Алексей Албу присутствовал на месте событий 2 мая 2014 года и прекрасно описал ситуацию о фактах бездействия украинского правосудия:

Суть в том, что суд ни за что не продвинется вперед, пока устроившие эту бойню люди будут оставаться у власти. Пока мы не сменим правительство, или они не уничтожат друг друга, ничего не изменится. Армии ДНР и ЛНР очевидно не могут дойти до Одессы, хотя мы надеемся, что однажды это случится. Если мы хотим суда по этому делу, нужна смена правительства.

В Донецке же почтили память погибших в Одессе, а спикер парламента ДНР Денис Пушилин подчеркнул в своем выступлении важность преподавания истории детям без вычеркивания и переписывания событий, чтобы не допустить повторения подобных трагедий в будущем.

Тем временем российское правосудие медленно, но верно продвигается вперед. Помимо формирования следственной комиссии по военным преступлениям в Донбассе, оно уже возбудило дела в отношение нескольких официальных лиц и командиров украинской армии за преступления против населения Донбасса.

Кроме того, недавно в первые ряды в информационном пространстве выбилась другая, несколько забытая за последние годы война. Чеченская. Занимавшийся расследованием преступлений в отношении российских солдат во время первой войны в Чечне Следственный комитет уже довольно давно обвинил Арсения Яценюка в военных преступлениях в составе украинских националистических групп, которые сражались вместе с чеченскими исламистами с 1994 по 1995 годы.

«По данным следствия, Арсений Яценюк участвовал как минимум в двух вооруженных столкновениях, происходивших 31 декабря 1994 года на площади Минутка в городе Грозный и в феврале 1995 года в районе городской больницы № 9 города Грозный», — сообщил глава комитета Александр Бастрыкин в интервью «Российской газете».

По сведениям комитета, Яценюк сражался в Чечне в составе батальонов «Арго» и «Викинг», которым руководил Александр Музычко, член руководства украинского неонацистского движения «Правый сектор» (организация запрещена в РФ — прим.ред.).Он пытал и убивал солдат российской армии в Грозном 7 января 1995 года, а затем вернулся на Украину через Грузию.

После выпуска международного ордера на арест 21 февраля 2017 года российский суд утвердил его за неявкой в конце марта. Это решение становится прелюдией для подачи Россией заявления в Интерпол с требованием внести Яценюка в список разыскиваемых лиц.

Министерство иностранных дел Украины посчитало конфиденциальным текст письма с решением, которое было передано украинским властям с требованием об экстрадиции Яценюка. Власти же, разумеется, категорически против нее.

Конфиденциальность дела не дает получить доступ к документам, которые, по мнению украинских властей, потенциально могли бы нанести ущерб национальным интересам и территориальной целостности Украины. Понятное дело, ведь тот факт, что кресло премьера занимал пытавший и казнивший людей военный преступник, не лучшим образом отразится на и так запятнанной репутации Украины после Майдана.

Тем временем Генпрокуратура России оказывает давление на Интерпол с тем, чтобы организация внесла Арсения Яценюка в список международного розыска. Пока Интерпол, судя по всему, старается тянуть время. Нужно сказать, что бывший украинский премьер был любимчиком США во время Майдана. И это многое объясняет…

В такой обстановке недавнее задержание на польско-украинской границе австрийца, который сражался на стороне украинской армии в Донбассе (ему были выдвинуты обвинения в военных преступлениях: убийство мирных жителей и/или сдавшихся в плен солдат) выглядит удивительным.

Стоит напомнить, что эстонские, испанские и британские правоохранительные органы задержали нескольких своих граждан, которые пошли добровольцами в народное ополчение Донбасса. Некоторых отпустили из-за отсутствия каких-либо доказательств того, что они совершили что-либо предосудительное, тогда как другие, например, Бен Стимсон (Ben Stimson), сидят за решеткой.

В то же время сражавшиеся на украинской стороне (нередко в рядах неонацистских батальонов) волонтеры, которые хвастаются совершенными ими военными преступлениями, как британец Крис Гаретт (Chris Garrett) и француз Тибо Дюпир (Thibault Dupire), по-прежнему на свободе и не привлекали внимания правоохранительных органов своих стран.

Окажется ли австрийский суд более объективным, чем международное правосудие, при том, что европейские суды молчат и покрывают иностранных наемников, которые совершили военные преступления в Донбассе на стороне украинской армии?

Несколько столетий назад Жан де Лафонтен написал знаменитую фразу о необъективности суда. К нынешним условиям ее можно было бы адаптировать следующим образом:

Международные суды вас обелят или очернят в зависимости от того, выступаете ли вы за интересы США или против

Источник


Комментариев пока нет