Россия История

Жертва русофобии. Великий Иван Третий, о котором мы так мало знаем

20 июня 2016
Мы живём в государстве и мире, придуманном и построенном по лекалам Ивана Третьего, однако даже менее значимые цари для современного российского обывателя более известны.

Локальной неожиданностью окончилось заседание Творческого совета Российского военно-исторического общества. Предполагалось, что в День России наконец-то объявят победителя конкурса на лучший памятник Ивану III. Выяснилось, что из 12 тысяч проектов не годится ни один. Самыми резкими надо признать высказывания главных заказчиков – министра культуры Владимира Мединского и председателя совета, Андрона Кончаловского.

Вот вердикт министра: «Иван III был могучей личностью. Глядя на него, женщины падали в обморок, а мужчины теряли дар речи. Этой харизмы, этого масштаба, нет ни в одном из проектов».

Мнение Кончаловского более конкретно: «Все проекты похожи, но в них не видно главного – что же сделал Иван III».

Пожалуй, это самые важные слова. Они отлично характеризуют ситуацию. Художникам и скульпторам огромной страны был заказан памятник. И он не получился. А причина проста. Никто из авторов и впрямь не видит главного. То, что сделал Иван III, до сих пор чрезвычайно сложно понять и осмыслить. А говорят об этом до обидного мало.

Всё, что более-менее на слуху о личности Ивана III запросто можно уместить в эпитет, с которым он прописан на страницах отечественной истории: «Великий». В чём, собственно, заключается величие, должны, по идее, прояснить учебники. А там – сухая невнятная скороговорка: «Второй этап объединения земель вокруг Москвы, избавление от татаро-монгольского ига, централизация власти».

Свой своему – не брат?

По большому счёту это оскорбительно. Особенно в свете заявлений вроде: «Мы должны гордиться своей историей».

Принято восторгаться «феноменом Англии». Ещё бы – за краткий по историческим меркам срок небольшое островное государство превратилось в империю, над которой не заходит Солнце.

Феномен превращения Московского княжества в Россию по какой-то загадочной причине упорно предпочитают не замечать. Между прочим, в самом начале этого пути невеликое лесное княжество даже не обладало политической независимостью. Результат – крупнейшее государство Европы, претендующее на гегемонию и диктующее свою волю соседям.

И всё это произошло при жизни Ивана III. Кстати, не очень-то и длинной – он умер всего лишь 65 лет от роду. Таких впечатляющих рывков в мировой истории больше попросту не найти.

Картина Н. С. Шустова «Иван III свергает татарское иго, разорвав изображение хана и приказав умертвить послов» (1862)

Лучше прочих сказал об этом старательно изгоняемый из учебников и вообще из исторического обихода Карл Маркс: 

«Изумленная Европа, в начале правления Ивана едва знавшая о существовании Московии, стиснутой между татарами и литовцами, была ошеломлена внезапным появлением на ее восточных границах огромной империи, и сам султан Баязид, перед которым Европа трепетала, впервые услышал высокомерную речь московита».

 Маркс считался (да и был) русофобом, так что это его признание дорогого стоит. Но ещё интереснее продолжение цитаты: «Каким же образом Ивану удалось совершить все эти великие дела? Был ли он героем? Сами русские историки изображают его заведомым трусом».

Если бы только трусом. Ни одна школьная, студенческая или даже научно-популярная работа об Иване III не обходится без ссылки на русского историка Николая Костомарова, современника Маркса. Авторитет его имени многих подавляет до сих пор – возражать ему вроде бы не пристало. Так каково же мнение самого Николая Костомарова об Иване III, его личности и результате правления?

«Он не отличался ни отвагою, ни храбростью, зато умел превосходно пользоваться обстоятельствами. Он хотел дать своему государству строго самодержавный строй, подавить в нём древние признаки свободы, как политической, так и частной. Сила его власти переходила в азиатский деспотизм, превращавший всех подчиненных в боязливых и безгласных рабов. Летописи более не сообщали о советах князя с боярами – все решения он принимал единолично. Его варварские казни развивали в народе жестокость и грубость. Его безмерная алчность способствовала не обогащению, а обнищанию Русского края».

Хозяйственник или воин?

Обвинять фигуру такого калибра, как сам Костомаров в прямой лжи и подтасовках опасно. Тем не менее, сделать это придётся – в приведённой цитате нет почти ни слова правды.

Начать можно с любого пункта. Вот, скажем, насчёт «обнищания» - слова горькие и хлёсткие. Однако свидетельства иностранцев, которым было с чем сравнивать материальное положение наших соотечественников, говорят о другом. Иосафат Барбаро, венецианский купец, был поражён благосостоянием русских: «Изобилие хлеба и мяса в этом месте можно себе представить по тому, как им торгуют – продают не на вес, а на глаз». Амброджо Контарини, тоже венецианец, дипломат: «Край чрезвычайно богат всякими хлебными злаками, люди не испытывают в них никакого недостатка.

Русские продают огромное количество коровьего и свиного мяса, а сотню кур отдают за дукат – вдесятеро дешевле, чем у нас». Кстати, примерно в это самое время начинает бытование характерная пословица: «На Руси ещё никто с голоду не помирал». Итог же может подвести профессор Краковского университета, врач и историк Матвей Меховский, современник Ивана III: «Это был хозяйственный и полезный земле своей государь».

О «грубости и жестокости» нравов народа под властью Ивана III неплохо пишет голландец Альберто Кампензе, астроном, математик и друг Римского папы Адриана VI: «Обмануть друг друга почитается у них ужасным, гнусным преступлением. Прелюбодеяние, насилие и публичное распутство также весьма редки. Противоестественные пороки также совершенно неизвестны, а о клятвопреступлении и богохульстве вовсе не слышно».

О том, каков был Иван III в бою, храбр он был, или труслив, сказать, по идее, должны одни из его злейших врагов – литвины. И они внезапно находят самые лестные слова. «Кройника литовская и жмойтская» пишет о своём противнике так: «Муж сердца смелого и рицер валечный». То есть рыцарь важный, великий.

То же самое говорят и отечественные безымянные летописцы. И безо всяких красивостей – просто и буднично. Как, например, запись от 1 января 1452 года: «Великий князь Московский отпусти сына своего, великого князя Иоанна, на Кокшенгу противу князя Дмитрия». В чём же здесь храбрость Ивана?

В стране Гражданская война. Дмитрий Шемяка всего 7 лет назад пленил и ослепил Василия Тёмного. Тот посылает против опасного и коварного противника своего сына. Совершеннолетие по представлениям того времени наступало в 15 лет. Иван же командует армией и лично выходит в поход, будучи неполных 12 лет от роду.

Впоследствии он, как соправитель отца, неоднократно выступает на южные рубежи государства против татар. Тоже во главе войска. В 13, 14 и 15 лет.

Под корень

О том, что в 1480 г. он скинул татаро-монгольское иго, известно и факт на слуху. Меньше знают, что в процессе избавления от ига Большая Орда была уничтожена под корень, а её столица Сарай стёрта с лица земли: «И тако пленили, жён и детей поганых без милости смерти предали, жилища же их сожгли и обратили Орду в место пусто». Ещё менее на слуху его казанские походы. А ведь впервые Казань была приведена в покорность именно тогда – задолго до Ивана Грозного.

И совсем редко упоминают о том, что вполне успешные войны он вёл на Западе. Причины их выглядят вполне современно и должны вызвать понимание у нынешних политиков. Так, первая Русско-шведская война 1495-1497 гг. началась с того, что Иван III закрыл и разорил Ганзейский торговый двор в Новгороде. Ганза, этот прообраз ВТО, накладывала на русских торговые санкции и пыталась подмять под себя весь товарооборот на Балтике. В результате шведам был нанесён ряд поражений, а финны дружно запросились в русское подданство.

Ливонская война 1480-1481 гг. вообще разгорелась в крайне опасный момент. Именно тогда Русь и Орда сошлись на Угре, решая вопрос, кому жить, а кому – нет. Немцы, воспользовавшись моментом, ударили в тыл. Воевать на два фронта – затея гибельная. Но Иван это сумел, причём с блестящим результатом: «Плениша и пожгоша всю землю Немецкую от Юрьева (Тарту) до Риги и отмстиша немцам за своё в двадесятеро али более».

Кстати, «высокомерные речи московита», с которыми Иван обратился к всесильному на тот момент турецкому султану, представляли собой протест против притеснения русских купцов. Никто из европейских государей тогда не осмеливался защищать свою торговлю в землях ислама. Иван смог. И получил желаемое. Всё вместе произвело такое впечатление на Европу, что русского государя стали побаиваться и заискивать перед ним.

Вот сенат Венеции: «Восточная Римская империя (Византия), и Константинополь, захваченные турками, должны принадлежать вашей сиятельной власти». Чуть позже император Священной Римской Империи Фридрих предложил Ивану титул короля.

Первое для Ивана было пока слишком многим, второе – уже слишком малым. Он претендовал на именование «император». А Константинополь стал одной из целей внешней политики страны на века вперёд.

«Хочу свои вотчины»

Его дальний предок, князь Святослав, перед началом войны говорил: «Иду на вы». Иван Великий предпочитал более спокойный тон. Его претензии в отношении соседей начинались так: «Великий государь хочет свои вотчины». Отказы случались крайне редко.

Его называли жестоким с побеждёнными. Это не так. Он был не жестоким, а всего лишь последовательным. Нацеленным на конечный результат. Рано или поздно, большой кровью или малой, но Россия получала своё. Оптимальным результатом он считал полное уничтожение противника и стирание его из истории. Под его ударами пали Тверь и Новгород. Уничтожена Большая Орда. Его внук, Иван Грозный, загнал в политическое небытие Казань и Астрахань. Его преемники уничтожили сибирские ханства, и дошли до Тихого океана. Его последователи навсегда исключили Швецию из клуба великих держав, а Польшу и Крым сделали частью России.

Всё это началось при нём. Именно его личными стараниями было определено, с кем Россия будет дружить, с кем и за что воевать, и какая участь уготована самым опасным соперникам. Если здраво взглянуть на нынешнюю политическую карту и ситуацию, то можно понять, что мы до сих пор живём по его лекалам, в придуманном и построенном им государстве.

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров