Россия История Без дураков

Всё, что надо знать о Катыни. К годовщинам обвинений и покаяний

13 апреля 2017
73 года назад, 13 апреля 1943 г., ведомство Геббельса сообщило о том, что НКВД расстреляло польских офицеров. Ровно 47 лет спустя, 13 апреля 1990 г., версию Геббельса подтвердил ТАСС.

На днях министр обороны республики Польша озвучил новую конспирологическую версию известной авиакатастрофы, в которой шесть лет тому назад погиб президент Лех Качиньский. Последний летел, напомним, на очередную предполагаемую годовщину трагедии в Катыни, которая в XX столетии стала основной составляющей польского национального мифа. Сегодня, когда мы справляем двойную годовщину геббельсовской сенсации и её официального подтверждения со стороны СССР, об этом стоит поговорить.

Предыстория

17 сентября 1939 года советские войска вступили на территории, оккупированные Польшей в ходе польско-советской войны 1919-1921 гг. и доставшиеся ей по Рижскому миру. Сама Польша к тому времени фактически перестала существовать в результате вторжения гитлеровской Германии, а её правительство находилось где-то в Румынии.

Ряд категорий польских граждан, находившихся на этих территориях (солдаты, офицеры польской армии, жандармы, сотрудники тюрем и др) были интернированы, т.е. принудительно задержаны, разоружены и помещены в сортировочные лагеря.

Имелись ли для этого основания у Советского государства? Польша была враждебно настроенной в отношении СССР страной, чей первый президент и национальный герой Ю. Пилсудский мечтал о расчленении России с последующим созданием т.н. «Междуморья» – конфедерации десоветизированных республик, возглавляемой Польшей. Стоит вспомнить также польские лагеря военнопленных, где погибли порядка 25-28 тысяч красноармейцев войны 1919-1921 гг., плюс организация и поддержка диверсионных групп в 20-х годах и т.п.

Судьба интернированных сложилась по разному:

  • часть передали правительству Германии;
  • часть судили по перечисленным выше основаниям;
  • часть вошли в т.н. «армию Андерса» – формирование, созданное в СССР из интернированных, а также прочих польских граждан (заметим, что принципиальное решение о создании такого подразделения было принято ещё осенью 1940 года по инициативе Л. Берии; участия в боях на территории СССР не принимала, в 1942 году была переправлена на Ближний Восток – около 75,5 тыс военных, 37 тыс гражданских – и оттуда по факту сбежала).

Обвинение

В 1943 году тема польских офицеров в СССР внезапно всплыла снова.

13 апреля немецкое радио передаёт сообщение: «Недалеко от Смоленска найдены массовые польские могилы. Большевики в этом месте просто застрелили и закопали в общих могилах около 10 тысяч польских пленных, среди которых были также гражданские лица, епископы, интеллектуалы, представители творческих профессий и так далее». Фактический автор сообщения – Й. Геббельс, министр пропаганды Третьего Рейха.

Для придания находке большей достоверности в конце апреля под Смоленск привезли международную комиссию патологоанатомов из оккупированных или зависимых от Германии стран. Эксгумация продолжалась до 7 июня, хотя особого смысла в этом не было. Геббельс все основные выводы огласил заранее: всех расстреляли коммунисты.

Фабрика сенсаций

Почему немцев вдруг охватило желание рассказать о зверствах НКВД в одном из лесов Смоленской области, ставшей территорией Рейха ещё в 1941 году?

Вспомним обстановку. Начало февраля 1943 года – 6-я армия вермахта капитулирует под Сталинградом. И в военном, и в идеологическом плане для Германии это начало конца. Возникает – и усугубляется до конца войны всё более – нужда в пушечном мясе, для производства которого уже не хватает арийцев.

С 1943 года начинают формироваться структуры типа РОА, дивизии Ваффен-СС «Галичина»; польские Национальные вооружённые силы (одна из «польских УПА») именно после разгрома немцев под Сталинградом провозгласили СССР врагом №1. Для этих новых коллаборантов, которых ранее в коллаборанты брать брезговали, а также для ситуативных попутчиков типа НВС требовался качественный миф про кровожадный СССР. Который бы превратил Союз из главной противостоящей нацизму державы в одного из сцепившихся в битве за Европу людоедов. Геббельс такой миф организовал.

Был ли этот миф первым? Отнюдь. 1940 год – «бромбергское дело» (ведомство Геббельса обвиняет польскую армию в массовых убийствах польских немцев в сентябре 1939 г.). 1942 год – «Письма с Востока» (Это уже о массовых убийствах большевиками во Львове в 1941 г.). 1943 год – внезапная вспышка интереса немцев к массовым захоронениям в Виннице (здесь уже трудилась «украинская экспертиза»). Т.е. производство подобных сенсаций было поточным.

Однако мы не можем достоверно утверждать ни факта злонамеренной подтасовки фактов «катынской» международной комиссией под давлением властей Рейха, ни факта её кристальной беспристрастности и объективности.

Да такая задача перед нами и не стоит.

Что сказал СССР тогда

После освобождения территории Смоленской области было проведено советское расследование. Вернее, их было даже два: предварительное (октябрь1943 – январь 1944 гг.), проводившееся комиссией НКВД-НКГБ, и известное в историографии как «комиссия Бурденко» (14-26 января 1944 г). Согласно выводам двух советских комиссий, польские офицеры были расстреляны немцами в сентябре-декабре 1941 года.

Однако главный принцип пропагандистской войны известен: первое сообщение всегда воспринимается как более достоверное. Эмигрантское правительство Польши приняло версию Геббельса сразу: она прекрасно накладывалась на общую логику отношений правительства Сикорского с СССР: эмигранты считали Союз примерно таким же агрессором, как и Германию. А потому продолжали верить и руководствоваться мифом Геббельса вплоть до 80-х годов, когда он стал одним из видов информационного оружия «Солидарности» в борьбе с ПНР.

При этом мы не можем достоверно утверждать ни факта злонамеренной подтасовки фактов «катынскими» комиссиями НКВД-НКГБ и Бурденко под давлением властей СССР, ни факта их кристальной беспристрастности и объективности.

Да такая задача перед нами и не стоит.

Что сказал СССР потом

Под конец советской истории – когда глава нашей госбезопасности сообщал американцам схему прослушек американского посольства, бюллетенем исторической правды служили публикации «Огонька» про 60 млн расстрелянных Сталиным и так далее – перестроечные функционеры преподнесли мифу внезапный подарок.

13 апреля 1990 ТАСС объявил: да, это действительно сделали мы. И чуть позже: вот «пакет №1» Особой папки ЦК КПСС, вот в нём письмо Берии Сталину о том, чтобы «убить всех офицеров», и соответствующее решение ЦК ВКП (б). По сути, это единственные документы, на которых и основана вся дальнейшая позиция уже российской власти по катынскому вопросу, неоднократно озвученная в заявлениях президентов РФ и ГД РФ и ставшая, таким образом, официальной.

Миф живёт, пока он нужен

В настоящее время Катынь – один из стержней польского официального мировоззрения. Национальная мифология изображает СССР союзником нацистской Германии по разделу «Ржечьпосполиты» (при этом скромно игнорируя факт совместного польско-германско-венгерского дербана Чехословакии годом ранее). Погибшие офицеры объявлены Цветом Нации и возведены в ранг сакральной жертвы, что закреплено в кинематографе и является основанием для «не забудем, не простим».


Польский институт национальной памяти (ведёт начало от Главной комиссии по исследованию немецких преступлений в Польше, созданной ещё в 1945 году в Лондоне) подготовил, а затем заложил Катынь в основание нового Польского государства. А заодно предоставил в распоряжение польских политиков неиссякаемый ресурс для ведения информационной войны в отношении России.

Россия же в этой войне попросту не участвует.

***

Есть факт: польские офицеры убиты и захоронены на нашей земле.

Россия чтит, среди прочих десятков миллионов жертв, и память нескольких тысяч убитых поляков. Кто бы и зачем это ни сделал. И им стоит в Катыни памятник, и никто его у нас не сносит. И не снесёт – ни по самодурству, ни даже в ответ на снос в Польше памятников советским воинам.

Это – наша память. Общая с поляками.

И в этой общей памяти имеются Константин Ксаверьевич Рокоссовский и Войско Польское в полном своём составе, имеется восстание советских, польских, голландских, чешских, словацких узников нацистского лагеря смерти «Собибор» на территории Польши.

И ещё, кстати, есть один из лучших польских фильмов, который покойный Качиньский – последняя на сегодня жертва мифа о Катыни – пытался в своё время запретить на польском телевидении.

Мы про фильм с участием Шарика, троих солдат Войска Польского, их боевого товарища Григория Саакашвили и танка Т-34 по имени «Рыжий».

И вот эта общая память не даёт нам оснований считать поляков врагами.

Источник


Комментариев пока нет