Россия История

Герои-панфиловцы. История подвига

21 ноября 2016
Совсем скоро на экраны выйдет фильм "28 панфиловцев" - история невероятного подвига солдат Красной армии. Мы тоже решили вспомнить о Героях, которым удалось остановить продвижение немцев к Москве. Ведь, к сожалению, многие сегодня умаляют вклад панфиловцев в историю Победы. Их подвиг многие либеральные историки, появившиеся в нашей стране во времена Перестройки, считают не более чем агитационной легендой...

Осенью 1941 года район Волоколамска под Москвой стал для трёх десятков солдат Красной армии самым настоящим Фермопильским ущельем трёхсот спартанцев… И хотя подвиг этих людей будет описан отнюдь не Геродотом, менее значимым от этого он не стал. Ведь именно здесь в течение каких-то нескольких часов решалась судьба столицы нашего государства. 

Эта гигантская композиция, изображающая воинов разных национальностей, много десятилетий назад защитивших Москву от фашистов, находится в полутора километрах от ничем не примечательной подмосковной железнодорожной станции Дубосеково в районе Волоколамска. Однако не многим жителям этого старинного городка, так же как и дачникам, проезжающим железнодорожную станцию по выходным на электричке и привыкшим к возвышающимся в полях монументальным фигурам, приходит в голову, что здесь происходило 75 лет назад…

Тогда танковые бригады вермахта с огромной скоростью продвигались к Москве. В городе уже давно было объявлено осадное положение, многие члены правительства были эвакуированы, жители – готовы к обороне. Захвачены Малоярославец, Калинин, Калуга, Волоколамск… И для того, чтобы попасть в столицу, немцам оставалось всего лишь преодолеть один рубеж обороны советской армии, находящийся у Волоколамского шоссе возле железнодорожного разъезда Дубосеково. Прорвав его, немецкие танки могли бы просто выехать на шоссе и по нему отправиться в Москву. И в тот момент, когда план кампании 1941 года нацистам кажется почти завершённым, и, согласно воспоминаниям современников тех событий,  офицеры вермахта шутят, что позавтракав в Волоколамске, ужинать они будут в Москве, на их пути неожиданно встают несколько десятков советских спартанцев, которые ценой собственной жизни срывают план немцев.

Иван Васильевич Панфилов

Встать на пути нацистов к Волоколамскому шоссе предстояло 316-й стрелковой дивизией генерала Ивана Панфилова, оборонявшей Волоколамское шоссе, и кавалерийскому корпусу генерала Льва Доватора.

Волоколамский фронт в середине ноября 1941 года был растянут почти на 40 километров. Прорвать его предстояло двум дивизиям немецких танков при поддержке пехоты. При этом танкам с одной стороны должны были противостоять кавалеристы с шапками наголо, а с другой – стрелки, даже не имевшие артиллеристских орудий.

В 6 часов утра 16 ноября вторая танковая дивизия генерал-лейтенанта Рудольфа Файеля атакует центр 316-й стрелковой дивизии. А в это самое время одиннадцатая танковая дивизия генерал-майора Вальтера Шеллера устремляется в самое незащищённое в советской обороне место – линию Петелино-Ширяево-Дубосеково – то есть самый край расположений дивизии Панфилова, где находился второй батальон 1075 стрелкового полка… Но главный и самый страшный удар немцев придётся именно на железнодорожный переезд Дубосеково, который защищала 4-ая рота второго батальона, состоявшая всего из трёх десятков человек. Сдержать им предстояло почти 50 немецких танков и несколько сотен пехотинцев вермахта. И всё это – только представьте – ещё и под бомбардировками люфтваффе. При этом единственное, что защищало советских стрелков от артиллерии и бомбовых ударов противника, это высокая железнодорожная насыпь с рельсами. 

Существует стенограмма интервью с одним из участников той мясорубки, рядовым Иваном Васильевым, которому посчастливилось остаться в живых. Она была записана 22 декабря 1942 года и опубликована лишь годы спустя:

«16-го числа часов в 6 утра немец стал бомбить наш правый и левый фланги, и нам доставалось порядочно. Самолётов 35 нас бомбило. Приняли бой с танками. С правого фланга били из противотанкового ружья, а у нас не было… Начали выскакивать из окопов и под танки связки гранат подбрасывать… На экипажи бросали бутылки с горючим».

В этой первой атаке, по словам Васильева, стрелкам 4 роты удалось уничтожить около 80 немецких пехотинцев и 15 танков… И это при том, что в распоряжении бойцов было всего два противотанковых ружья и один пулемёт…

Бой у станции Дубосековово стал первым сражением, в котором советские солдаты использовали ПТРД, то есть противотанковые ружья. И проблема была не только в том, что их производство к тому моменту только началось.

Сами по себе пули Б-32, которыми заряжалось это оружие, броню немецких танков толщиной в 35 миллиметров могли поразить только с близкой дистанции, да и то не в лобовой атаке, а в лучшем случае в корму…

Основным оружием панфиловцев в этом бою стали бутылки с зажигательной смесью и гранаты РПГ-40.

Хотя РПГ-40 и считалась противотанковой гранатой, её эффективность против немецких машин была ещё ниже, чем у ПТРД. Одна такая граната была способна пробить в лучшем случае 20 миллиметров брони, да и то при условии, если её к этой броне прикрепить. Именно поэтому, чтобы подорвать всего один танк, приходилось делать целую связку гранат, а потом, выбегая из окопа под шквальным огнём противника, подбираться к танку и забрасывать эту связку на башню – самое уязвимое место в бронемашине.  

После подрыва танка в подобной ситуации атакующий выживал, только если очень повезёт. Как раз совершая такой манёвр, погиб политрук 4 роты панфиловцев Василий Клочков, которому 16 ноября пришлось выполнять обязанности командира роты, так как тот уже был контужен.

Это последний снимок 30-летнего Клочкова, на котором он запечатлён с дочерью перед самой отправкой на фронт…

На фото сохранилась надпись:«За будущее дочки ухожу я на войну».

Вторая атака немцев на Дубосеково началась в два часа дня. После небольшого артобстрела позиций панфиловцев в бой вступила группа из 20 танков и две роты пехотинцев, вооружённых автоматами. Поразительно, но и эта атака немцев была отброшена, несмотря на то, что к тому моменту в 4 роте осталось всего семь тяжело раненых бойцов. Но в итоге немцы так и не смогли выйти к Волоколамскому шоссе, и командующий группой армии «Центр» Федор фон Бок, поняв, что план взять Волоколамку провалился, перебросил танковые дивизии уже на Ленинградское шоссе…

Федор фон Бок

Но почему, несмотря на то, что героям панфиловской дивизии удалось остановить продвижение немцев к Москве, в последнее время их подвиг многими либеральными историками, начавшими появляться в нашей стране во времена перестройки, считается не более чем агитационной легендой?

Некоторые специалисты уверены – благодатной почвой для этого послужила статья под названием «Завещание 28 павших героев», выпущенная редактором газеты "Красная звезда" Александром Кривицким 28 ноября 1941 года, то есть спустя менее двух недель после боя у Дубосеково...

Написана статья от первого лица, причём так, как будто журналист не только сам участвовал в сражении, но и непосредственно руководил его ходом…

«Бойцы безмолвно следили за приближающимися автоматчиками. Точно распределили цели. Немцы шли, как на прогулку, во весь рост».

А вот такими словами  подводился итог сражению:

 «Сложили свои головы все двадцать восемь. Погибли, но не пропустили врага».

При этом самое любопытное, как выяснялось позднее, сам Кривицкий к полю сражения не подъезжал даже близко, не побывал в Дубосеково и его корреспондент Виктор Коротеев, который решил ограничиться интервью с инструктором-информатором в штабе 316-ой дивизии.

Александр Кривицкий

При этом, что самое поразительное, количество бойцов в 28 человек журналисты взяли, что называется, с потолка. Ведь на самом деле в 4 роте насчитывалось 162 бойца, но накануне боя командование решило создать мобильную группу из самых подготовленных истребителей танков, в которую вошло 30 человек. Остальных просто нечем было вооружать – противотанковых ружей тогда было мало, и те 11, которые имелись в распоряжении дивизии, решили отдать этому спецотряду.

Но тогда почему каноническим количеством панфиловцев стало не 30 человек, а 28? Некоторые историки уверены: уменьшить количество героев на два редактор «Красной звезды» решил из-за директивы Сталина под номером 308, выпущенной 18 сентября 1941 года. А в ней предписывалось – «железной рукой обуздывать трусов и паникёров». Так у старательного литератора, сочетавшего журналистику с художественным вымыслом, а заодно и с воспитательным пиаром, среди героев в статье появилось 2 предателя, которые якобы попытались сдаться в плен, но были расстреляны своими же. Правда, перед сдачей в набор, редактор счёл, что 2 предателя на 30 человек многовато, и их количество сократили до одного, при этом он не изменил число героев.

И эта пропаганда, в которой редактор решил похоронить живых, хотя и раненых бойцов, причём безбожно ошибаясь в их именах и фамилиях, вскоре стала официальной информацией о подвиге панфиловцев, призванной поднять боевой дух армии. А потом вошла и в советские учебники.

Расследовать, что же на самом деле произошло под Дубосеково 16 ноября 1941 года и кто из дивизии Панфилова пал смертью храбрых, а кто остался жив или сдался в плен, военная прокуратура и НКВД решили в 1948 году. Тогда неожиданно для всех выяснилось: один из панфиловцев, Иван Добробабин, который, согласно статье выдумщика Кривицкого, путавшего фамилии бойцов дивизии, отличился в сражении под Волоколамском, на самом деле не только не совершал никаких подвигов, но и с августа 1942 года вполне вольготно работал на нацистов, будучи начальником вспомогательной полиции в одном из оккупированных немцами сёл.   

Иван Добробабин

А другой герой опуса из «Красной звезды» – Даниил Кожубергенов, которого в статье по ошибке назвали именем никогда не существовавшего Аскара Кожебергенева, так же как и все остальных панфиловцев, якобы погибших под Дубосеково…

Даниил Кожубергенов

В тот день он не участвовал в сражении в Дубосеково просто потому, что был послан в штаб связным с донесением. Потому и выжил. Однако редактор статьи решил, что выжить не должен никто из панфиловцев… И когда  Кожубергенов попытался заявить о том, что слухи о его смерти слишком преувеличены, его как самозванца просто отправили в штрафбат. 

Вскоре Кожубергенову, рядовому штрафного батальона, чудом удастся избежать смерти и не меньшей мясорубки, чем та, в которой погибли его товарищи, в сражении под Ржевом. А потом, так и не будучи признанным героем-панфиловцем и получив серьёзное ранение, Даниил Кожубергенов вернётся в родную Алма-Ату, где окончит свои дни, работая истопником.

Но, умаляя подвиг 28 панфиловцев только тем, что в сражении их участвовало не 28, а немногим больше, и тем, что некоторым из них удалось выжить, историки перестроечных времён и либеральных 90-х почему-то не вспоминают подвига других бойцов дивизии генерала Панфилова, который был совершён там же, под Волоколамском, спустя 2 дня после сражения у железнодорожного переезда.

Возможно, не вспоминают потому, что о нём не писались безграмотные агитки с неправильными именами героев, и потому, что в этом героическом бою выживших уж точно не осталось.

В подмосковной деревне Строково находится братская могила тех самых одиннадцати сапёров–панфиловцев, которые погибли, прикрывая отход 316 дивизии Панфилова на другой оборонительный рубеж. Задачей группы прикрытия было задержать танки у Строково, чтобы дать возможность основным силам дивизии перегруппироваться и отступить.

В группу вошло восемь сапёров, младший политрук и помощник командира взвода. Все под руководством младшего лейтенанта Петра Фирстова. Всего 11 человек. И этим одиннадцати бойцам предстояло остановить 10 немецких танков, которые шли в сопровождении многочисленной пехоты. В это трудно поверить, но в этом бою, который продолжался 3 часа, было уничтожено 6 немецких танков и погибло около ста немецких пехотинцев и членов экипажей. Когда немцы отступили, среди бойцов группы прикрытия в живых оставалось всего три человека – сам лейтенант Фирстов и два сапёра –  Василий Семенов и Петр Гениевский. Они погибнут уже во время второй танковой атаки, задержав немцев на несколько часов. Похоронили их жительницы села Строкова, ставшие свидетельницами того сражения.

Но, несмотря на неоспоримые факты, а именно то, что ценой жизни осенью 1941 года нашим бойцам удалось остановить на подступах к столице самую сильную на тот момент армию мира, сегодня, как и 20 лет назад во времена перестройки, а потом приватизации и унизительных кредитов от МВФ, о подвигах панфиловцев многие рассуждают как о мифе советской пропаганды. Хотя, чтобы это доказать, цепляться таким псевдоисторикам приходится за неточности в статье журналиста, которую позже сам автор объявит собственным художественным вымыслом. Но, уцепившись за этот вымысел, некоторые историки идут дальше и не только не признают в большинстве погибших в Великую Отечественную войну солдат Красной армии, героев и освободителей Европы от фашизма, но и называют их насильниками этой самой Европы.


Комментариев пока нет

Новости партнёров