Африка История

Геноцид тутси в Руанде и запоздавшие извинения

21 ноября 2016
Мкиамини Ньирандегея, бывшая сотрудница авиакомпании «Эйр Руанда», ныне отбывающая пожизненное заключение в тюрьме «1930» города Кигали за участие в геноциде, убила собственного супруга и для примера патриотической самоотверженности приказала ополченцам убить собственных детей. И таких историй множество…

Католическая церковь Руанды извинилась за сыгранную ей роль в геноциде 1994 года, заявив, что сожалеет о действиях тех, кто участвовал в убийствах.

"Мы просим прощения за все ошибки, совершенные церковью… Мы сожалеем, что члены церкви нарушили клятву в верности заповедям Божьим", — заявили на Конференции католических епископов. 

Таким образом, они подтвердили, что церковные служители участвовали в планировании и оказании помощи при совершении геноцида.

В 1994 году 6 апреля неизвестными был сбит самолет с президентом Руанды Жювеналем Хабиаримана и президентом Бурунди Сиприеном Нтарьямира. Сразу после этого начинаются массовые убийства тутси.

Но этот геноцид тутси на совести не только католической церкви Руанды, но и самой "миротворческой" и "справедливой" организации. Как вы догадались, речь сейчас об ООН. 

Геноцид тутси – один из самых массовых в истории человечества. Буквально за 3 месяца были зверски убиты более 1 миллиона человек! Улицы руандийских городов и деревень в буквальном смысле слова были завалены трупами. Чтобы понять масштабы трагедии, достаточно представить, что тогда, в 1994 году, скорость убийств в Руанде в пять раз превышала скорость убийств в фашистских концлагерях времен Второй мировой: каждый час от зверских убийств погибали 72 человека.

И так в течение нескольких месяцев! Но самое любопытное в этой истории – то, что в тот момент в Руанде находились миротворческие войска ООН, которые ничего не сделали, чтобы остановить эту резню! Почему? Потому что они никак не могли получить разрешение, ведь в штаб-квартире ООН без конца шли заседания, посвященные «поискам выхода из конфликта». 

«Выход из конфликта», в конце концов, в ООН был все-таки найден. В ответ на просьбы миротворцев разрешить хоть что-нибудь, из ООН пришел приказ эвакуировать из Руанды миротворческие силы и наблюдателей.

После этого на Совбезе ООН приняли резолюцию, осуждающую насилие, правда, это никак не помогло жителям Руанды, которые прятались в апреле 1994 в... католической церкви в Нтараме в поисках убежища. Но они были убиты. Тогда одновременно погибли более 5 тысяч человек! Все они были обычными крестьянами, которые не имели отношения к политике. Их обманом заманили в церковь. Люди зашли сюда как в убежище, кто-то пустил слух, что миротворцы Организации объединенных наций на подходе. Но пришли к несчастным лишь убийцы. Они отрезали своим жертвам пальцы, кисти, стопы, руки, ноги и только после этого отрубали голову или разбивали череп. Тела несчастных складывались штабелями в церквях и приходских школах!!! 

С нарастанием кульминации геноцида жертв уничтожали все более массово и жестоко: по нескольку десятков тысяч человек в одном месте, сжигая заживо, кидая в расплавленную резину, с завязанными руками и ногами бросая в реку, закидывая гранатами, отрубая разные части тела.

В монастыре Сову было сожжено 5-7 тысяч тутси, спасавшихся там от «чистки». Их местонахождение выдали монахини этого монастыря, причем, по некоторым сведениям, они же поставляли бензин палачам. Пропаганда истребления врагов подействовала на всех.

Находящиеся под внушением, вооруженные мачете, дубинками, хуту (в том числе и мирные), шли убивать своих, бывших еще вчера друзьями, соседей, беженцев. Хуту называли тутси «тараканами, которых следует истребить».

Мкиамини Ньирандегея, бывшая сотрудница авиакомпании «Эйр Руанда», ныне отбывающая пожизненное заключение в тюрьме «1930» города Кигали за участие в геноциде, убила собственного супруга и для примера патриотической самоотверженности приказала ополченцам убить собственных детей. И таких историй множество…

Но даже после того, как массовые убийства закончились, люди продолжали умирать тысячами. 

Сброшенные в реку трупы, переполнившие и без того не изобилующую водяными ресурсами Африку, а также отсутствие нормальных условий для захоронения огромного числа погибших привели к санитарной катастрофе — эпидемии холеры, инфекциям, отравлениям. Жизни большого количества людей унесли болезни, голод, неоказание медицинской помощи.

Массовые изнасилования боевиками женщин и хуту и тутси — около 250 тысяч «жертв» — привели к увеличению зараженности СПИДом (в Руанде и без того 2,3 % населения больны СПИДом) и к массовому рождению «детей насилия».

Из книги "Сезон мачете" Жана Хацфельда. Свидетельства участников геноцида в Руанде:

Участник геноцида в Руанде, Фюльжанс: 

«Мы становились всё злее. Всё спокойнее и всё кровожаднее… Чем больше мы резали, тем проще это было делать. Кое для кого это становилось, я бы сказал, настоящим развлечением».

Участник геноцида в Руанде, Адальбер:

«Некоторые уставали от этого кровавого однообразия. Другим доставляло удовольствие причинять страдания тутси, которые в эти дни заставили их попотеть… некоторые свирепствовали, и им всё было мало. Убийства их пьянили, и они испытывали разочарование, когда тутси умирал молча. Ну, разве это развлечение? Поэтому они избегали наносить смертельные удары, чтобы подольше слушать крики и получить удовольствие».

Участник геноцида в Руанде, Альфонс: 

«Если тутси догонял запыхавшийся преследователь после долгой гонки, его для начала покалывали острием мачете, а конец его был ужасен».

Участник геноцида в Руанде, Эли: 

«Все отвернулись, чтобы не видеть, как мы убиваем: «голубые каски», бельгийцы, белые директора, черные президенты, гуманитарные организации, международные тележурналисты, епископы, аббаты и даже Бог. Он-то хоть наблюдал за тем, что делалось на болотах? Почему Он не обрушил свой гнев на нас, когда мы убивали?..."

Участник геноцида в Руанде, Иньяс:

«Эти убийства были жутко утомительной работой, и пить всё время страшно хотелось, но убивать-то было выгоднее, чем в земле копаться – особенно если у тебя надел маленький и орошения нет. Во время убийства любой крепкий мужик приносил домой не меньше, чем успешный торговец. Мы уже не знали, куда складывать листы железа… Просыпались мы с ощущением богатства, спать ложились сытыми и жили, ни в чём не нуждаясь».

Комментарии 1

Комментарии излишни .Это и есть демократия на западный манер .Кто не с нами . тот против нас . Позтому их надо убить .

Новости партнёров