Мир История

Террористическая яма для Европы

17 ноября 2015

Международная реакция на кровавые террористические атаки в Париже стала не менее показательной, чем та легкость, с которой террористы отправили в мир иной почти полторы сотни мирных граждан.

Массовые митинги по всему миру, хэштеги с Эйфелевой башней в траурном круге (почему-то очень напоминающие эмблему немецких автомобилей «Мерседес»), перекрашивание профилей в социальных сетях… Всё это часть всеобщего взрыва эмоций, который стал намного мощнее самих парижских взрывов.

Президент Франции Франсуа Олланд (пожалуй, самый безликий и безвольный французский лидер последних десятилетий) немедленно, но все же задним числом закрыл границы и ввел на всей территории страны чрезвычайное положение. Впрочем, и без того теракты вряд ли повторились бы во Франции. Террористы, говорящие от имени «Исламского государства» (ИГ), уже обозначили следующие цели – Лондон, Вашингтон, Рим. Там, правда, границы пока закрывать не спешат.

13 ноября в Париже – это символ краха того европейского общества, которое казалось оазисом спокойствия и благополучия. Пускай где-то у границ ЕС звучат взрывы, работает по населённым пунктам Донбасса украинская артиллерия, террористы убивают людей в Сирии, Кении, на Балканах, сжигают живьем жителей Одессы – всё это далеко. И вообще, половина этих фактов – плод «российской пропаганды». Евросоюз же гордится Маастрихтскими и Лиссабонскими принципами, открытостью границ, свободой, равенством, братством…

Однако настал день, и террористы нанесли удар по «единой Европе». И тут уже не столько спешно перекрашивать свои аватары надо, сколько задуматься о том, кто же вырыл террористическую яму для Европы. Эту яму рыли сами европейцы в связке со своим заокеанским союзником. И делали это всю последнюю четверть века – с тех пор, как в Вашингтоне решили «переформатировать» евразийское пространство на волне распада Советского Союза. 

Та же Франция с готовностью участвовала в «переформатировании», начав с бывшей Югославии, где французские «Миражи» вылетали в 1999 году на боевые задания, а французский дипломат Бернар Кушнер, ставший руководителем Миссии ООН в Косове, сыграл не последнюю роль в превращении этого края в очаг терроризма. Затем Франция вместе с британскими союзниками фактически уничтожила ливийскую государственность, после чего стала добиваться свержения президента Сирии Башара Асада. 

Отсутствие внятной позиции по всем ключевым вопросам общеевропейского значения (от беженцев до сохранения еврозоны), метания от Вашингтона к Берлину и обратно, заигрывание со средиземноморскими странами и одновременно участие в агрессии против них – вот как выглядела политика Франции в последние годы. 

Сейчас бывший президент Франции Николя Саркози произнёс те слова, которые его преемник Франсуа Олланд должен был произнести еще до парижской трагедии. Он сказал, что «мы ведем войну, и против нас ведут войну», а главное, что для победы над «Исламским государством» необходима широкая коалиция с участием России.

«Для того, чтобы уничтожить «Исламское государство», нужны все, в том числе Россия», - заявил Саркози после встречи с Олландом.

Бывший французский президент подчеркнул, что для борьбы с террористами необходима «широкая коалиция». При этом он отметил, что двух коалиций против исламистов в Сирии «быть не может». Как напоминает парижская газета Le Figaro, Саркози недавно побывал в Москве и встретился с президентом Владимиром Путиным. Это тоже повлияло на его позицию по вопросу о создании широкой коалиции с участием России. 

Саркози прав, когда говорит, что главной задачей руководства Франции сейчас является обеспечение безопасности французов:

«Сегодня они себя в безопасности не чувствуют». Своевременно прозвучало и требование бывшего президента перейти к «новой иммиграционной политике» в Европе.

Так уж повелось, что мирные жители вне зависимости от цветов флагов и характера профилей в Facebook всегда отвечают за ошибки и преступления своих правителей. Последние же далеко не всегда умеют просчитывать последствия своих действий и извлекать уроки. 

Эксперт по вопросам безопасности из британского Королевского объединенного института оборонных исследований Шашанк Джоши говорит, что есть «тесная параллель» между терактами 13 ноября в Париже и «нападением в Мумбаи в 2008 году, осуществленным исламистскими боевиками из Пакистана». Тогда «в нескольких районах города взрывались бомбы, и шла стрельба».

Однако кого в Брюсселе — или в Вашингтоне — трогают подобные параллели? Для них Мумбаи, Одесса, Донецк, Луганск, Ливия, Сирия, Балканы – периферия, не заслуживающая сострадания и понимания.

 

По материалам электронного издания Фонд Стратегической Культуры

Комментариев пока нет

Новости партнёров