Мир История

Три месяца на разгром СССР: как Запад ждал победы Гитлера в июне 41-го

12 июля 2016

Германские войска 22 июня 1941 года начали наступление на СССР в трех направлениях: восточном (группа армий «Центр») на Москву, юго-восточном (группа армий «Юг») на Киев и северо-восточном (группа армий «Север») на Ленинград. Кроме этого, в направлении на Мурманск наступала германская армия «Норвегия».

Вместе с германскими армиями наступали на СССР армии Италии, Румынии, Венгрии, Финляндии и добровольческие формирования из Хорватии, Словакии, Испании, Голландии, Норвегии, Швеции, Дании и других стран Западной Европы.

Начав бомбить наши города с мирно спавшими детьми, Германия сразу заявила о себе как о силе преступной, не имеющей человеческого лица.

Началась самая кровопролитная война за всю историю существования Российского государства. Наша схватка с Европой была смертельной. О войне против СССР Гитлер говорил: 

Речь идет об истребительной войне.

Некоторые исследователи, иногда не скрывая огорчения, говорят и пишут о неправильном планировании немцами наступления на Советский Союз и утверждают, что Германии в 1941 году надо было всеми силами наступать в одном направлении – на Москву.

На мой взгляд, и в этом случае они не могли бы нас одолеть и взять Москву, потому что при таком наступлении наши свежие группы армий били бы немцев во фланги с севера и с юга, и едва ли немцы дошли бы до Москвы. А если бы и дошли, то взять ее точно не смогли бы, и вполне вероятно, что сражаться с Красной армией им пришлось бы в окружении.

Гитлер, Генеральный штаб Германии плану нападения на СССР присвоили наименование «Барбаросса» по имени германского императора ужасающей жестокости.

Двадцать девятого июня 1941 года Гитлер заявил: 

Через четыре недели мы будем в Москве, и она будет перепахана. 

Ни один немецкий генерал в своих прогнозах не высказывался о захвате Москвы позднее августа. Для всех август являлся крайним сроком захвата Москвы, а октябрь – территории СССР до Урала по линии Архангельск – Астрахань.

Военные США считали, что в войне с СССР Германия будет занята от одного до трех месяцев, а военные Англии – от трех до шести недель.

Они высказывали такие прогнозы, так как хорошо знали силу удара, который Германия обрушила на СССР. Сколько мы продержимся в войне с Германией, Запад оценивал по себе.

Германское правительство было так уверено в быстрой победе, что даже не посчитало нужным тратить средства на теплое зимнее обмундирование для армии.

Уверенность германского руководства в быстрой победе являлась вполне обоснованной, потому что после нападения на Советский Союз 5,5-миллионной армии у одной Германии, не считая союзников, еще оставалось четыре миллиона солдат и офицеров, не задействованных в войне на Восточном фронте против СССР.

Вражеские войска наступали от Баренцева до Черного морей на фронте длиной более 2 000 километров. Германия рассчитывала на блицкриг, то есть молниеносный удар, по нашим вооруженным силам и их уничтожение вследствие этого молниеносного удара.

Расположение 57% советских войск во втором и третьем эшелонах изначально способствовало срыву расчета немцев на блицкриг. А в сочетании со стойкостью наших войск в первом эшелоне обороны полностью срывало германский расчет на блицкриг.

Да и о каком блицкриге можно говорить, если немцы летом 1941 года не смогли уничтожить даже нашу авиацию. Германия за один месяц с момента нападения на СССР потеряла треть своих самолетов. Сбили эти самолеты в основном наши советские летчики, а также зенитчики, потому что имели самолеты и зенитки.

В первый день войны 22 июня 1941 года немцы, не считаясь с потерями, целый день бомбили или пытались бомбить наши аэродромы, организовав серию следующих один за другим ударов. Эти налеты никак нельзя назвать неожиданными для наших летчиков.

Посты наблюдения круглосуточно вели наблюдение за воздушной обстановкой и сообщали на аэродромы о любом нарушении воздушного пространства СССР.

Наши летчики знали о приближении врага и сражались с ним, не щадя своей жизни. Господства в воздухе ударами по советским аэродромам летчики люфтваффе не достигли и полной свободы действий в воздухе собственной авиации в дальнейших боях не имели.

Не соответствует действительности и утверждение о том, что якобы воинские склады СССР были расположены вдоль западной границы, и поэтому в первые недели войны основное количество имеющегося в стране военного имущества попало в руки врага.

В действительности в первом эшелоне, то есть до 100 километров от границы, находилось 43% наших войск. Эти войска надо постоянно снабжать оружием, боеприпасами, запасными частями, горюче-смазочными материалами, обмундированием, продовольствием.

Для этой цели в месте расположения войск организовывались склады. На этих складах хранилось незначительное количество военного имущества страны.

Склады стратегического значения к границе никогда не выносились: почти все воинские запасы всегда хранились в глубоком тылу, в основном в Московском и Приволжском военных округах.

Как следует из вышеизложенного, потери оружия и боеприпасов на складах у западной границы не могли значительно повлиять на обеспечение армии.

За время всех боев, происходивших в период с июня по декабрь 1941 года, со складов было получено более 30 миллионов штук снарядов к артиллерийским орудиям калибром от 45 миллиметров до 203 миллиметров, в том числе снарядов наиболее массовых орудий калибром от 45 миллиметров до 76 миллиметров, включая зенитные снаряды – более 22 миллионов штук.

Это количество полученных войсками в указанный период снарядов разных калибров составляло от 28 до 35% от количества снарядов, имевшихся на складах 22 июня 1941 года.

Военные склады в значительно меньших размерах, но пополнялись боеприпасами и во второй половине 1941 года. Наличие десятков миллионов снарядов на складах в декабре 1941 года могло иметь место только при условии поступления на склады огромного количества снарядов до начала войны.

Половина из полученных в 1941 году снарядов была израсходована в боях, а половина составляла потери при транспортировке и отступлении. Поэтому мы можем утверждать, что наши деды и прадеды в 1941 году произвели из 45-миллиметровых орудий и танковых пушек по напавшим на Советский Союз войскам Германии и ее союзников примерно 3 миллиона 565 тысяч выстрелов, из 76-миллиметровых орудий и танковых пушек – 3 миллиона 888 тысяч выстрелов, из зенитных орудий – 3 миллиона 680 тысяч выстрелов.

Совсем это не похоже на действия безоружной, в панике бегущей армии. Чтобы произвести столько выстрелов, надо иметь не только миллионы снарядов, но и десятки тысяч орудий. И они были у Красной армии в 1941 году.

Вот где открывается правда и основная причина того, почему мы тогда выстояли. Наши войска отступали, но мужественно оборонялись и выстояли благодаря достаточному количеству оружия и боеприпасов.

Комментариев пока нет

Новости партнёров