Сибирь Образ жизни А чего это вы там делаете, а?

Как черные копатели охотятся на мамонтов в Сибири

19 июня 2017
В глухих уголках Сибири бригады черных копателей ведут охоту на бивни мамонтов, отыскивая в вечной мерзлоте останки животных, вымерших десятки тысяч лет назад.

Это — нелегальный и опасный бизнес: преследования полиции, борьба с конкурентами и много выпивки — повседневная реальность черных копателей. Корреспондент «Радио свободная Европа» Эймос Чеппл присоединился к бригаде охотников за мамонтами и описал их историю в своем фотоочерке.

Чеппл присоединился к черным копателям в одной из сибирских деревень, от которой им предстоит четыре часа пути на моторной лодке до места работ. Лодочная стоянка оборудована вдали от посторонних глаз. Как говорит местный проводник, на берегах речушки немало мамонтовых бивней.

По мнению палеонтологов, на нынешней территории сибирских лесов когда-то простиралось огромное болото, в котором регулярно тонули доисторические обитатели Земли. Именно поэтому здесь сохранилось столько останков мамонта. 

Черные копатели используют пожарные насосы, чтобы выкачивать воду из реки и мощной струей пробивать в земле шахты, ведущие к сокровищам. Вот таким образом ведутся раскопки.

Копатели прорывают в земле длинные, глубокие туннели с мягкими, как садовая почва, стенами. Иногда, помимо узких ходов, они проделывают большие пещеры, где ведут поиски.

А иногда место раскопки выглядит просто как огромная яма. Мечта каждого нелегального охотника на мамонтов — найти в земле такие вот прекрасно сохранившиеся бивни, цена которых на черном рынке доходит до $520 за килограмм.

Якутия, где происходят раскопки, — царство вечной мерзлоты. Почва здесь промерзает до самой поверхности. В обычной почве кости мамонта сгнили бы, самое большее, за десять лет. Но в вечной мерзлоте они хранятся тысячелетиями. Этим копателям повезло: им удалось извлечь из вечной мерзлоты 65-килограммовый бивень. Впоследствии он был продан за $34 000.

Тщательно запакованные в пластиковую пленку бивни летят в Якутск, откуда их отправят в Китай. Груз, естественно, неофициальный. 

«Когда я решил сфотографировать упаковку с бивнями на борту, стюардесса устроила страшный скандал и выбила камеру у меня из рук», — рассказывает Чеппл.

А это — останки бизона, еще одного древнего обитателя Земли, бизона. Трудно поверить в то, что стада бизонов когда-то бродили по сибирским просторам.

Это — череп шерстистого носорога. Он очень пригодился копателям в роли подставки для шеста, на котором кипит чайник.

Копатели нашли еще один череп носорога, пролежавший в земле, как минимум, 11 тысяч лет. «Если ты нашел череп, рог обычно находится в 15-20 метрах от него», — рассказал журналисту опытный копатель.

Этот рог весом в 2,4 килограмма был продан агенту за $14 000. Вероятнее всего, он, в конце концов, окажется во Вьетнаме, где его истолкут в порошок и будут продавать его как традиционное лекарство. Рог пропитался влагой и омерзительно пахнет. Но во Вьетнаме, где из него делают «народное лекарство от рака», он будет стоить дороже золотого слитка такого же веса.

Однако для большинства копателей целое лето адской работы в грязи станет лишь потерей времени и денег. Многим достаются лишь обычные кости, которые ничего не стоят. Палеонтолог Валерий Плотников, знакомый с этим нелегальным бизнесом, утверждает: лишь 20-30% «черных палеонтологов» ждет успех. А ведь большинству из них пришлось брать кредиты, чтобы оплатить свое участие в экспедиции. Чтобы удешевить предприятие, этот молодой копатель сделал водяную помпу из двигателя от советского снегохода «Буран». Когда настанет зима, копатель вернется в город и снова установит этот двигатель на снегоход.

Так устроена жизнь в этих краях: большинство мужчин проводят лето за работой, вдали от семей. В полумраке палаток копатели отдыхают за картами или просмотром в смартфонах вирусных видеороликов. 

Мясо северного оленя — редкое лакомство. Чаще всего копатели обходятся тушенкой и макаронами. 

«Двое как-то сказали мне: «Когда приходится, мы едим собак. По вкусу напоминает бекон», — рассказывает фотограф.

Комары — настоящий бич здешних мест. Лишь холодными утрами можно час-другой отдохнуть от них.  А в теплые дни костюмы рабочих больше походят на обмундирование пчеловода.

Действия копателей наносят серьезный вред природе Якутии. И безнадежно испорченный пейзаж — это еще полбеды. Вода, которую копатели используют для пробивания туннеля, вновь стекает в реки, неся с собой иловые наносы. В результате из рек уходит рыба. 

«Из реки, на которой мы работали, рыба ушла давно, — рассказывает Чеппл. — Копатели уже даже не берут с собой удочки».

С каждым годом в копатели подается все больше жителей Якутии. И пока местные города поражаются историям о невероятном богатстве, свалившемся на счастливчиков за считанные дни, эта тенденция будет сохраняться.

Источник

Комментариев пока нет