Россия История

«Неизвестный Ульянов» — как старший брат Ленина стал террористом

24 ноября 2016
Интересно, что двигало братом народного вождя - Александром Ульяновым, когда он совершил покушение на императора Александра III ?
 
Инспекция народных училищ Симбирской губернии с директором И. Н. Ульяновым. 1881 год

История жизни этого человека более чем интересна. Александр, как и Володя были сыновьями «действительного статского советника» — крупного государственного чиновника Ильи Николаевича Ульянова, состоящего на службе у императора Александра III. (*Вот он на фото, по центру). После его смерти дети автоматически получали престижный статус потомственного дворянства, что означало безбедное существование. И когда их отец неожиданно скончался от кровоизлияния в мозг на 55-м году жизни, право на потомственное дворянство за ними было закреплено официально — указом императора Александра III. Любопытно, что 25 ноября 1917 года, Володька Ульянов — сын действительного статского советника, собственноручно упразднит этот чин «декретом об уничтожении сословий и гражданских чинов».

Интересно, что двигало старшим сыном Александром Ульяновым, когда уже спустя год после кончины отца, он предпринимает попытку покушения на императора Александра III. В его жизни не было материальных нужд. Умный, талантливый, с золотой медалью об окончании гимназии, увлеченный естественными науками, с большими научными способностями, подающий большие надежды, в шаге от ученой степени… Что произошло с человеком буквально за год, что заставило его вступить в террористическую ячейку и фактически стать ее лидером?

Об этом человеке написано много книг. Одна из самых любопытных и более-менее правдоподобных — «Правда и неправда о семье Ульяновых». Автор этой сенсационной книги — известный историк и публицист Гелий Клеймёнов. Одна из глав в этой книге посвящена Александру Ульянову. В ней, опираясь на достоверные факты, автор подробно разбирает все версии причин и мотивов покушения на Александра III. Получилось очень познавательно. Выдержками из этой книги, я хочу поделиться с вами.

«Неизвестный Ульянов» — как старший брат Ленина стал террористом

Семья Ульяновых. Слева направо: стоят – Ольга, Александр, Анна; сидят – Мария Александровна с младшей дочерью Марией, Дмитрий, Илья Николаевич, Владимир. Симбирск. 1879 год. Предоставлено М. Золотарёвым

Версия первая. Месть

Инесса Арманд, возлюбленная Владимира Ильича, передала своим знакомым тайну, сообщенную ей кем-то из Ульяновых. Версия не подтверждалась никакими документами, она воспринималась лишь как литературное произведение, а не как фактическая история. Как следовало из повествования, Мария Александровна, мать Ленина, в юности была взята ко двору, но пробыла там недолго, скомпрометировав себя романом с кем-то из великих князей, за что ее отправили к отцу в Кокушкино и быстро выдали за Ульянова, обеспечив ему регулярное повышение по службе.

После смерти отца, в 1886 г. старший сын Александр, разбирая бумаги покойного, наткнулся на документ, касающийся пребывания при императорском дворе девицы Марии Бланк (его матери), — то ли пожалование материального характера на новорожденного, то ли письмо, раскрывающее тайну. Александр поделился открытием с сестрой Анной, и оба поклялись отомстить. Версия получила развитие.

По другим источникам мать Ленина оказалась фрейлиной императрицы, жены Александра Третьего.

Писательница Лариса Васильева привела в своей книге «Кремлевские жены» услышанную ею легенду о матери Ленина. 

«Весной 1991 года в одной компании услыхала я легенду: будто бы мать Ленина, Мария Бланк, до замужества некоторое время была при царском дворе чуть ли не фрейлиной, завела роман с кем-то из великих князей, чуть ли не с будущим Александром II или III, забеременела и была отправлена к родителям, где ее срочно выдали замуж за скромного учителя Илью Ульянова, пообещав ему повышение по службе, что он регулярно получал в течение всей жизни. Мария родила первого своего ребенка, сына Александра, потом еще много детей, уже от мужа, а спустя годы Александр Ульянов узнал тайну матери и поклялся отомстить царю за ее поруганную честь. Став студентом, он связался с террористами и готов был покуситься на жизнь царя, своего подлинного отца. Легенда вызвала сомнения».

В 90-е годы прошлого столетия в одной из петербургских газет («Новый Петербургъ») было опубликовано интервью с журналистом Александром Павловичем Кутеневым о внебрачных детях царя Александра III:

- Александр Павлович, не можете ли подробнее рассказать о внебрачных детях Александра III?

- У Александра III, действительно, было немало внебрачных детей, поскольку он был человеком безудержным и страстным. Среди детей были и исторические знаменитости. В частности, Александр Ульянов, старший брат Владимира Ильича Ленина. Дело в том, что Мария Александровна, мать Ленина, была фрейлиной при дворе Александра II. Когда Александр III был просто великим князем, у него был роман с Марией Александровной, от него она в девичестве родила сына Александра. История знает немало подобных примеров: в России к бастардам относились гуманно – давали княжеский титул, приписывали к гвардейскому полку. Известно, что Ломоносов был сыном Петра I, князь Бобринский – сыном Потемкина и Екатерины II, Разумовский – внебрачным сыном Елизаветы. Все они, как вы знаете, сделали прекрасную карьеру, и никогда не чувствовали себя изгоями. Такая же участь была уготована и Александру, брату Ленина.

Но Мария Александровна все испортила: вслед за Александром она родила еще ребенка – девочку, и к Александру III эта девочка уже никакого отношения не имела. Держать при дворе фрейлину с двумя детьми было неприлично. Чтобы замять скандал, решили передать дело охранке. Охранка нашла в Петербурге несчастного человека – гомосексуалиста Илью Ульянова. Как человек с не традиционной сексуальной ориентацией, он был на крючке у охранки. Ему дали в приданое к Марии Александровне дворянский титул, хлебное место в провинции, и молодожены отправились в Симбирск.

И вся бы эта предыстория замялась, если бы не страстный нрав Марии Александровны. Она и в Симбирске не отличалась строгим поведением, и хотя сексуальная жизнь с Ильей Николаевичем у нее сложиться никак не могла, она родила еще четырех детей, неизвестно от каких отцов.

Можете представить, каково было детям Ульяновых в гимназии. В маленьком городке все сразу становится известным, и мальчишки дразнили своих сверстников Ульяновых: припоминались и мамочка, и царь, и Илья Николаевич. В конечном счете, все это отрицательно повлияло на Александра: он вырос очень озлобленным с желанием во что бы то ни стало шлепнуть папочку. С этими планами он и отбыл в Петербург на учебу. Остальное все организовала охранка. Она помогла Александру Ульянову войти в народовольческую революционную организацию и принять участие в покушении на царя.

Как только Мария Александровна узнала, что сын арестован за покушение на царя, она сразу же поехала в Петербург и явилась к Александру III. Удивительное дело: ни один источник не поражается тому, что никому не известная бедная симбирская дворянка без всяких проволочек попадает на прием к царю! А Александр III принял свою старую пассию сразу, и они вместе посетили Сашу в крепости. Царь простил «цареубийцу», пообещав дать ему княжеский титул, записать в гвардию. Но Сашенька оказался с характером, он сказал все, что думает об обоих своих родителях. И пообещал им, что как только очутится на свободе, предаст гласности всю их бесстыдную историю и обязательно швырнет бомбу в папочку! Поэтому на свободу Александра Ульянова так и не выпустили, а отправили в психушку, где он своей смертью умер в 1901 году. Историки не сходятся на способах казни, но казни никакой не было.

- А откуда у вас такая ошарашивающая информация?

- Это тоже особая и интересная история. У ее истоков стоит Мариэтта Шагинян. В 70-х годах эта писательница писала книгу о Ленине и получила доступ к архивам. Видимо, хранители архивов сами не знали, что спрятано в бумагах за семью печатями. Когда Мариэтта Шагинян ознакомилась с бумагами, она была потрясена и написала докладную записку Леониду Ильичу Брежневу лично. Брежнев познакомил с этой информацией свой круг. Суслов три дня лежал с давлением и требовал расстрелять Шагинян за клевету. Но Брежнев поступил иначе: он вызвал Шагинян к себе и в обмен на молчание предложил ей премию за книгу о Ленине, квартиру и т.д. и т.п.

И Шагинян ведь действительно получила какую-то премию за книгу о Ленине?

- Да, она получила Ленинскую премию за книгу «Четыре урока у Ленина». А записку засекретила, и она лежала в архиве Центрального комитета партии. Когда я прочел в архиве эту записку, мне захотелось увидеть и сами архивные материалы. И я запросил копии. Все именно так и было…

Версия вторая. Любовница террориста

Упомянутая выше писательница Лариса Васильева, не вполне уверенная в приведенной ей версии, что сын Марии Бланк – Александр – был незаконнорожденным от цесаревича Александра III, привела другую версию рождения сына Марии, по ее мнению более достоверную. Она пишет:

«Александр Ульянов родился в 1866 году от известного террориста Дмитрия Каракозова, бывшего ученика Ильи Николаевича Ульянова в Пензенской гимназии. Дмитрий Каракозов родился в 1840 г. (он на 5 лет младше Марии Бланк-Ульяновой ) Каракозов в 1866 году стрелял в императора Александра II.

Петербургская газета «Северная почта» от 11 мая 1866 года, рассказывая подробно о личности человека, покусившегося на жизнь Александра III, сообщала, что Дмитрий Каракозов окончил курс в Пензенской гимназии (Ульяновы тогда жили в Пензе, и Илья Николаевич преподавал в гимназии), поступил в Казанский университет, потом перешел в Московский.

«Роман Каракозова с Марией Александровной не был секретом для всех, знакомых с семьей Ульяновых в то время» — утверждает жительница Санкт-Петербурга Наталия Николаевна Матвеева. Она почерпнула эти сведения из рассказов своего деда, революционера Василия Ивановича Павлинова, который хорошо знал Ульяновых.

Александр Ульянов планировал убить царя Александра III в день покушения Дмитрия Каракозова на Александра II — 4 апреля. В память об отце. Покушение сорвалось.

Александр Ульянов стал студентом Петербургского университета. Он изучал кольчатых червей и не собирался менять их на революцию. Отец его умер в январе 1886 года. Александр на похороны не поехал — по воспоминаниям сестры Анны, мать не хотела травмировать его (?) и не советовала приезжать, но сама Анна Ильинична на похороны отца приезжала. (Почему ее можно было травмировать?)

Лето этого же года Александр Ульянов провел с матерью в имении Алакаевка (имение матери – Кокушкино, хутор Алакаевку купили только в 1889 г. – от авт.). В то лето, после смерти Ильи Николаевича, с Александром произошли крутые и для многих совершенно необъяснимые перемены. Анна Ульянова в своих мемуарах пишет,

«что из спокойного юноши её брат вдруг превратился в настоящего неврастеника, бегающего из угла в угол. Вернувшись с каникул в Петербург, он, образцовый студент, до этого интересовавшийся лишь наукой, забросил учебу и стал готовить покушение на царя».

Тайну своего рождения дети Ульяновых, как предполагает писательница Лариса Васильева, могли узнать сразу после смерти Ильи Николаевича. «Скорей всего, — пишет она,- от матери. Есть также предположение, что Саша наткнулся дома на какие-то документы, разбирая бумаги на столе отца. Показал их сестре Анне. Из них детям стало понятно, что к чему. Присутствовавший при последнем свидании Марии Александровны с сыном Александром молодой прокурор Князев записал слова Александра:

«Представь себе, мама, двое стоят друг против друга на поединке. Один уже выстрелил в своего противника, другой еще нет, и тот, кто уже выстрелил, обращается к противнику с просьбой не пользоваться оружием. Нет, я не могу так поступить».

Эти слова в контексте новых знаний о семье Ульяновых приобретают новый смысл: Александр несомненно считает свой поступок не покушением, а дуэлью, в которой ему не за что извиняться перед противником. И сын, и мать, видимо, оба понимают подтекст всей ситуации: сын мстит за отца, сын убитого мстит сыну убийцы».

Л. Васильева даже нашла по фотографиям внешнее большое сходство между Каракозовым и Александром Ульяновым. Но документы это не подтверждают.

Литературная обработка некоторых фактов выполнена писательницей привлекательно и сенсационно, поэтому эта версия приобрела такую популярность. О ней заговорили в кулуарах, некоторые приняли ее безоговорочно. Все же это – литература, и к писательнице никаких претензий нет. Но к истории эта версия не имеет никакого отношения.

В версии Ларисы Васильевой есть много «спорных вопросов». Один из них очень любопытен: Александр, сын Марии, родился в 1866 г., значит, по версии Васильевой Мария и Дмитрий Каракозов должны были встретиться в 1865 г., когда Ульяновы жили в Нижнем Новгороде, и при этом Дмитрий, который был младше Марии на 5 лет, всего лишь студент, находящийся под надзором полиции, каким-то образом должен был привлечь Марию, жену надворного советника, пожалованного орденом Св. Анны третьей степени, мать годовалой дочери и еще еврейку по отцу, воспитанную в строгих правилах законов Галаха, которые свято соблюдались.

Попытки Л, Васильевой обосновать свою версию рассуждениями, что Мария назвала своего четвертого сына Дмитрием, в честь своего возлюбленного Дмитрия, отсутствием Александра на похоронах Ильи Николаевича, неожиданной переменой в характере Александра и его целенаправленной подготовкой отомстить после смерти отца, никак не могут быть приняты историками. Все эти случаи могли проявиться или произойти по многим иным причинам. И неоднозначность их происхождения для истории имеет определяющее значение. А вот литература такие рассуждения принять может.

Причины, повлиявшие на Александра, решившего принять участие в террористической организации, следует искать в другом.

***

Из «потрошителя лягушек» в террористы

Еще в гимназии Александр, проявляя повышенный интерес к естествознанию, получил в семье прозвище «потрошитель лягушек». Но настоящей его страстью была химия. В 16 лет он самостоятельно на кухне при флигеле оборудовал себе химическую лабораторию, где часто оставался на ночлег. В 1883 г. после окончания классической гимназии с золотой медалью, Александр вместе с сестрой Анной отправился в Петербург, где поступил на естественное отделение физико-математического факультета Императорского Санкт-Петербургского университета. Тремя годами ранее на этот факультет был принят Петр Аркадьевич Столыпин, будущий премьер-министр России. Анна в своих воспоминаниях писала:

«В Петербург брат приехал уже с серьезной научной подготовкой, с сильно развитой способностью к самостоятельному труду, и прямо-таки страстно набросился на науку».

Среди студентов тех лет сложились три раздельные по имущественному положению группы. Первые назывались «белоподкладочниками», к ним относились учившиеся здесь дети сановников, генералов, высшего общества. Они носили куртки с белой шелковой подкладкой по последней моде. Это студенчество отличалось крайне правыми, монархическими убеждениями. Каждый из них знал, что его ждет блестящая карьера в высших правительственных учреждениях, генеральский чин в молодые годы, а в зрелые – сенаторство.

«Белым подкладкам» противостояли «радикалы» – непримиримые противники строя. Они надевали малороссийские рубахи, сапоги, накидывали скромный плед и обязательно носили синие очки. Из них выходили народники-революционеры, террористы, марксисты.

Третью группу представляли «культурники», располагавшиеся между вышеназванными двумя, были расположены больше всего к науке. Из этой когорты вышло немало людей, прославивших русскую науку.

К концу второго курса Александр при определении специализации остановился на зоологии беспозвоночных. Им было направлено в совет университета несколько рефератов на конкурс. Жюри конкурса решило 3 февраля 1886 г.: «Сочинение студента VI семестра Александра Ульянова на тему: «Об органах сегментарных и половых пресноводных Annulata» удостоить награды золотой медалью». Никто не сомневался, что талантливый студент будет оставлен при университете для научной и преподавательской деятельности.

Но в январе 1886 г. пришло в Петербург известие о скоропостижной смерти отца. У Александра шли экзамены, он выехать на похороны не смог. Удалось выехать в Симбирск Анне.

17 ноября 1886 г. Александр принял участие в шествии по Петербургу по поводу 25-летия со дня смерти писателя революционных взглядов Добролюбова. На шествие собралось более полутора тысяч человек. Городское начальство приняло такое скопление народа за опасное, и процессия была остановлена. Для разгона демонстрантов градоначальник привлек войска. На следующий день Александр распространил сочиненную им агитационную политическую листовку, в которой выразил свое возмущение существующим порядкам… Его революционные взгляды и настроения были замечены фракцией «Народной воли», на сходку которого его пригласили. Пригласили также и сестру Александра — Анну, которая всячески поддерживала горячо любимого брата. Александр, проявив лидерские качества без труда составил дальнейшую программу действий и требований: «для обеспечения политической и экономической независимости народа и его свободного развития»

Такие преобразования в стране можно было начать только лишь после смены режима, оплотом которого являлась императорская семья. Бороться с властью, как считали молодые революционеры, можно только террористическими методами, и в первую очередь все действия организации должны быть направлены на устранение самодержца.

В заключение программы Александр указал путь и методы действий, которые должны привести к успеху:

«В борьбе с революционерами правительство пользуется крайними мерами устрашения, поэтому и интеллигенция вынуждена была прибегнуть к форме борьбы, указанной правительством, то есть террору. Террор есть, таким образом, столкновение правительства и интеллигенции, у которой отнимается возможность мирного культурного воздействия на общественную жизнь. Террор должен действовать систематически и, дезорганизуя правительство, окажет огромное психологическое воздействие: он поднимет революционный дух народа… Фракция стоит за децентрализацию террористической борьбы: пусть волна красного террора разольется широко и по всей провинции, где система устрашения еще более нужна как протест против административного гнета».

После дебатов было признано, что бомба является наиболее эффективным средством для расправы с императором.

Полиции из вскрытого ими письма одного из членов фракции, удалось узнать о готовившемся заговоре. 1 марта министр внутренних дел граф Д. Толстой донес царю: «Вчера начальником Санкт-Петербургского секретного отделения получены агентурным путем сведения, что кружок злоумышленников намерен произвести в ближайшем будущем террористический акт и что для этого в распоряжении этих лиц имеются метательные снаряды, привезенные в Петербург готовыми «приезжим» из Харькова».

1 марта 1887 г. трое студентов-исполнителей, Осипанов, Андреюшкин и Генералов, были схвачены с бомбами на Невском проспекте. Откровенные показания арестованных позволило жандармам быстро выявить участников террористической организации и их руководителей.

Из показаний члена кружка, Е. И. Яковенко, на допросе: «Шевырев был инициатором, вдохновителем и собирателем кружка. Ульянов – его железной скрепой и цементом. Без Шевырева не было бы организации, без Ульянова не было бы события 1 марта, организация распалась бы, дело не было бы доведено до конца».

Всего было арестовано в первые же дни марта 25 человек, а позднее еще 49 человек. Суду были преданы 15 человек, а в отношении остальных дела были разрешены в административном порядке. Об аресте террористов в департаменте полиции немедленно составили доклад и за подписью графа Д.А.Толстого отправили царю.

«Во избежание преувеличенных толков» граф Д.А.Толстой попросил у государя разрешения напечатать особое извещение. На докладе царь написал свою резолюцию: «Совершенно одобряю и вообще желательно не придавать слишком большого значения этим арестам. По-моему, лучше было бы, узнавши от них все, что только возможно, не придавать их суду, а просто без всякого шума отправить в Шлиссельбургскую крепость — это самое сильное и неприятное наказание. Александр».

Но когда царю преподнесли «Программу террористической фракции партии “Народной Воли”», написанную Александром Ульяновым, царь отреагировал на нее возмущенно: «Это записка даже не сумасшедшего, а чистого идиота».

Семья Ульяновых была потрясена, узнав о постигшей беде, но надеялась на милость императора. Мария Александровна спешно выехала в столицу и подала 27 марта 1887 г. прошение о помиловании на имя государя, Александра III.

Источник


Комментариев пока нет

Новости партнёров