Россия История

Тайна гибели подводной лодки К-129

31 мая 2016
В эти дни мир никогда еще не был так близок к Третьей мировой войне. Только несколько человек знали, что судьба планеты зависела от одной подводной лодки – советской субмарины К-129, которая в разгар войны во Вьетнаме получила задание взять под прицел крупные города Тихоокеанского побережья и корабли Седьмого флота США.

Февраль 1968 года.

В эти дни мир никогда еще не был так близок к Третьей мировой войне. Только несколько человек знали, что судьба планеты зависела от одной подводной лодки – советской субмарины К-129, которая в разгар войны во Вьетнаме получила задание взять под прицел крупные города Тихоокеанского побережья и корабли Седьмого флота США.

Однако у американских берегов подлодка не появилась.

8 марта экипаж не вышел на связь с базой. 70 дней поисков результатов не дали. Советская подлодка растворилась в океане как Летучий голландец. На борту субмарины было 98 человек.

Над тайной исчезновения К-129 повис железный занавес. Пресса хранила гробовое молчание. Офицерам Тихоокеанского флота было запрещено вести какие-либо разговоры на эту тему.

Чтобы приоткрыть тайну гибели подлодки, нужно вернуться на 46 лет назад, когда все участники этой трагедии были еще живы.

К-129 не должна была выходить тогда в море, потому что всего за полтора месяца до этой трагедии вернулась из планового похода. Экипаж был измучен продолжительным рейдом, а материальная часть требовала восстановительного ремонта. Подлодка, которой предстояло выйти в плавание, оказалась не готова к походу. В связи с этим командование Тихоокеанского флота приняло решение вместо нее отправить К-129 на патрулирование. Ситуация сложилась по принципу «за себя и за того парня». До сих пор не известно, понес ли наказание командир неподготовленной подлодки. Ясно только, что он своим разгильдяйством спас не только свою жизнь, но и жизни всех членов вверенного ему экипажа. Но какой ценой!

В срочном порядке К-129 приступила к подготовке нового похода. Из отпуска удалось отозвать лишь часть офицеров. Недостающий состав вынужденно доукомплектовали с других субмарин. Кроме того, на борт приняли группу матросов-учеников из подплава. Свидетели тех событий вспоминают, что экипаж уходил в море в плохом настроении.

8 марта 1968 года оперативный дежурный на центральном командном пункте ВМФ объявил тревогу – К-129 не подала сигнал о проходе контрольного рубежа, обусловленный боевым приказом. И тут же выяснилось, что на КП эскадры нет даже списка экипажа, подписанного лично командиром подлодки и заверенного корабельной печатью. С военной точки зрения, это тяжкое должностное преступление.

С середины марта и по май 1968 года проводилась невиданная по размаху и секретности операция поиска исчезнувшей субмарины, в которой были задействованы десятки кораблей Камчатской флотилии и авиация Северного флота. Упорно искали в расчетной точке маршрута К-129. Слабая надежда на то, что подлодка дрейфует в надводном положении, не имея хода и радиосвязи, не оправдалась через две недели. Переполненность эфира постоянными переговорами привлекла внимание американцев, которые точно указали координаты большого масляного пятна в океане, расположенного в советских водах. Химический анализ показал, что пятно соляровое и идентично топливу, используемому на подводных лодках ВМФ СССР. Точное место гибели К-129 в официальных документах получило обозначение как точка «К».

Поиски подводной лодки продолжались в течение 73 суток. После их завершения родные и близкие всех членов экипажа получили похоронки с циничной записью «признан умершим». О 98 моряках-подводниках словно забыли. А главком ВМФ СССР С. Г. Горшков сделал беспрецедентное заявление, отказавшись признать гибель субмарины и всего экипажа. Официальный отказ правительства СССР от затонувшей

К-129 привел к тому, что она стала «бесхозным имуществом», таким образом, любая страна, обнаружившая пропавшую подлодку, считалась бы ее владельцем. И конечно, всего, что находится внутри подводного корабля. Если учесть, что в те времена всем субмаринам, уходящим в поход от берегов СССР, номер закрашивался, то при обнаружении К-129 даже не имела бы опознавательных знаков.

Тем не менее, для расследования причин гибели ПЛ К-129 были созданы две комиссии: правительственная под руководством председателя Совета Министров СССР Л. Смирнова и ВМФ, которую возглавил один из опытнейших подводников, первый заместитель Главнокомандующего ВМФ В. Касатонов. Выводы, которые сделали обе комиссии, были похожи. Они признали, что вины экипажа подлодки в гибели корабля нет.

Наиболее достоверной причиной катастрофы мог быть провал на глубину ниже предельной из-за обмерзания поплавкового клапана воздушной шахты РДП (режим работы дизелей под водой). Косвенным подтверждением этой версии было то, что командование штаба флота предписывало командирам максимально возможно использовать режим РДП. Впоследствии процент времени плавания в этом режиме стал одним из критериев успешности выполнения задач похода. Следует отметить, что ПЛ К-129 никогда не была отстающей в этом показателе при длительном плавании на предельных глубинах. Второй официальной версией было столкновение с иностранной субмариной в подводном положении.

Кроме официальных существовал и ряд неофициальных версий, высказываемых в разные годы различными специалистами: столкновение с надводным судном или транспортом на перископной глубине; провал на глубины, превышающие предельную глубину погружения, и нарушение из-за этого расчетной прочности корпуса; попадание на склон внутренних волн океана (природа возникновения которых до сих пор точно не установлена); взрыв аккумуляторной батареи (АБ) во время ее зарядки в результате превышения допустимой концентрации водорода (американская версия).

В 1998 году в США вышла книга Шерри Зонтага и Кристофера Дрю «Игра в жмурки. Неизвестная история американского подводного шпионажа». В ней были представлены три основные версии гибели К-129: экипаж не справился с управлением; техническая авария, переросшая в катастрофу (взрыв АБ); столкновение с другим кораблем.

Версия взрыва АБ на подлодке являлась заведомо ложной, потому что во всей истории подводных флотов мира было зарегистрировано множество таких взрывов, но ни один из них не повлек за собой разрушения прочных корпусов лодок, хотя бы из-за забортной воды.

Наиболее правдоподобной и доказанной является версия о столкновении ПЛ К-129 с американской подлодкой «Суордфиш» (в переводе «меч-рыба»). Уже ее название дает возможность представить себе строение этой субмарины, боевая рубка которой защищена двумя «плавниками», похожими на акульи. Эту же версию подтверждают снимки, сделанные на месте гибели К-129 с американской атомной подводной лодки «Хеллибат» при помощи глубоководного аппарата «Гломар Эксплорер». На них запечатлен корпус советской субмарины, на котором с левого борта в районе переборки между вторым и третьим отсеками видна узкая глубокая пробоина. Сама же лодка лежала на грунте на ровном киле, и это означало, что столкновение произошло, когда она находилась под водой на глубине, безопасной для таранного удара надводного корабля. По всей видимости, «Суордфиш», следившая за советской подлодкой, потеряла гидроакустический контакт, что вынудило ее следовать в точку нахождения К-129, а кратковременное восстановление контакта между ними за несколько минут до столкновения уже не могло предотвратить трагедии.

Хотя сейчас и эта версия поддается критике. Журналист газеты «Совершенно секретно» А. Мозговой отвергает ее, ссылаясь прежде всего именно на повреждения К-129, ведь угол крена «Суордфиш» не позволял ей нанести такие повреждения советскому подводному кораблю. А. Мозговой отстаивает версию, что К-129 погибла в результате столкновения с надводным транспортом. И этому тоже есть доказательства, хотя в них опять фигурирует та же «меч-рыба». Весной 1968 года в иностранной прессе начали появляться сообщения о том, что через несколько дней после исчезновения ПЛ К-129 в японский порт Йокосука зашла со смятым заграждением боевой рубки и стала на аварийный ремонт «Суордфиш». Вся операция была засекречена. Лодка простояла на ремонте лишь одну ночь, за которую ей был сделан косметический ремонт: наложены заплаты, подкрашен корпус. Утром она покинула стоянку, а с экипажа была взята подписка о неразглашении тайны. После этого случая «Суордфиш» полтора года не выходила в плавание.

Американцы старались объяснить факт повреждения своей подлодки ее столкновением с айсбергом, что явно не соответствовало действительности, так как в марте в центральной части океана айсберги не встречаются. Да и вообще они не «заплывают» в этот район даже в конце зимы, а не то что весной.

Еще в защиту версии столкновения двух подлодок говорит тот факт, что американцы на удивление точно и оперативно определили место гибели К-129. На тот момент исключалась возможность засечь его с помощью американского спутника, между тем они указали район с точностью до 1–3 миль, что, по мнению военных экспертов, могла установить лишь подводная лодка, находящаяся в той же зоне.

В период между 1968 и 1973 годами американцы обследовали место гибели К-129, ее положение и состояние корпуса глубоководным батискафом «Триест-2» (по другим данным, «Мицар»), что позволило ЦРУ сделать вывод о возможности подъема советской субмарины. ЦРУ была разработана секретная операция под кодовым названием «Дженифер». Все это осуществлялось в надежде добыть шифродокументы, боевые пакеты и аппаратуру радиосвязи и с помощью этой информации прочитать весь радиообмен советского флота, что позволило бы вскрыть систему развертывания и управления ВМФ СССР. А самое главное, это давало возможность найти ключевые основы разработки шифров. В связи с неподдельным интересом к советскому ракетному и ядерному оружию в годы холодной войны такая информация представляла особую ценность. Об операции были осведомлены только три высокопоставленных лица в США: президент Ричард Никсон, директор ЦРУ Уильям Колби и миллиардер Говард Хыоз, финансировавший эти работы. Их подготовка заняла почти семь лет, а затраты составили около 350 млн долларов.

Для подъема корпуса К-129 было спроектировано два специальных судна: «Гломар Эксплорер» и док-камера НСС-1, которая имела раздвигающееся днище, снабженное гигантскими клещами-захватами, напоминающими форму корпуса советской подлодки. Оба судна изготовлялись по частям на разных судоверфях западного и восточного побережья США, словно повторяя тактику создания «Наутилуса» капитана Немо. Важен и тот факт, что даже при окончательной сборке инженеры не имели представления о предназначении этих судов. Все работы велись в полной секретности.

Но как ни пыталось ЦРУ засекретить эту операцию, активность американских кораблей в определенном месте Тихого океана не осталась незамеченной. Начальник ВМФ СССР вице-адмирал И. Н. Хурс получил шифрограмму о том, что американское судно «Гломар Эксплорер» завершает этап подготовительных работ по подъему К-129. Однако он ответил следующее: «Обращаю ваше внимание на более качественное выполнение плановых задач». Это в принципе означало – не лезьте со своими глупостями, а занимайтесь своим делом.

Как впоследствии стало известно, в Вашингтоне под дверь советского посольства было подброшено письмо следующего содержания: «В ближайшее время спецслужбы США предпримут действия по скрытому подъему советской ПЛ, затонувшей в Тихом океане. Доброжелатель».

Операция по подъему К-129 была технически очень сложной, так как лодка покоилась на глубине более 5000 м. Вся работа продолжалась 40 суток. При подъеме советская субмарина разломилась на два куска, поэтому поднять удалось только один, состоявший из первого, второго и части третьего отсеков. Американцы ликовали.

Из носовой части корабля были извлечены тела шести погибших подводников и похоронены в море согласно принятому на советском флоте ритуалу. Саркофаг с телами был накрыт флагом ВМФ СССР и опущен в море под звуки государственного гимна Советского Союза. Отдав последние почести советским морякам, американцы приступили к поиску так интересовавших их шифров, но не достигли желанной цели. Причиной всему был русский менталитет: в период ремонта К-129 в 1966–1967 годах в г. Дальзаводе главный строитель по просьбе командира подлодки капитана 1-го ранга В. Кобзаря перенес шифр-рубку в ракетный отсек. Он не мог отказать этому высокому, плотно сложенному человеку, мучавшемуся в тесной и крохотной каюте второго отсека, и поэтому отступил от проекта.

Но тайна подъема затонувшей подлодки не была соблюдена. Вокруг операции «Дженифер» разразился международный скандал. Работы пришлось свернуть, и ЦРУ так и не добралось до кормовой части К-129.

Вскоре с политической арены сошли и основные действующие лица, организовавшие эту операцию: Ричард Никсон был смещен со своего поста в связи с уотергейтским скандалом; Говард Хьюз сошел с ума; Уильям Колби оставил разведку по неизвестным причинам. Конгресс запретил ЦРУ впредь заниматься такими сомнительными операциями.

Единственное, что сделала родина для погибших подводников после подъема лодки – МИД СССР направил Госдепартаменту США ноту, в которой обвинил американцев в нарушении международного морского права (подъем с океанского дна чужого корабля) и в осквернении братской могилы моряков. Однако ни то ни другое не имело под собой никакой правовой базы.

Только в октябре 1992 года пленка, на которой было заснято захоронение шести тел советских подводников, была передана Борису Ельцину, но никакой информации, проливающей свет на причины трагедии, не дала.

Позднее был снят американо-российский фильм «Трагедия ПЛ К-129», который раскрывает только двадцать пять процентов фактического материала, изобилует ошибками и привычным для американцев приукрашиванием действительности.

В картине много полуправды, которая намного хуже откровенной лжи.

По представлению министра обороны И. Сергееза указом Президента Российской Федерации от 20 октября 1998 года все члены экипажа подводной лодки К-129 были награждены орденами Мужества (посмертно), но награды были вручены только лишь восьми семьям погибших моряков. В городе Черемхове установили памятник героям-подводникам ПЛ К-129, которые родились и выросли в Иркутской области.

До сих пор неизвестны обстоятельства, которые привели к трагедии на борту подводного ракетоносца. Его гибель причисляют к одной из самых больших загадок периода холодной войны, развернувшейся между двумя сверхдержавами – СССР и США.

Владимира Евдасина, в свое время служившего на этой подлодке, есть своя версия ее гибели

8 марта 2008 года исполнилось 40 лет со дня гибели и упокоения в пучине Тихого океана подводной лодки К-129. Средства массовой информации в этот день заняты были банальными поздравлениями в адрес женщин, а памяти погибших моряков не уделили внимания. В том числе и в Новосибирске. А между тем среди 99 погибших на К-129 подводников семеро были нашими земляками: помощник командира капитан 3-го ранга Мотовилов Владимир Артемьевич, старшина команды трюмных машинистов главный старшина сверхсрочной службы Иванов Валентин Павлович, командир отделения старта старшина 2-й статьи Саенко Николай Емельянович, старший электрик старший матрос Боженко Владимир Алексеевич, электрики матросы Гостев Владимир Матвеевич и Дасько Иван Александрович, моторист матрос Кравцов Геннадий Иванович.

Только спустя тридцать лет после гибели наши земляки, как и все члены экипажа К-129, были награждены «за мужество и отвагу, проявленные при исполнении воинского долга» посмертно орденом Мужества. А ещё через десять лет о судьбе этого экипажа мало кто вспомнил. И это несправедливо. Экипаж К-129 погиб не в результате несчастного случая. Он пал жертвой сорокапятилетней войны 1946–1991 годов, обозначенной в истории как война холодная (подразумевается: условная, бескровная). Но были в этой войне и прямые противостояния, были и жертвы — судьба К-129 тому пример. Об этом не следует забывать.

В 1955 году США, на три года опередив СССР, ввели в строй атомную подводную лодку с торпедным вооружением. Зато СССР 16 сентября того же 1955 года произвёл первый в мире успешный запуск баллистической ракеты с подводной лодки в надводном положении, что делало возможным нанесение ядерного удара по наземным целям противника. В июле 1960 года американские подводники вырвались было вперед, осуществив запуск баллистических ракет сверхскрытно, из-под воды. Но уже в октябре того же года запуск ракеты из-под воды был осуществлен и в СССР. Так стремительно разворачивалась битва подводных флотов за превосходство в Мировом океане. При этом холодная война под водой велась на грани войны горячей. Субмарины США и других стран НАТО постоянно следили за военными кораблями СССР. Советские подлодки отвечали тем же. Эти разведывательные операции, а иногда и акции устрашения, нередко приводили к инцидентам на грани фола, а в случае с К-129 привели к гибели корабля и его экипажа.

24 февраля 1968 года в девяностодневный поход (возвращение планировалось на 5 мая) с базы подводных лодок, что в камчатской бухте, название которой с французского переводится как могила, вышла на очередное боевое задание дизель-электрическая подводная лодка К-129 с тремя баллистическими ракетами и двумя торпедами с ядерными боеголовками на борту. До сих пор не раскрыто секретное задание, что хранилось в пакете, вскрыть который командир имел право, только прибыв в заданную точку Мирового океана. Известно только, что субмарину к походу готовили в авральном порядке, а офицеров телеграммами «высвистали» (отозвали) из отпусков, в какой бы точке страны они ни отдыхали.

Предположить о целях похода можно, зная, что за события происходили в то время в зоне ответственности Тихоокеанских флотов СССР и США, степень напряженности международной обстановки.

Началось с того, что 23 января 1968 года американский разведывательный корабль «Пуэбло» вторгся в северокорейские территориальные воды. Был атакован и захвачен корейскими пограничниками, а его экипаж взят в плен (один американец погиб). Отдать корабль и его экипаж северокорейцы отказались. Тогда США направили в Восточно-Корейский залив два авианосных соединения кораблей, угрожая освободить соотечественников силой. Северная Корея была союзником, СССР обязан был оказать ей военную помощь. Командующий Тихоокеанским флотом адмирал Амелько скрытно привел флот в полную боевую готовность и в начале февраля развернул в районе маневрирования американских авианосцев 27 подводных лодок, эскадру надводных кораблей во главе с ракетным крейсером «Варяг» и самолёты дальней морской разведки. С американских авианосцев стали взлетать палубные штурмовики «Виджелент» и пытались запугать наших моряков, пролетая, чуть не задевая мачты над советскими кораблями. Адмирал Амелько радировал на «Варяг»: «Приказ на открытие огня отдавать только в случае явного нападения на корабли. Сохранять выдержку и меры безопасности«. Воевать «по-горячему» никто не хотел. Но американцев надо было остановить. С наземного аэродрома морской авиации был поднят полк из 21 самолёта-ракетоносца Ту-16 с приказом облётывать авианосцы и другие корабли американской эскадры на предельно низких высотах, демонстрируя угрозу выпущенными из люков ракетами. Это возымело должное действие. Оба авианосных соединения развернулись и ушли в Сасебо — американскую военную базу в Японии. Превращение холодной войны в войну настоящую удалось предотвратить. Но угроза сохранялась ещё год, т. к. экипаж «Пуэбло«» был возвращен американцам только в декабре 1968 года, а сам корабль еще позже.

Вот на фоне каких событий субмарина К-129 получила приказ о срочной подготовке к походу. В любую минуту могла разразиться война. Судя по вооружению, К-129 в случае необходимости была готова к нанесению ядерных ударов двумя торпедами по морским авианосным соединениям и тремя баллистическими ракетами по наземным целям. Для этого и предстояло патрулировать в зоне возможного театра военных действий.

Выйдя из бухты, субмарина двинулась на юг, достигла сороковой параллели и повернула вдоль нее на запад, в сторону японских островов. В назначенные часы командование получило от нее контрольные радиограммы. На двенадцатые сутки, 8 марта ночью, К-129 на связь не вышла. В это время она должна была находиться в районе очередной поворотной точки маршрута перехода в район выполнения боевой задачи на расстоянии около 1230 миль от берегов Камчатки и около 750 миль к северо-западу от острова Оаху Гавайского архипелага.

Когда и в следующий по графику сеанс связи радиограмма с К-129 не поступила, надежда, что молчание связано с неполадками в радиоаппаратуре, растаяла. С 12 марта начались активные поиски. Более 30 кораблей и авиация вдоль и поперек избороздили предполагаемый район исчезновения субмарины, но так и не обнаружили ее следов ни на поверхности, ни в глубине океана. Стране и миру о трагедии не сообщили, что было в традиции тогдашних властей. О причинах трагедии спорят до сих пор.

Главная версия гибели К-129 наших подводников и экспертов: подводная лодка столкнулась с другой субмариной. Такое случается и не раз приводило к катастрофам и авариям с лодками разных стран.

Надо сказать, американские субмарины постоянно дежурят в нейтральных водах у берегов Камчатки, засекают выходящие с базы в открытый океан наши субмарины. Вряд ли «ревущей корове», как за шумность американские моряки прозвали наши дизель-электрические подводные лодки, удалось оторваться от быстроходной атомарины, а потому, считают эксперты, в районе гибели К-129 наверняка находилась и атомарина-шпион. Командиры американских атомарин считают особым шиком вести наблюдение, сближаясь на критически малые дистанции то с одного борта, то с другого, то подныривая под днище наблюдаемого корабля на грани столкновения. Видимо, в этот раз столкновение произошло, и эксперты называют виновницей гибели К-129 специально предназначенную для подводных разведывательных операций американскую атомарину «Суордфиш» («Меч-рыба»), которой уже приходилось ранее сталкиваться с другим нашим подводным кораблем, правда, тогда обе субмарины отделались небольшими повреждениями. О том, что именно «Суордфиш» столкнулась с К-129, считают на том основании, что вскоре после исчезновения нашей субмарины «Суордфиш» добралась до японского порта Йокосука и в обстановке чрезвычайной секретности приступила к ремонту носовой части и рубки с перископами и антеннами. Такие повреждения атомарина могла получить только при столкновении с другим кораблем, причем находясь под ним. Еще одним подтверждением виновности именно американской атомарины служит тот факт, что когда американцы предприняли попытку через пару месяцев после гибели К-129 обследовать её глубоководными аппаратами, а в 1974 году и поднять со шпионскими целями с глубины в 5 км носовую часть погибшей подводной лодки, они точно знали координаты гибели ее и не теряли время на длительный поиск.

Американцы, даже теперь, когда холодная война стала историей, факт причастности своей субмарины к гибели К-129 отрицают, а повреждения на «Суордфиш» объясняют столкновением со льдиной. Но в тех широтах в марте плавающие льдины не более чем миф. Они предъявляют сделанные глубоководными аппаратами снимки лежащей на дне К-129. Трехметровая пробоина в прочном и легком корпусе, разрушенная кормовая часть ограждения рубки, погнутая кормовая и поврежденная средняя шахты баллистических ракет, сорванные крышки этих шахт и куда-то отброшенные боеголовки ракет — все эти повреждения над или вблизи аккумуляторной ямы в пятом отсеке и, утверждают американцы, могли быть получены при взрыве водорода, выделяемого аккумуляторами. Их не смущает, что таких взрывов в истории подводного флота всех стран десятки, но всегда они приводили лишь к разрушениям и пожарам внутри субмарины. Расчеты показывают, что мощности такого взрыва недостаточно для того, чтобы субмарина получила смертельные повреждения, какие зафиксировали фотоаппараты американских морских шпионов.

Мне с июня 1960-го по март 1961 года довелось служить на К-129. Её судьба мне небезразлична, а потому осмелюсь привести такую, кажется, еще не озвученную в США, версию гибели этой субмарины.

Думаю, незадолго до назначенного сеанса связи в ночь 8 марта 1968 года К-129 всплыла и шла в надводном положении. В надводном положении на мостик, что в ограждении рубки, по штатному расписанию поднялись и несли вахту трое: вахтенный офицер, рулевой сигнальщик и «в корму смотрящий». Тело одного из них в меховом реглане зафиксировал в ограждении рубки фотоаппарат американских шпионов, что подтверждает — в момент катастрофы лодка находилась в надводном положении, ибо внутри субмарины уже на второй день подводного хода температура воздуха доходит до 40 и более градусов, и «в мехах« подводники не щеголяют. Поскольку при работе дизелей гидроакустики теряют контроль над обстановкой под водой, шумов маневрирующей чужой субмарины они не заметили. А та осуществляла поперечное подныривание под днищем К-129 на критически опасной дистанции и неожиданно зацепила рубкой корпус нашей субмарины, и та опрокинулась, не успев и пискнуть радиосигналом. В открытый люк и шахту воздухозаборника хлынула вода, и вскоре субмарина упала на дно океана. При столкновении с дном в перевернутом виде корпус лодки разломился. Разрушились и ракетные пусковые установки. Напомню, лодка упала на глубину 5 км и начала разрушаться еще на глубине 300 м — предельной расчетной глубине погружения. На все про все ушло несколько минут.

Такая версия случившегося вполне реальна. Субмарины 629 проекта, а значит, и К-129, были самыми первыми в мире специально спроектированными ракетными подводными лодками. Но, увы, не были «ваньками-встаньками». Баллистические ракеты не вмещались в корпус субмарины, пусковые установки пришлось размещать в специальном отсеке, а над ним строить специальное ограждение, возвышающееся над верхней палубой на высоту трехэтажного дома. В носовой части ограждения разместили рубку с мостиком и все выдвижные устройства. При длине самой субмарины около 100 м около четверти этого расстояния приходилось на ограждение. По ширине, от борта до борта, было не более 10 м. Такая конструкция делала субмарину в надводном положении очень неустойчивой, ее раскачивало с боку на бок довольно сильно даже ветром. А уж когда вмешалась внешняя могучая сила, центр тяжести сместился до катастрофической черты, лодка опрокинулась и упала на дно, утащив с собой 99 подводников. Вечная им память.

Хорошо бы в Новосибирске ввести в традицию поминовение наших земляков и всего экипажа К-129 возложением цветов, а то и оружейным салютом у Монумента морякам и речникам, отдавшим жизни за Отечество. Пусть ежегодно 8 марта, в день гибели К-129, к монументу на набережной Оби у пристани Речной вокзал приходят ветераны ВМФ, курсанты речного командного училища, кадеты, участники детских и юношеских военно-патриотических объединений. Отдавшие жизнь на службе Родине в годы холодной войны заслужили такое внимание.

Источник: Все величайшие загадки истории / М. А. Панкова, И. Ю. Романенко и др

ИЗ ДРУГОГО ИСТОЧНИКА

8 марта 1968 года во время боевого дежурства в Тихом океане затонула советская дизельная ПЛ К-129 с тремя баллистическими термоядерными ракетами на борту. Все 105 членов экипажа погибли. На лодке произошел взрыв, и она легла на грунт на глубине более 5000 метров.

Катастрофа держалась в тайне. Спустя некоторое время американские военные решили поднять АПЛ, для чего в атмосфере строжайшей секретности было построено специальное судно «Эксплорер». Операция по подъему обошлась в 500 млн долларов. Видимо, цена советских военных секретов была выше.

Вокруг подъема лодки разыгралась крупная шпионская игра. Советская сторона до последнего момента полагала, что подъем ПЛ невозможен и вообще не подтверждала информацию о потере лодки. И лишь после начала работ по подъему лодки американцами советское правительство выразило протест, угрожая даже бомбардировками района катастрофы. Но американцы с успехом выполнили свою задачу по подъему лодки. Разыгрался скандал. Тем не менее, ЦРУ получило в свое распоряжение советские военные шифры и другую секретную информацию.

Подводники не вернулись с боевого похода,их с нетерпением ждали дома.

Матери,жены,дети,все они жили надеждами о скорой встречи. Но жизнь порой приподносит нам страшные вещи. Гибли боевые ребята,уходя в глубины океана.

Одна из последних фотографий команды ПЛ К-129,в центре Журавин Александр Михайлович,старший помошник командира лодки.


Комментариев пока нет

Новости партнёров