Запад История Империя добра

Президент, сталинист и шпион. Самые знаменитые послы США в России

19 июля 2017
Глава Белого дома Дональд Трамп выдвинул кандидатуру бывшего губернатора штата Юта Джона Хантсмана на пост главы американской дипломатической миссии в России. Он сменит нынешнего посла США в России Джона Теффта. Лайф решил вспомнить самых ярких послов США в России.

Президент. Джон Куинси Адамс 

Имя шестого президента США Джона Куинси Адамса у нас знают в основном историки — его изображения нет на долларовых банкнотах. Но, до того как он в 1825 году стал хозяином Белого дома, Адамс был первым американским министром — посланником США в России в 1809–1814 годах.

Адамс родился в 1767 году. Отец его был вторым президентом США, а до этого — одним из крупнейших американских дипломатов, поэтому неудивительно, что Джона с ранних лет воспитывали как политика. В возрасте 13 лет его вместе с дипломатом Фрэнсисом Дейной направляют в Россию, где Джон Адамс даже стал студентом Санкт-Петербургского университета. Позже он уехал путешествовать во Францию и в Британию, где и встретил свою будущую жену Луизу Джонсон.

О своём назначении на пост представителя он узнал из газет. Уже через неделю его принял российский император Александр I, видевший в США некий противовес для Британской империи. Вскоре был заключён договор между США и императором о вечном мире, дружбе и взаимопонимании.

Миссия Адамса была успешной: ему удалось установить тесные контакты между Россией и США. Кроме того, он передал в библиотеки США ряд научных трудов, которые были им приобретены в Санкт-Петербурге.

В Вашингтоне Джон Адамс стал госсекретарём США при президенте Монро, а в феврале 1825 года палата представителей избрала Адамса шестым президентом США. В историю он вошёл как один из авторов доктрины Монро — основополагающего документа, в котором прямо говорится, что у Америки есть интересы поодаль от её собственных границ.

По собственному признанию Джона Адамса, его всегда тянуло вернуться в Санкт-Петербург, где он провёл лучшие годы своей жизни и где осталась могила его маленькой дочери Луизы Кэтрин Адамс.

Генерал-русофил. Кассиус Клей

Кассиус Марцеллус Клей, сын богатого плантатора из штата Кентукки и выпускник Йельского университета, снискал известность как самый горячий сторонник освобождения рабов в США. Он сам освободил своих рабов и был редактором газеты "Истинный американец", выступавшей против рабства. Неслучайно, что боксёр Мухаммед Али, также родившийся в штате Кентукки, получил при рождении имя Кассиус Марцеллус Клей — в честь посла Клея.

В Россию Клея в 1861 году отправил сам президент Авраам Линкольн. В Санкт-Петербурге он оказался как дома: южная аристократия воспитывала детей в традициях европейских высших классов, и выросший в семье богатого плантатора Клей по духу был намного ближе к русской аристократии, чем к американцам-северянам. Сам Клей позже вспоминал, что с первых дней пребывания в России он купался в лучах внимания высшего света: "При дворе одежда имеет великое значение. Я одевался в униформу генерал-майора, что разрешил мне акт конгресса и которая везде выглядит как красивая и сшитая со вкусом одежда; и это было хорошо воспринято. Также я носил элегантный меч, подаренный мне жителями Кентукки, сделанный Тиффани и красиво отделанный драгоценными камнями".

В России Клей нашёл свою жену — знаменитую балерину Марию Суровщикову, которую он отбил у самого Мариуса Петипа. Мария родила посланнику сына Леонида, которого Кассиус Клей позже увёз с собой в США.

Была успешной и дипломатическая миссия Клея — так, в 1863 году император Александр II направил военно-морскую флотилию в Сан-Франциско и Нью-Йорк, демонстрируя российскую поддержку США. При деятельном участии Кассиуса Клея в 1867 году состоялась и покупка Соединёнными Штатами Аляски. Несмотря на то что часть американских политиков выступала против этой сделки, полагая, что американская армия сможет и так захватить Аляску, Клей настоял на сохранении союзных отношений с Россией.

Также он выступал против русофобии, источником которой он называл Британию: "Мы получаем все наши идеи о России и русских из английских источников, всегда окрашенных непримиримым соперничеством... Хотя и трудно предположить симпатию самодержавия к народному правительству, такому как в Соединённых Штатах, всё-таки в качестве союзника против общего врага — Англии — было вполне естественно, что Россия желала сохранения Американского союза".

Маклер-незнайка. Дэвид Фрэнсис

В своих мемуарах Дэвид Роуленд Фрэнсис писал, что пост посла в России был для него первым на поприще дипломатии, когда он — в прошлом торговец хлебом и биржевой деятель — решил продолжить карьеру в политике.

В Петроград он приехал в 1916 году, толком ничего не зная о Российской империи. "С гривой серебряных волос, в старомодном крахмальном воротничке и визитке он являл собою странную фигуру в обстановке потрясённого войной революционного Петрограда", — так описывал его один из британских дипломатов, заметив, что "Фрэнсису не отличить эсера от картошки".

Действительно, посол плохо разбирался в политической жизни России, но зато он, как и всякий член Демократической партии США, выступал против монархии и за народную революцию. Поэтому, наверное, и неудивительно, что посол Дэвид Фрэнсис первым из дипломатов мировых держав и союзников России поддержал военный переворот в феврале 1917 года, когда высокопоставленные генералы, фактически захватив семью государя в заложники, выбили у Николая II отречение от престола. США первой из стран признали и Временное правительство.

Позже, в своей книге воспоминаний "Россия: взгляд из Посольства США (апрель 1916 — ноябрь 1918)", Фрэнсис попытался оправдать своё сотрудничество с революционерами тем, что на него произвели впечатления не расстрелы полицейских и погромы магазинов, но малая кровь, которой далась победа Февральской революции: "Это, несомненно, революция, но это лучшая из всех совершённых революций для своего масштаба".

Также Фрэнсис прославился тем, что в дни Октябрьского переворота именно он распорядился предоставить дипломатическую машину Посольства США, чтобы вывезти Керенского из Петрограда.

В тот же вечер он телеграфировал государственному секретарю Лансингу: "Крайний социалист или анархист по фамилии Ленин произносит опасные речи и тем укрепляет правительство; говорят, что Петроградский совет рабочих и солдат создал кабинет, в котором Ленин — премьер. Думаю, ему умышленно дают волю, ведь чем нелепее ситуация, тем быстрее можно её изменить".

Кто именно умышленно давал волю Ленину, Фрэнсис так и не сообщил.

Следом за Керенским бежали из Петрограда и американские дипломаты — сначала в Вологду, где американское посольство работало четыре месяца, затем — в Архангельск, под защиту британских интервентов. В сентябре 1919 года дипломатические отношения США с правительством большевиков были прерваны.

Богемный тусовщик. Уильям Буллит

42-летний журналист, писатель и дипломат Уильям Буллит был совершенно неслучайно назначен первым послом США в СССР после его официального признания Соединёнными Штатами в 1933 году.

Друг писателя-коммуниста Джона Рида, он ещё во времена Первой мировой войны побывал в Петрограде — как репортёр The New York Times. В 1919 году он прибыл и в Москву и, как личный посланник госсекретаря США Роберта Лансинга, провёл секретные переговоры с Лениным. По окончании переговоров получил на руки документы, содержание которых было во многом сенсационным: в обмен на прекращение экономической блокады большевики обещали признать все новые антикоммунистические правительства на территории бывшей Российской империи — в Финляндии, Эстонии, Латвии, Литве, Польше, Западной Белоруссии, более чем на половине Украины, в Крыму, на Кавказе, в Грузии, Армении, Азербайджане, на Урале и в Сибири. А также демобилизовать армию — под международным присмотром, амнистировать политических заключённых, выплатить часть долгов царской России. Однако в Госдепе были уверены, что большевики — явление временное, и не хотели, подписывая с ними договор, признавать новую власть.

Разочаровавшись во внешней политике, Буллит ушёл в отставку и занялся литературой; в 1926 году он издал свой первый и единственный роман "Это не сделано" — о богемной жизни блистательной эпохи 20-х годов, когда мир хотел всеми силами забыть о пережитых ужасах войны.

Однако в истории литературы Уильям Буллит остался не благодаря собственному роману, а благодаря тому, что стал прототипом главных героев сразу двух знаковых романов ХХ века.

Во-первых, это американец Дик Дайвер из романа "Ночь нежна", который написал его приятель Фрэнсис Скотт Фицджеральд.

Во-вторых, это Воланд из романа "Мастер и Маргарита" Михаила Булгакова.

Вновь оказавшись в 1933 году в Москве по личной просьбе своего старого приятеля по Госдепу Франклина Делано Рузвельта, ставшего президентом США, Буллит первым делом был принят в Кремле, где в его честь был организован шикарный банкет. В меню — традиционные закуски: чёрная икра, раки. Ну и конечно, водка и коньяк. Буллит вдруг убедился , что пора сумрачных фанатиков и революционеров-аскетов прошла, перед ними — обычные бизнесмены, желающие наслаждаться маленькими радостями жизни.

И, желая поддерживать более близкие контакты с советской элитой, Буллит устраивал в своей резиденции в Спасо-хаусе шикарные балы и вечеринки на сотни приглашённых. На одной из этих вечеринок в апреле 1935 года и побывал писатель Михаил Булгаков.

"Были у американского посла, — писала в своём дневнике жена писателя Елена Сергеевна. — М.А. в чёрном костюме. Поехали к двенадцати часам. Все во фраках, было только несколько смокингов и пиджаков. В зале с колоннами танцуют, с хор — прожектора разноцветные. За сеткой — птицы — масса — порхают... Стиль рюсс. Масса тюльпанов, роз — из Голландии. В верхнем этаже — шашлычная. Красные розы, красное французское вино. Внизу — всюду шампанское, сигареты".

Увиденное настолько потрясло воображение Булгакова, что тот вставил описание этого бала в свой роман о визите дьявола в Москву, причём и сам дьявол приобрёл черты американского посла.

Через два года большая часть гостей, присутствовавших на балу Буллита, будет арестована и казнена в подвалах Лубянки.

Но Буллит за "открытыми процессами" против своих вчерашних гостей наблюдал уже издалека — в 1936 году он отправился послом во Францию, где помог спасти от нацистов своего венского приятеля Зигмунда Фрейда.

После поражения Франции Уильям Буллит возвратился в США, где начал агитировать за скорейшее вступление США в войну против Гитлера. Их отношения с Рузвельтом разладились, и тогда Буллит отправляется добровольцем к де Голлю. По прибытии в Европу он был назначен майором инфантерии, участвовал во взятии Тулона, Марселя и других городов. Безоговорочную капитуляцию Германии Уильям встретил уже подполковником французской армии. Он умер в Париже в 1967 году.

Миллионер-сталинист. Джозеф Дэвис

Место убывшего в 1936 году из Москвы Буллита занял другой старинный друг Рузвельта — Джозеф Дэвис, который, казалось, был человеком, совершенно не подходящим на эту роль. Джозеф Дэвис, как и Буллит, не был карьерным дипломатом — напротив, он был банкиром-инвестором, то есть, по выражению Генри Киссинджера, в глазах коммунистов он был "архикапиталистом". Более того, Дэвис был женат на Марджори Пост — самой богатой женщине Америки, владелице процветающего концерна "Дженерал фуд".

Пост дипломата Дэвис получил после того, как вложил в предвыборную кампанию Рузвельта 100 тысяч долларов — сумасшедшие деньги по тем временам. Впрочем, он не был и новичком в международной политике: Дэвис в своё время работал советником президента Вудро Вильсона и избегал чёрно-белого взгляда на мир.

На страницах своей книги "Миссия в Москву" Дэвис подробно описывает, что президент Рузвельт поставил перед Дэвисом две задачи: развивать торговые отношения с СССР и наладить дружеские контакты с Кремлём, по возможности с самим Сталиным. С обеими он блестяще справился.

Весной 1937 года Дэвис дал Рузвельту отчёт о десятидневной поездке по стране. Он был в Киеве, Харькове, Запорожье, Днепропетровске. ДнепроГЭС ошеломила его. Дэвис писал: "Всё, что эти люди сделали за последние семь лет в тяжёлой промышленности, уникально. Они пишут на холстах в десять лье "хвостом кометы".

В Вашингтоне Дэвиса назвали "трубадуром Кремля" и осудили за то, что он "дал себя использовать". Упрекали, что он не замечал недостатков и преследований политических оппонентов. Но Дэвиса это нисколько не смущало. "Это не наше дело — вмешиваться в то, как русские ведут свои домашние дела, — пишет Дэвис, — главное, что нас должно волновать, будут ли они надёжными соседями на тот случай, если вспыхнет пожар".

В мае 1943 года, вскоре после Сталинградской битвы, президент США доверил Джозефу Дэвису, который к тому времени уже не был послом (он уехал из Москвы в 1939 году) ответственную миссию — передать Сталину конфиденциальное письмо, только что законченный фильм и посетить Сталинград. Так "Миссия в Москву" стала первым голливудским военным фильмом, показанным в Советском Союзе.

В мае 1945 года Президиум Верховного Совета СССР наградил Джозефа Эдварда Дэвиса орденом Ленина — он стал единственным западным дипломатом, получившим самую высокую советскую награду.

В годы холодной войны Комиссия сенатора Маккарти по расследованию антиамериканской деятельности занесла в чёрный список и книгу "Миссия в Москву", и кинофильм. Сам Дэвис попал в опалу: ему не простили его "сервильности" и наивности, обвинив в том, что свою коллекцию произведений Фаберже и других художественных сокровищ, приобретённых в комиссионных магазинах Советского Союза, он будто бы получил в качестве платы от коммунистического правительства "за проявленную лояльность".

Олигарх-прагматик. Аверелл Гарриман

Если Джозеф Дэвис был просто миллионером, то Аверелл Гарриман был представителем экономической и политической элиты, голубых кровей Восточного побережья Америки. Его отец Эдвард Генри Гарриман был хозяином нескольких железных дорог в США, сам Аверелл учился в Гротонской школе вместе с братом Элеоноры Рузвельт. С 18 лет он вёл собственный бизнес — так, во времена нэпа он получил на Кавказе концессию в районе Чиатурского марганцевого месторождения, неоднократно бывал в Москве и на Кавказе, успешно "решая вопросы" со многими советскими руководителями. Словом, нет ничего удивительного в том, что именно его Рузвельт попросил стать послом после очевидных провалов американской дипломатии в 1941 году.

В 1939 году новым послом стал Лоуренс Штейнгардт — профессиональный дипломат, служивший посланником в Швеции и в Перу. Нападение Германии на Советский Союз повергло его в панику: в первые недели войны он приказал эвакуировать посольство сначала в Вологду, потом в город Куйбышев, чем совершенно парализовал работу дипломатической службы.

Когда в 1942 году немцы были отброшены от Москвы, президент Рузвельт вернул посла Штейнгардта домой, назначив вместо него адмирала Уильяма Стэндли, бывшего начальника штаба Военно-морских сил США. Адмирал Стэндли был уверен в поражении СССР в войне, поэтому отправлял в Вашингтон панические депеши, советуя Рузвельту отказаться от поддержки Сталина и заключить союз с Гитлером.

В итоге в Москву на переговоры был отправлен Гарриман, который к тому времени уже привлекался администрацией к выполнению отдельных политических миссий. Так, в марте 1941 года он был назначен специальным представителем президента в Англии по осуществлению закона о ленд-лизе, а в конце сентября того же года возглавлял делегацию США на Московской конференции трёх держав по вопросам взаимных военных поставок.

И у прагматика Гарримана сложились довольно хорошие отношения с прагматиком Сталиным.

В августе 1945 года, когда в СССР приезжал генерал Дуайт Эйзенхауэр, Сталин лично пригласил гостя в сопровождении посла Гарримана на трибуну Мавзолея во время парада на Красной площади. Гарриман и Эйзенхауэр стали единственными гражданами США, когда-либо принимавшими парад в Москве.

Ковбой. Льюэллин Томпсон

Льюэллин Томпсон был типичным ковбоем: он родился в семье владельца ранчо в штате Колорадо. На службе Госдепартамента Томпсон стал одним из самых прославленных кадровых дипломатов Америки: он проработал в Москве в общей сложности семь лет при трёх президентах — Эйзенхауэре, Кеннеди и Джонсоне.

Мало кому из послов выпало на долю столько критических ситуаций: инцидент с американским самолётом-разведчиком У-2, который был сбит над Свердловском; конфронтация между США и СССР по поводу Берлина и строительство Берлинской стены; сложные встречи между Хрущёвым и президентами Эйзенхауэром и Кеннеди; ввод войск в Чехословакию в августе 1968 года и напряжённость в связи с войной во Вьетнаме. В октябре 1962 года, во время Карибского кризиса, Томпсон в качестве посла по особым поручениям в Вашингтоне входил в Административную комиссию президента и консультировал Джона Кеннеди.

В то же время Томпсон был последовательным сторонником улучшения американо-советских отношений.

Именно по предложению Томпсона Никита Хрущёв в 1959 году посетил США — это был первый визит руководителя СССР в Соединённые Штаты. Также Томпсон содействовал и подписанию советско-американского договора о культурном сотрудничестве, согласно которому в Сокольниках прошла первая в истории американская выставка.

Выставка произвела на советских граждан шокирующий эффект. В парке был сооружён настоящий супермаркет, в котором были представлены самые обычные бытовые товары — от мужских костюмов до эмалированных кастрюль. Ещё больше советских рабочих шокировала информация о том, что для покупки холодильника американскому рабочему надо работать две с половиной недели. После этого миф о том, что Советский Союз сможет когда-либо "догнать и перегнать Америку", был окончательно развеян.

Герой детектива. Джек Мэтлок

Кадровый дипломат и специалист по России Джек Фауст Мэтлок, наверное, был последним профессиональным советологом на службе Госдепа. Ещё с университета Мэтлок профессионально занимался изучением русской культуры, русской истории и русского языка. Ещё в 1961 году он впервые посетил Москву и завёл дружбу с многими поэтами и писателями — например, он дружил с Андреем Вознесенским.

Позже он стал послом в Чехословакии, возглавлял отдел России в Госдепартаменте, был специальным помощником президента Рейгана по СССР, консультируя президента перед переговорами с Михаилом Горбачёвым. В 1987 году Мэтлок стал послом и работал в самый бурный период перестройки. Американский посол первым ещё в июне 1991 года предупредил Горбачёва об угрозе военного переворота.

Дипломат позже вспоминал: "В июне 1991 года я пригласил мэра Москвы Гавриила Попова на деловой обед. И он рассказал, что против Горбачева готовится переворот и что он очень хотел бы, чтобы Ельцин, который в те дни находился в Вашингтоне, вернулся в Москву. Всё это происходило в формате обмена записками, мы боялись прослушки. Я написал: "Я доложу, но кто всё это затеял?" Попов вывел ручкой четыре фамилии — Крючков, Павлов, Язов, Лукьянов".

Я отправил совершенно секретную телеграмму в Вашингтон. Президент США довел её содержание до сведения Ельцина и спросил его: "Что будем делать?"

Ельцин ответил: "Вы должны предупредить Горбачёва".

Но как это сделать? Госсекретарь США Джеймс Бейкер находился в тот момент в Берлине. Там же был и глава МИД СССР Александр Бессмертных. Бейкер настоял на встрече, которая прошла в нашем посольстве, и рассказал всё министру.

Бессмертных был поражён: "Мне сложно в это поверить, но это как раз тот случай, когда я не могу предупредить Горбачёва".

Все — и Бессмертных, и Буш, и Бейкер — позвонить Горбачёву не могли, понимая, что разговор будет зафиксирован КГБ.

Из Вашингтона мне сообщили, что президент Буш настаивает на том, чтобы именно я каким-то образом довёл информацию до сведения Горбачёва. Через Черняева, помощника Горбачёва, наша встреча состоялась, информация была передана, но, как мне кажется, генсек не придал ей должного значения. Горбачёв передал сообщение Черняеву и произнёс короткую речь о наивных американцах.

— Вы сделали то, что должны были сделать, — сказал он. — Спасибо, что пришли. Президент Буш доказал, что он наш друг. Не беспокойтесь.

А днём позже Горбачёву позвонил Буш. Между делом он спросил, состоялась ли встреча с американским послом. Горбачев сказал "да", но заявил:

— Всё сказанное послом на тысячу процентов неправда.

Уже после неудачной попытки ГКЧП сместить Горбачёва Попов констатировал:

— В конце концов всё это сыграло на руку: из телефонного разговора Горбачёва с Бушем Крючков понял, что есть утечка информации, и приостановил подготовку путча. Возможно, именно поэтому переворот провалился.

Джек Мэтлок до сих пор является сторонником развития отношений между Россией и США. Не так давно настоящий скандал вызвали его слова о Крыме: "По сравнению с проблемами холодной войны нынешняя — довольно мелкая. У неё много отличительных признаков семейной ссоры. И когда чужаки влезают в семейную ссору, обычно от них особой пользы нет… Украине будет лучше без Крыма, если взглянуть на это дело беспристрастно".

Шпион-революционер. Майкл Энтони Макфол

Когда в конце 80-х Майкл Макфол изучал международные отношения в Оксфорде, он подал заявление на получение стипендии фонда Сесиля Родса, чтобы защитить диссертацию на тему "Южноафриканское движение за освобождение и вмешательство великих держав: к вопросу о теории революции в международном контексте".

Удивлённый чиновник спросил:

— Как вы, будучи противником режима апартеида в ЮАР, решились просить стипендию Родса — человека, которого называют столпом превосходства белой расы и "архитектором апартеида"?

Макфол, ничуть не смутившись, ответил, что воспользуется стипендией, чтобы "свергнуть режим".

В этом ответе — весь Макфол, профессиональный революционер, считающий, что благородство цели оправдывает любые средства, включая и самые низменные.

Однако бороться с режимом апартеида Макфолу так и не пришлось — ещё до того, как его диссертация была готова, к власти в ЮАР пришёл чёрный Африканский национальный конгресс, представители которого вот уже три десятка лет рулят страной. Счастья, правда, от этого не прибавилось, но речь не об этом.

В итоге Майкл Макфол решил бороться за светлое будущее России.

В 1993–1995 годах он работал в Московском центре Карнеги. Потом стал консультировать Госдеп США на президентских выборах 1996 года в России. Преподавал в Стэнфорде.

В 2006 году его пригласили в команду кандидата в президенты США Барака Обамы — консультировать по вопросам политики на постсоветском пространстве. Вскоре он стал директором отдела России и Евразии при Совете национальной безопасности США.

Именно Макфол был автором идеи подарить министру иностранных дел Сергею Лаврову большую красную кнопку с надписью "Перезагрузка". Но недостаток специалистов по русскому языку привёл к ошибке по Фрейду — написали: "Перегрузка".

В 2012 году Макфол был назначен послом США и сразу же заявил о себе как о кураторе "продемократического протестного движения" — да так, что МИД РФ пришлось протестовать против "недипломатических" слов и выражений, которыми сыпал новоиспечённый посол на встречах с оппозицией.

Интересно, что именно при Макфоле возросла шпионская активность посольских работников — ещё ни один посол США не знал столько шпионских скандалов.

Например, в 2012 году был задержан третий секретарь политического отдела Посольства США в Москве Чед Вагнер, в связи с чем ФСБ направила американской стороне предупреждение, что такой деятельностью заниматься в России не следует.

В январе 2013 года был задержан уже новый третий секретарь экономического отдела Посольства США в Москве — Бенджамин Диллон, который пытался завербовать сотрудника российской контрразведки, занимавшегося борьбой с терроризмом.

Следом ФСБ поймала сотрудника ЦРУ Райана Кристофера Фогла, который занимал должность третьего секретаря политического отдела Посольства США. Отправляясь на встречи с агентами, он, явно насмотревшись старинных детективов, надевал парики и накладные усы, чем порой доводил сотрудников контрразведки до истерического хохота.

Ещё большим мастером переодевания оказался агент ЦРУ Тимоти Финнеган, который частенько переодевался в женщин.

В женщин переодевался и работник ЦРУ Джон Гранос, который выходил на встречи со связными в образе мамаши с куклой-грудничком.

Но больше всего сотрудников контрразведки удивил третий секретарь политического отдела Посольства США Дэниэл ван Дайкен, который устроил драку с охранником посольства прямо под объективами телекамер. Возвращаясь с очередного "задания", ван Дайкен прямо на такси подъехал к чёрному входу посольства и, выскочив из автомобиля, бегом бросился к дверям. Наперерез ему выскочил сотрудник полиции, охраняющий посольство, который, очевидно, был не в курсе "странностей" в поведении третьего секретаря. Но американец, не предъявляя никаких документов и ничего не объясняя, вступил в потасовку. И полицейский, и неизвестный оказались на земле, где борьба продолжилась.

В итоге ван Дайкен буквально вполз в двери диппредставительства, лишив таким образом полицейского права на дальнейшие действия.

Закономерный итог такой "дипломатии" — в 2016 году уже сам Майкл Макфол, сложивший с себя обязанности посла, был включён в закрытый санкционный список России с запретом въезда в страну.

Источник

Комментариев пока нет