Украина История Ще не вмерла

Новая история Украины: война с памятниками и "охота на диверсантов"

21 августа 2017
Жители небольшого украинского города Переяслав-Хмельницкий оказались сегодня в сложной исторической ситуации. В предыдущие десятилетия этот небольшой и ухоженный городок, в котором проживает 31 тысяча украинцев, был одним из самых исторически значимых не только на Украине, но даже и в СССР. Здесь только музеев почти 30, примерно по одному на тысячу населения.

А все потому, что более 300 лет назад, в 1654 году, именно на этом месте гетман Запорожского войска Богдан Хмельницкий созвал большой совет казаков (Переяславскую раду), где принес присягу на верность русскому царю Алексею Михайловичу и подписал соглашение, в соответствии с которым Войско Запорожское отныне и на века объединялось на добровольных и равноправных началах с Московским государством.

Но сегодня правда об истории на Украине не в чести.

Русский и украинец — друзья навек?

Богдан Хмельницкий вывел из-под контроля Речи Посполитой Левобережную Украину вместе с городом Киевом, и она окончательно вошла в состав Российского государства. Да, то самое историческое событие, которое положило начало нашей общей российско-украинской (а на самом деле — просто общей российской) истории, произошло именно на этом ныне тихом берегу реки Трубеж.

После Великой Отечественной войны в Переяслав-Хмельницком вспомнили о великом событии и поставили несколько памятников. На центральной площади города в 1954 году в честь 300-летия был установлен памятник вечной российско-украинской дружбе — на нем две женщины, олицетворяющие Россию и Украину, полуобнявшись, смотрят на здание горисполкома.

На другой площади, где, предположительно, и состоялась Переяславская рада, появился памятник этому событию. На нем Богдан Хмельницкий с группой соратников смотрят с надеждой и верой в будущее, но не в сторону Москвы, а в сторону Киева. Что само по себе примечательно — случайно или специально, но гетман развернулся в своих устремлениях не к столице империи, а к столице будущей республики, которая вошла в ее состав.

Этому "хмельницкому" повезло больше, чем его копии в городе Чернигове, где в июне нынешнего года местные радикалы развернули памятник Богдану Хмельницкому задом к Москве (там он стоял лицом к столице империи), и теперь на реконструкцию полуразрушенного монумента необходимо изыскать 700 тысяч гривен.

По обе линии фронта

Война людей с памятниками здесь идет вот уже три года, и довольно ожесточенная. Так, вандалы сбили с монумента несколько букв, и теперь он посвящен дружбе украинского с непонятно каким народом.

Пытаюсь выяснить у местных жителей, когда это могло произойти и кто это сделал. Пожилая женщина с тележкой возмущается: "Да, кто их знает. Не пойми, чего творят! Мы всю жизнь были с Россией вместе, а теперь, оказывается, мы — враги! Как такое может быть?"

Услышав наш разговор, из сквера, расположенного позади памятника, выходит пожилой, лет семидесяти, мужчина в аккуратной одежде — белых полотняных брюках и украинской косоворотке. По его словам, делает это местное хулиганье, но кто именно, имеют ли они отношение к каким-либо радикальным группировкам, он не знает.

"Да радикалов у нас особенно никаких нет. А то бы уже все снесли", — не торопясь, обстоятельно поясняет он. И все же, подумав, рекомендует посмотреть другие монументы города.

По его рекомендации иду на то место, где расположен главный памятник Переяславской раде. Тот самый, с Богданом Хмельницким, устремившим свой взгляд не на Россию, а на Киев.

Памятнику этому тоже несколько десятков лет — типичный образец советского исторического монументалиста. Но сегодня он не воспринимается даже местными как официоз — это объект борьбы. И не только официальной, но и явно подпольной.

Во-первых, при подходе к памятнику обнаруживаю мемориальную доску — черный мрамор, а на ней запись, что в 1991 году казаки вместе с атаманом Чорновилом на этом самом месте взяли назад клятву, данную России Богданом Хмельницким в 1654 году.

Странная запись, особенно если учесть, что далеко не все с этим актом "возврата присяги" были согласны. Во всяком случае, кто-то неистово исколол этот мраморный обелиск каким-то острым тяжелым предметом, возможно, монтировкой или киркой, явно пытаясь нанести ему максимальный ущерб.

Еще несколько шагов, и я у самого памятника. По постаменту проходит самодельный орнамент, нанесенный с помощью трафарета и черной краски, видимо, совсем недавно. Состоит всего из трех букв, хорошо известных всей Украине: "УПА" — Украинская повстанческая армия*.

К счастью, пока бои за историческое прошлое здесь, в Переяславе, пока ограничиваются только памятниками и не перешли на людей. Так мне, во всяком случае, показалось в тот момент.

Но, кажется, я ошибался.

"Нас приучили ловить диверсантов"

Ближе к вечеру того же благостного летнего дня в небольшом летнем кафе, недалеко от этих памятников, я сидел с ноутбуком, в котором записывал свои впечатления об увиденном.

За соседним столиком расположилась компания из троих мужчин, явно местных жителей, наслаждавшихся при помощи пива теплым субботним вечером. Неожиданно один из них резко переместился за мой столик и стал расспрашивать, кто я, откуда, что делаю в их городке, что и зачем пишу "на компьютере".

Пришлось пояснить, что собираю материал о состоянии памятников российско-украинской дружбы. Второй его приятель объяснил, что они здесь не просто так, они "ловят диверсантов". А я, как следует из его слов, вполне подхожу под эту роль — незнакомый человек "с компьютером".

Потом, подумав, мой собеседник извинился и пояснил, "понимаешь, нас тут всех приучили ловить диверсантов".

Мы вместе посмеялись его удачной, как ему показалось, шутке. Но узнав, что я из Москвы, он тут же, не раздумывая, отошел в сторону и стал названивать кому-то по сотовому телефону.

Но больше всего в этой троице меня заинтересовал другой человек. Он был постарше и явно с хорошим гуманитарным образованием, слегка, правда, отягощенным изрядным количеством уже выпитого пива.

Он начал рассказывать историю своего края, этого города, Переяславской рады. И так постепенно получалось, по его словам, что и Переяславской рады не было, и что Богдан Хмельницкий — это чуть ли не выдуманный персонаж, и вообще, что вся эта история российско-украинских отношений сочинена в советское время историками, пытавшимися оправдать захват Российской империей вольной Украины.

Весь этот ненаучный бред сопровождался научными терминами и приправлялся некоторой долей сомнительной местной философии… Стало понятно, что этот житель города занимается такими историческими изысканиями не первый раз (что и подтвердилось позже, когда выяснилось, что он владелец местного турагентства) и что делает это скорее не по убеждению, а по обязанности.

Мне нужно было успеть еще на местный автобус, чтобы ехать дальше, поэтому мы распрощались, договорившись о новой встрече — обменялись телефонами. Ждать пока товарищ "историка" дозвонится до своих побратимов, я тоже не стал.

И, уже покидая Переяслав-Хмельницкий, раздумывая о том, как легко люди на Украине перенимают новые "исторические околонаучные истины", обратил внимание еще на один памятник. Впрочем, даже не памятник, а его обломок.

Постамент от памятника Ленину, снесенного нынешней властью

В том месте, где улица Богдана Хмельницкого пересекает бывшую (а возможно, и настоящую, этого никто точно не знает) площадь Ленина, в самом центре города, на самом "козырном месте" стоит постамент с торчащими из него остатками ботинок.

Ботинки, как нетрудно догадаться, принадлежат, конечно, Ленину, а постамент — никому.

В том смысле, что это образ нынешней "истории" Украины, убивающей подлинную историю государства, но не способную создать ничего собственного, кроме "охоты на диверсантов".

*Террористическая и экстремистская организация, запрещенная в России.

Источник 

Комментариев пока нет