Мир Юмор

СТЕНА 2: Дикие Земли

10 июля 2016

Полковник наклонился, взял в руку горсть земли, вдохнул её запах и медленно пропустил землю сквозь пальцы. Сзади послышался топот и звон металла. Полковник не спеша выпрямился, выхватил боевой нож, развернулся навстречу и... проснулся.

Тиха была предрассветная ночь на Диких Землях, прозрачно небо. Группа отдыхала после дневного марш-броска, расположившись в развалинах какого-то придорожного кафе, выставив датчики безопасной среды и запустив маленького сторожевого дрона.

Полковник с минуту смотрел на пульсирующий в вышине красный огонёк дрона, а потом заметил, что всё ещё сжимает в руке трофейный «Танто Ронин», оставшийся у него после давней операции по принуждению Японии к миру. В ту ночь решили самураи перейти границу у Курил, потеряв в итоге армию, флот, Хоккайдо и веру в Настоящую Дружбу, так как американцы на войну так и не явились.

Полковник спрятал нож в ножны, посмотрел на часы и скомандовал подъём.

…………

Группа двигалась по частично поросшему колючим кустарником шоссе, осторожно огибая провалы и ямы и непрерывно сканируя пространство по обе стороны дороги. Снег уже почти весь растаял, и над полями кружили стаи ворон в тщетных попытках найти зерно в давно заброшенной земле. Тут и там виднелись ржавые скелеты различной техники, чёрными провалами окон смотрели покинутые постройки. В Дикие Земли пришла весна.

Впереди, в одном месте у обочины, ворон было особенно много. Подойдя поближе, группа обнаружила человеческие останки. Рядом с аккуратно обглоданными костями валялась шелуха от лука, головки чеснока и пустая бутылка из-под горилки «Немирофф». Полковник подошёл поближе, наклонился и поднял очки в золотой оправе.

– Здесь у Ходоков был привал, – нахмурился командир. – Они по-быстрому перекусили парламентарием и пошли дальше.

– Значит, верной дорогой идём, товарищ полковник! – улыбнулся лейтенант Ромашкин, здоровяк из Севастополя, поправляя на плечевой экзоподвеске свой любимый шестиствольный пулемёт с лазерным прицелом. Однажды он одной очередью со Стены написал на снегу перед каким-то адмиралом из военной комиссии: «Привет морякам балтийцам от моряков Севастополя!» пририсовав в конце парящую чайку. Адмирала потом час приводили в чувство, а Ромашкина хотели перевести на мойку военных роботов, но адмирал его простил и даже подарил ему свой кортик со словами: «Спасибо, что живой!»

………

Идущий впереди боец присел и резко поднял руку. Группа немедленно рассредоточилась по обочинам и залегла. Через минуту на дороге показалась телега, запряжённая тощей лошадёнкой. В телеге сидел человек в видавшем виды синем пальто, жёлтых ватных штанах и в отделанной мехом кастрюле на голове.

Через минуту человека подвели к полковнику. Когда с него сняли кастрюлю-ушанку, выяснилось, что это была молодая симпатичная девушка.

– Мульти-паспорт! – испуганно сказала она, показывая всем маленькую дощечку с неровной надписью «Безвізовий прохід».

– Что это? – спросил полковник, нажатием кнопки складывая тактический шлем в шейный отсек бронежилета.

Девушка объяснила, что этот паспорт даёт ей право передвижения по всему миру и что выдаёт их сам Сотник-Жрец богини Перемоги пан Пацанюк. Потом она вдруг заплакала и призналась, что сбежала из села, так как пан Пацанюк хочет сделать её своей девятой наложницей, а её жениха Мыколку объявили бытосепаром и подали на стол Одвичным Лыцарям, заходившим вчера в село.

– После этого пан и объявил, что я буду его наложницей, ибо такова воля Перемоги, – всхлипнула девушка. – Ночью я надела свой лучший наряд, угнала эту машину и решила ехать до Европы, ведь у меня есть мульти-паспорт, за который когда-то стоял Майдан!

После упоминания Майдана она вытерла слёзы, надела кастрюлю и с торжественным лицом три раза подпрыгнула на месте, прокричав «Хто не скаче той москаль!». Потом она опять заплакала, видимо, вспомнив о несчастном женихе.

– А эти, Одвичные, они зачем в село заходили? – заинтересовался полковник.

Девушка объяснила, что Лыцари обменяли какого-то связанного чужака на сено для своих машин, отобедали Мыколкой и уехали в сторону Киева.

Полковник посмотрел на группу, вздохнул, надел чёрные круглые очки без дужек и протянул девушке две таблетки:

– Берешь синюю таблетку – и ты нас не помнишь и едешь дальше в своём кабриолете в Европу, кстати, она в другой стороне. Берешь красную таблетку – войдешь в страну чудес, и я покажу тебе, как глубока порой бывает задница.

Девушка немного подумала, заявила, что с детства любит чудеса, взяла красную таблетку и проглотила.

Некоторое время она стояла молча. Потом сняла кастрюлю с головы, ошарашено на неё посмотрела, отшвырнула в сторону и огляделась вокруг:

– Что за… Что это за телега? Что на мне за тряпьё? Что я вообще делаю в этой дыре?! Я же учусь на третьем курсе филфака ЛГУ, у меня есть парень, футболист питерского «Зенита» и он звал меня в Монте-Карло, покурить кальян и попить хорошего шампанского… Помню только, как приехала осенью тринадцатого года в Сумы проведать родных, а дальше как в тумане... Кстати, какое сегодня число?

Полковник сухо озвучил дату, и девушка грохнулась в обморок. Лейтенант Ромашкин кинулся к ней.

– Ничего, – остановил его полковник. – У них у всех так, которые попали под Генератор случайно. Сейчас очнётся.

Он поднял голову и проводил взглядом большой серебристый диск, стремительно летящий высоко в небе:

– Симферополь - Минск - Марс, чартер, двенадцатичасовой.

– А мы тут по свалкам бродим… – сплюнул Ромашкин.

– Есть такая профессия, товарищ лейтенант! – строго сказал полковник.

……………

Девушке уже в третий раз дали глотнуть из фляжки, но её продолжало трясти.

Она сжимала фляжку и причитала:

– Товарищ командир, ребята, вы же заберёте меня отсюда? Я вам отслужу! Я вам отстираю, я вам полы помою…

– Александра! – прикрикнул полковник. – Чтобы я от тебя этих слов не слышал. Поняла?

– Поняла.

– А теперь покажи, где находится это ваше село.

И полковник вывел перед девушкой трёхмерную карту Сумского сектора Диких земель.

……………..

Жрец задрал голову вверх, отчего дорогая кастрюля на его голове ярко сверкнула на солнце, и закричал:

– Сначала была Зрада!

– Зрада... – хором выдохнула толпа, стоящая вокруг площади на коленях.

– А потом отец Майдан послал на землю свою дочь Перемогу!

– Перемогу! – восторженно вскричала толпа.

– И раскинулась наша держава от Польской Пустыни до самого Тихого океана! – провозгласил Жрец. – И сгинули наши вороженьки, як роса на солнце!

– Запануемо! – взвыла толпа, дружно ударяя по кастрюлям, мискам и котелкам на головах.

Александра с полковником наблюдали за всем из дровяного сарая, стоящего недалеко от сельской площади.

– Товарищ командир, – прошептала девушка. – А что с Польшей-то случилось?

– Когда американцы проставили там свои ракеты, то десятки тысяч поляков кинулись к базам с цветами, угощениями и слезами радости. Американцы увидели эти толпы со спутников, подумали, что их базы с ракетами атакуют террористы и с перепуга нанесли по Польше гуманитарный ядерный удар.

– Кошмар! – округлила глаза девушка.

– Ничего, – прошептал полковник, глядя в бинокль. – Американцы через два года признали, что это было ошибкой и извинились.

– Что значит цивилизованные люди! – уважительно прошептала Александра.

…………

На площади гулко и мощно забил большой барабан, задавая ритм. Вспыхнула украшенная жёлто-синими лентами и рогатыми чучелами москалей пирамида из покрышек.

– Хто не скаче! – зычно крикнул Жрец, эффектно взмахивая жёлто-синей мантией, переделанной из рекламного транспаранта ИКЕА.

– Той москаль! – хором отозвалась скачущая толпа.

………….

Полковник опустил бинокль, и в ту же секунду ему в затылок упёрлось что-то твёрдое и холодное.

«Судя по характерному надульнику – АКС-74У…» – подумал полковник. Он поднял руки и обернулся. Перед ним стояли трое Одичалых, действительно, с сильно потрёпанными «укоротами» в руках. Все трое были одеты в домотканые синие шаровары и чёрные самодельные футболки с надписью «Смерть ворогам!». Обуты они были в онучи из покрышек, скреплённые проволокой. На голове у одного, видимо старшего, была немецкая каска времён Второй мировой, а у остальных двоих – чугунки, с тесёмками под подбородками.

– Попалась, курва! – оскалился тот, что в каске, обращаясь, судя по всему, к девушке. – Тащи их к пану Пацанюку, хлопцы!

…………

– Ослушница воли Перемоги! – провозгласил пан Пацанюк, указывая на девушку чёрным от дыма пальцем. – Будет люстрирована на костре как еретичка! Это говорю я – Жрец-Сотник Пацанюк из рода Реальных Пацанюков!

Толпа оживлённо загудела.

Жрец перевёл тяжёлый взгляд на стоящего рядом полковника:

– А ты кто таков, мил чоловик?

– Он мой родственник! – крикнула Александра. – Он ни в чём не виноват, он приехал ко мне в гости из Автономной Республіки Крим!

– Откуда?! – вытаращил глаза Жрец.

– Ты чё несёшь, студентка? – прошептал полковник. – Крым уже давно в составе России, один из самых продвинутых регионов. Ты бы ещё про Донецк ляпнула – его бы точно удар хватил.

– Да я откуда знала?! – шёпотом огрызнулась девушка. – Я же с тринадцатого года в отключке!

– Еретичка! – завопил Жрец. – Все знают, что никакого Крыма на земле нет! Крым – это место, куда после смерти попадают души праведных Свидомых Патриотов и где они потом вечно купаются в море, едят фрукты и живут в пятизвёздочных отелях! Хватит слушать вашу ересь! Умрите!

И Жрец выхватил из-под мантии пистолет-пулемёт «Узи» во вполне приличном состоянии, как успел отметить полковник, нажимая кнопку на запястье и выпрыгивая на линию огня перед Александрой. Шлем мгновенно обхватил голову полковника и несколько попавших в него пуль рикошетом ушли вверх, а остальные приняла на себя керамико-композитная бронепластина штурмового бронежилета.

«Ущерб ноль целых, пятнадцать сотых» – доложил шлем мелодичным женским голосом, немедленно выдав трёхмерный обзор с сеткой наведения и целеуказанием.

В руку полковника стремительно скользнул Стечкин 5.0 «Маргелов», управляемый гибким нейропроводом, соединяющим кобуру и правое запястье полковника. Пистолет негромко лязгнул затвором и поставил аккуратную точку во лбу и в карьере пана Пацанюка.

Наступившая гробовая тишина сменилась общим криком ужаса.

На площадь влетела закованная в железо лошадь, тянущая за собой большой железный мусорный контейнер с бойницами. Бронелошадь остановилась, а из контейнера начали сыпаться люди с автоматами, пиками и топорами.

Полковник схватил девушку и бросился за горящую пирамиду. На площади началась паника, селяне метались с криками «Зрада!», теряя кастрюли и сталкиваясь с не менее паникующими боевиками.

С трёх сторон на площадь выскочили бойцы группы, сходу открыв прицельный огонь.

Полковник усадил перепуганную Александру за какой-то ящик и через плечо выстрелил в выскочившего на них хлопца в немецкой каске, проделав дыру прямо в эмблеме СС. Хлопец выронил автомат, сверкнул шароварами и опрокинулся навзничь, а его каска подкатилась к полковнику.

– Всегда хотел это сделать, – полковник катнул каску ногой. – Ещё когда маленьким смотрел фильмы про фашистов.

Внезапно в шлеме раздалось: «Ложись!» Полковник и его бойцы залегли и вовремя, так как на площадь выскочил лейтенант Ромашкин.

Лейтенант навёл на толпу свой пулемёт и выпустил по ней длинную оглушительную очередь секунд на тридцать.

Все на площади замерли, включая бронелошадь. Ещё через секунду все боевики в толпе замертво попадали на землю, а селяне остались стоять, ощупываясь и оторопело глядя на лейтенанта.

Полковник поднялся, вышел на площадь, покачал головой и присвистнул:

– Твою ж мать… Ювелир.

«Убитых гражданских ноль процентов, раненых ноль процентов. Убитых комбатантов сто процентов, раненых ноль процентов » – мелодично подтвердил шлем.

…………….

В дальнем углу конюшни группа нашла человека в лохмотьях, в которых с трудом угадывалась форма старшего офицера НАТО.

Человек с ужасом посмотрел на окруживших его людей и вскричал, прикрываясь ладонью от фонарей:

– Кто вы и что вам нужно?!

– Мне нужна твоя одежда, ботинки и мотоцикл! – мрачно отчеканил полковник и усмехнулся:

– Шучу. А вот скажи мне, натовец, в чём твоя сила? Вот вы миллионы людей несчастными сделали, денег нажили, и чего – вы сильней стали? Нет, не стали, потому что правды за вами нет, как и нет уже вашей вонючей НАТЫ. Карту месторасположения вашего чёртового Генератора давай.

Натовец дрожащей рукой протянул полковнику цепочку с флешкой, а потом тихо и безнадёжно завыл, стуча головой в стену конюшни.

*продолжение следует*

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров