Россия История Знай наших

Павел Судоплатов. Терминатор Сталина

17 ноября 2016
Прошлое этого человека скрывалось под грифом «секретно». Имя заменял оперативный псевдоним. Все телеграммы, которые приходили из центра адресату на оккупированную территорию, подписывались Андреем. Через полвека, когда имя рассекретят, пресса назовет его Терминатором Сталина. Мастером тайных ликвидаций.

Прошлое этого человека скрывалось под грифом «секретно». Имя заменял оперативный псевдоним. Все телеграммы, которые приходили из центра адресату на оккупированную территорию, подписывались Андреем. Через полвека, когда имя рассекретят, пресса назовет его Терминатором Сталина. Мастером тайных ликвидаций.

Машина госбезопасности подъехала к Кремлю, когда часы на Спасской башне пробили 11 вечера. Только в длинном коридоре, покрытом красным ковром, Павел Судоплатов понял, куда его ведут. Сталин лично захотел выслушать доклад агента-нелегала, внедрившегося в одну из самых опасных террористических организаций.

Речь шла, очень коротко я доложил об этой организации украинских националистов, о террористических актах, которые эта организация провела. В том числе убийство нашего секретаря консульства в Львове Андрея Майлова, и всякие другие. 

Шла весна 1938 года. Война считалась неизбежной. ОУН, под командованием полковника Евгения Коновальца, готовился выступить на стороне Германии.

Угостите его, он любит конфеты, угостите его конфетами

На языке Сталина это значило ликвидировать. Из всех возможных вариантов устранения, Судоплатов выбирает подрыв. Технический отдел НКВД маскирует взрывное устройство под коробку шоколадных конфет с видами Киева. Но первые же пробы адской машинки обнаруживают недостаток.

Они сделали эту коробочку таким образом, что я должен был при вручении нажать кнопку. Она взрывалась не моментально, она заводилась. А мне это не понравилось. И я говорю: «Александр Эрастович, мне это не нравится»

Тимошков Александр Эрастович. Начальник отдела оперативной техники, создатель магнитных мин, одной из которых был убит гаулейтер Белоруссии Вильгельм Кубе. После 45-го года направлен советником к греческим партизанам.

Он всю ночь сидел, работал и приготовил машинку, которая срабатывала на ходу при определенном количестве шагов

Теперь, чтобы привести механизм в действие, достаточно перевернуть коробку в горизонтальное положение. Взрыв произойдет через полчаса. Или немедленно, если открыть или проткнуть коробку для проверки. Впрочем, последнее исключено. Лидер ОУН доверял своему протеже. Именно на него возлагал свои надежды.

Утром 23 мая 1938 года в Роттердаме прошел дождь. К полудню небо прояснилось. День обещал быть теплым и солнечным. Город, где полковник Коновалец назначит встречу, был неизвестен до последнего момента. Пришлось тщательно прорабатывать пути отхода по всей Европе. Судоплатов знал, что его ведут агенты Абвера, опекающие оуновцев. Ликвидация должна выглядеть, как борьба националистических кланов. Нельзя, чтобы и тень подозрения пала на Советский Союз. Если не удастся уйти, остается одно – покончить с собой.

Полковник ждал его в ресторане «Атланта». Ровно в 12 Судоплатов вошел в зал и подсел за столик. Посетители запомнили молодого человека в костюме, без головного убора. Каждая фраза короткого разговора требовала точного расчета. Задача: перенести встречу на вечер, но сделать это так, чтобы Коновалец остался сидеть за столом. И, главное, чтобы он не стал тут же открывать подарок.

Передать ему коробку конфет. Сделать это артистично и интеллигентно, не вызвав подозрений, наверно, труда ему особого не составляло. Он был рожден для таких операций.

Наконец, Судоплатов встает. Протягивает руку, чтобы попрощаться, достает из внутреннего кармана коробку конфет. Кладет на столик. Механизм взрывателя встает на боевой взвод. Полковник остается сидеть за столиком. Судоплатов пересекает площадь, каждую секунду ожидая взрыва. Заходит в магазин, покупает плащ и широкополую шляпу.

Украинец Павлус Валех исчез. Из магазина вышел элегантный молодой европеец с чехословацким паспортом.

И я вижу, толпы людей бегут по мостовой в том направлении, где я расстался с полковником. Значит, я понял, что сработало. Но результатов не знаю

Эта неизвестность была самым страшным. Если Коновалец выжил, под угрозой провала не только он, но и те, кто участвовал в этой сложнейшей операции.

По плану человек, который обеспечивал отход, каждое утро в 10 ждет его на станции парижского метро. Трижды приходится менять поезда, чтобы уйти от возможной слежки. Он знает, что у немецкой разведки есть его фотография.

В Париж добирается поздним вечером. Всю ночь кружит по улицам, дожидаясь условного часа. Бульвар Капуцинов, улица Риволи, площадь Согласия. Под утро, заплутав, опаздывает на контрольную встречу.

Смотрю, поезд уходит на моих глазах. А Ванька Огоянц стоит на задней площадке и уезжает, негодяй. Махнул рукой, но он увидел меня

Огоянц Иван Иванович. Резидент под прикрытием секретаря посольства во Франции. Будучи резидентом в Тегеране, предотвратил покушение на лидеров США и Великобритании. В послевоенные годы возглавлял ряд подразделений советской разведки.

Заказали по чашке чаю. Он кофе, а я чаю, я кофе терпеть не мог всегда, очень не любил, и теперь не пью его. И, значит, я послал домой телеграмму

Шифровка означает: «Взрывчатка сработала. Но результаты операции неизвестны».

Только на следующий день в парижских газетах появляется первое сообщение. Коновалец погиб. Полиция обнаружила на месте взрыва остатки коробки конфет с видами Киева. Формально это убийство так и осталось нераскрытым. 

Комментариев пока нет

Новости партнёров