Мир История Знай наших

Сколько раз русские спасали Европу?

20 апреля 2016
Вот уже не первое столетие с легкой руки западных интеллектуалов нас педантично учат стыдиться того, что мы русские. Нас убеждают в том, что мы – пьяницы и неумехи, неучи и варвары. Однако, мало кто, по крайней мере, у нас, знает, какова она, настоящая Европа. То, о чем с такой болью еще двести лет назад писал великий Грибоедов, как о тупом, рабском, слепом подражании всему западному. Чему не стоит нам, русским, завидовать и что стоит знать о Европе и европейской истории, прежде чем делать выводы о ее превосходстве над нашей Родиной.

29 марта 1813 года свершилось то, чего давно с нетерпением ожидала вся Российская империя, – донские казаки после боёв за парижский пригород Фонтенбло наконец вошли в Париж.  Однако это ещё не было полной победой над французами, которые смогли организовать оборону города. 

Сражаться приходилось едва ли не за каждую улицу и даже за кладбища. Например - за знаменитое парижское кладбище Пер Лашез.

Кладбище Пьер Лашез

На нём сегодня похоронены наполеоновские маршалы, известные деятели искусства, писатели, артисты, такие люди,  как Оскар Уальд, Ив Монтан, Джим Моррисон. Но знаменито это кладбище ещё и героической обороной несовершеннолетних французских солдат из так называемого батальона «Мари Луизы» – наполеоновского аналога Гитлерюгенд. Здесь между памятников и могильных плит от русских казаков отстреливались последние бойцы наполеоновской армии, до тех пор, пока никого из них не осталось в живых. Так мы снова освободили Европу, только на этот раз не от прусской, а от французской тирании. Но, к сожалению, европейцы сегодня этого не помнят.

В следующий раз наша армия придёт в Европу ровно 100 лет спустя, во время Первой мировой войны, когда Германия, которую мы спасли от оккупации Наполеона, затеяла всеевропейскую бойню, пытаясь расширить свои границы. Возможно, Россия смогла бы поставить агрессоров на место и в этот раз, но в нашей стране произошла революция, и мы вышли из войны. Но тем не менее примеры личного героизма наших воинов в Первую Мировую надолго запомнил весь мир. 

К примеру, самый известный пример мастерства и храбрости, о котором узнал весь мир во время Первой мировой войны,  показал приказный третьего Донского полка имени Ермака Козьма Крючков. 

Козьма Крючков

Козьма Крючков

А произошло это 30 июля 1914 года, когда Крючков с тремя сотоварищами находился в разведке неподалёку от польского городка Калвария и случайно наткнулся там на конный разъезд немецких драгун, состоящий из двадцати семи человек. Сделав залп по немцам из карабинов, казаки бросились врассыпную, а драгуны ринулись за ними в погоню. В итоге Крючкова окружило 11 драгун. Один из них пикой выбил из рук казака огнестрельное оружие, второй сходу рубанул саблей по правой руке. Одной левой Крючков зарубил нескольких человек, а когда противники выбили из левой руки и шашку, казак вырвал пику у одного из драгун и заколол ею оставшихся врагов. В итоге, получив 16 колотых и резаных ран, всего один казак смог убить 11 человек.

Но в 1814 году казакам предстояло драться не в привычных для них условиях, то есть, не в чистом поле. Приходилось сражаться за кварталы и высоты. Самые жестокие бои велись на Монмартре – месте, где находится собор Сак Рекёр и где сегодня зарабатывают на туристах уличные художники.

Но хорошо укреплённые и почти неприступные монмартрские высоты были взяты всего двумя сотнями донских казаков полковника Григория Сергеева, за что тот впоследствии будет награждён орденом святого Георгия 4-й степени.

Спустя 2 дня после штурма последние очаги сопротивления были наконец уничтожены. Утром 31 марта комендант города маршал Мармон подписал капитуляцию Парижа. Унижать маршала торжественным выносом ключей от города российские военачальники не стали. И вошли в Париж безо всяких церемоний.

Одним из свидетелей взятия французской столицы русскими был французский журналист и карикатурист Георг-Эммануэль Опица. Он сделал множество зарисовок для своего новостного издания. Сегодня эти акварели хранятся в московском историческом музее. И именно по ним можно судить о том, как деликатно даже бородатые и диковатые донские казаки вели себя во французской столице. По воспоминаниям очевидцев, иногда от слишком большой экзотичности некоторых наших воинов парижанки падали в обморок. А происходило это, например, тогда, когда вооружённые луками калмыцкие части проезжали по городу на верблюдах – животных, которых в Европе многие тогда ещё не знали.

И это не смотря на то, что за 2 года до этого оккупировавшие Москву французские солдаты вели себя в городе совсем по-другому: насиловали женщин, грабили дома, поджигали целые кварталы.

Помимо казаков или калмыков в Париже стояли вполне европеизированные на вид русские корпуса кирасиров и гвардейцев, но казаками парижане называли абсолютно всех русских. А вскоре, благодаря нашим казакам, в столице Франции появятся новые слова, такие как, например, бистро. Именно словами "быстро-быстро" казаки обращались к парижским кабатчикам. И именно слово «быстро», изменённое французским произношением, станет сначала названием недорогих кафе, а потом и дорогих ресторанов, стилизованных под демократичные закусочные. 

Мало того, сами бистро очень быстро стали одним из парижских брэндов, такими, как Эйфелева башня или Лувр.

Комментарии 1

А вот не надо было спасать! Не знают благодарности - так пусть подыхают
Мы - не они. Русский человек бьется до последнего. Вопрос в том, что нужно учиться на своих ошибках, что европейцы не делают. А случись что подобное (не дай бог), я уверен, история повторится.
Просто сейчас слово "союзники" превратилось в "западные партнеры", по-моему, это прекрасное определение современных международных отношений - только бизнес.
Их уже не придется спасать,мигранты свое дело сделают)

Новости партнёров