Россия История

Подвиг Петра Черкасова

18 июля 2016
Сегодня имя Петра Ниловича Черкасова в России помнят немногие: кучка любителей военно-морской истории да краеведы. А вот на Западе капитан Черкасов и его корабль «Сивуч» остаются символом того, как русские сражаются на море: погибают, но не сдаются.

«Смертью запечатлел свой подвиг», - с этой записью капитан II-го ранга, нижегородец Пётр Нилович Черкасов, в августе 1915 года был исключён из списков личного состава военно-морского флота России. Командир канонерской лодки «Сивуч», которая в одиночку остановила немецкую эскадру, был посмертно награждён орденом Святого Георгия и получил звание капитана I-го ранга. Восхищение русским героем выплеснулось в демонстрации во славу русского оружия по всему миру: французы, англичане и даже австралийцы и жители Новой Зеландии вышли на улицу с российскими флагами. «Пройдут годы, забудутся все события нынешней войны, а подвиг «Сивуча» останется в истории», – писала в 1915 году английская газета «Star», а за канонерской лодкой капитана Петра Ниловича Черкасова навсегда закрепилось имя «балтийского «Варяга».

Пётр Нилович Черкасов родился 1 июля 1882 года в семье контр-адмирала Нила Васильевича Черкасова и Ольги Алексеевны Турчаниновой, дочери Нижегородского губернского предводителя дворянства. Всего у четы Черкасовых было семеро детей: пять сыновей и две дочери. Трое наследников, Анатолий, Василий и Пётр, пошли по стопам отца, посвятив свою жизнь военно-морскому флоту. И ни за одного из них контр-адмиралу не пришлось краснеть.

Старший из братьев, Анатолий Черкасов, в 1914 году погиб при испытании первой русской подводной лодки «Дельфин» и был с почестями похоронен на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга.

Средний брат, Василий, до 1917 года служил на флоте, участвовал в многочисленных сражениях, неоднократно награжден. Будучи прекрасным специалистом военной инженерии, он написал ряд фундаментальных учебных пособий по тактике и стратегии морского боя. Большую ценность имеют также его мемуары «Записки артиллерийского офицера», где он рассказывает о Русско-японской войне. После революции Василия Ниловича Черкасова, «как элемент, несомненно, контрреволюционный», из флота уволили. Чтобы выжить и прокормить семью, он был вынужден переквалифицироваться в экономисты. След В.Н.Черкасова теряется в 1929 году, после переезда из Нижнего в Москву. Что было с ним и его близкими дальше, неизвестно.

Военная карьера младшего брата, Петра Черкасова, развивалась стремительно. Окончив артиллерийский офицерский класс в 1902 году, он через два года отличился в бою под Лаотешанем, был произведён в лейтенанты и награждён орденом Станислава III степени, с мечами и бантом. Современники говорили, что на самом деле Петру Ниловичу уже тогда был положен орден Святого Георгия, но командование пожалело наград, потребовав предъявить доказательства, то есть… потопленный корабль.

После Лаотешаня, где миноносец «Властный», на котором служил П.Н.Черкасов, получил повреждения, блестящий офицер был переведён на броненосец «Севастополь». По воспоминаниям очевидцев, с его приходом стрельба броненосца в последующих сражениях резко улучшилась. За проявленную храбрость и воинскую доблесть Пётр Нилович был награждён орденами Святой Анны III степени и Святого Владимира IV степени.

После поражения России в Русско-японской войне он продолжает службу, в 1912 году оканчивает военно-морскую академию, потом уходит в отпуск, который проводит в родовом имении Черкасовых в Сейме (ныне город Володарск), а в 1913 году, в возрасте 31 года, вступает в командование канонерской лодкой «Сивуч» на Балтийском море. Именно там и застает его Первая мировая война.

В начале августа 1915 года немцы начали наступление на Ригу: возникла угроза входа мощного германского флота в Рижский залив. 19 августа, выполнив задание по установке в заливе минных заграждений, канонерские лодки «Сивуч» и «Кореец-2» возвращались на базу в Моонзунд. Уже наступили сумерки, когда русские моряки наткнулись на германский крейсер «Аугсбург» и два миноносца. И хотя вес минутного залпа у немцев был в 14 раз больше (то есть 14 тонн металла и взрывчатки против 1 тонны с двух русских кораблей), капитан Пётр Черкасов решает принять бой. По его приказу канонерская лодка «Кореец-2» отходит в сторону Усть-Двинска, а «Сивуч» вступает в неравный поединок с вражеской армадой.

Наши моряки держались час, добились нескольких попаданий и потопили один из двух немецких миноносцев. Но когда на помощь германским кораблям пришли два линкора и ещё семь миноносцев под командованием адмирала Шмидта, судьба «Сивуча» была предрешена. Шмидт пришёл в бешенство, когда увидел, что его эскадра яростно сражается не с линкором «Слава», как сообщили ему в радиограмме, а с маломощной канонерской лодкой, потратив на неё сотни драгоценных снарядов и половину всего топливного запаса. «Сивуч» был расстрелян в упор четырьмя торпедами, но задача вражеской эскадры прорваться к Риге была сорвана, и до 1917 года немцы в Рижском заливе больше не появлялись.

Сразу несколько германских офицеров, участников той исторической битвы, записали в своих судовых журналах, что русский корабль сражался до последнего, и даже в момент, когда «Сивуч» тонул, его орудие продолжало стрелять…

Черкасов-старший, убитый горем, отверг предложение Балахнинского земского собрания об установке в Сейме памятника герою. 

«Лучшим памятником моему сыну будет Народный дом, носящий его имя», – решил контр-адмирал, жертвуя на Дом деньги и большой участок земли.

Здание было построено в центре города, рядом с дачей купца Бугрова. Жители Сеймы, а это были работники Бугровских мельниц, получали в Народном доме имени П.Н.Черкасова те знания, которые не могла дать церковно-приходская школа. Здесь работала читальня, библиотека, оркестр, театральный кружок.

Однако для власти большевиков царский офицер был «героем империалистической войны» и «классовым врагом», поэтому в 1920 году Народный дом закрыли, отдав его помещения сначала под почту, потом под склад. К 1980-м здание полностью разрушилось, а в 1990-е на его месте проложили дорогу – закатали память под асфальт.

Но, подобно траве, память пробилась сквозь асфальт. С 2005 года в Крестовоздвиженском женском монастыре, на кладбище которого до 1950 года покоились мать и дед Петра Ниловича Черкасова, возобновились панихиды по нему. Через год в Володарске заложили камень на месте будущего памятника. И хочется верить, что в августе 2010-го, спустя 95 лет после того, как «Сивуч» и его командир стали легендой, мемориал великому сыну нижегородской земли на его малой родине будет, наконец, открыт. «Это нужно не мертвым»…

Комментариев пока нет

Новости партнёров