Россия История

Колыбель русского флота

28 апреля 2016
Где Петр Первый начал строить первые корабли, и почему столицей России могла бы стать не Москва или Санкт-Петербург, а город Воронеж?

Сегодня российский флот считается гордостью городов славы ВМФ Санкт-Петербурга и Севастополя. Но мало кто знает, что, на самом деле, отечественный военный флот зародился не там, а в Воронеже. Мало того, именно Воронеж сегодня мог бы быть даже столицей нашей страны!

Ещё в начале 18 века Воронеж был самым большим городом не только на всей территории нашей страны, но даже и всей Европы. Сейчас в это трудно поверить, но на тот момент, когда население Лондона составляло 5 тысяч человек, в Воронеже проживало в десять раз больше - 50 тысяч. Тогда в этих местах можно было увидеть самых передовых учёных и специалистов изо всей Европы, военачальников, дипломатов, министров, и даже королей. И именно здесь был сосредоточен весь научно-технический и оборонный потенциал будущей Российской империи.

Но как могло такое случиться? Как уездная деревянная крепость Воронеж, существовавшая для обороны от кочевников, превратилась одновременно в русский пентагон и силиконовую долину того времени?

Историки утверждают – причина проста. Именно здесь, на берегах Воронежа, а не Невы, как принято считать, молодой и амбициозный царь Пётр решил построить первую русскую военно-морскую базу и главную военно-тренировочную школу своей державы.

Отсюда 2 апреля 1696 года  на воду был спущен  первый военный корабль, созданный для петровского флота иностранными специалистами,   «Принципиум»,  а всего через 4 года с верфи сошёл «Гото Предестинация», в переводе с латыни Божье предвидение. Это было первое военное судно, построенное уже российскими мастерами по проекту самого Петра. За основу царь взял английские чертежи, но добавил в них свои ноу-хау…

Но иностранных мастеров впечатлила не только конструкция и внешняя отделка корабля, но и его вооружение. На верхней палубе корабля были установлены восьмифунтовые пушки. Это значит, что они заряжались четырёх килограммовыми ядрами для уничтожения мачт на кораблях противника. А на нижней палубе располагались ещё более крупнокалиберные орудия - 16 фунтовые, с ядрами по 8 килограммов, которые были способны навылет пробить борт любого турецкого судна… А всего таких пушек по периметру корабля было 58… Правда, грозой морей этому кораблю было стать не суждено. 

Будущее «Гота Предестинации» вопреки ожиданиям Петра оказалось бесславным. После потери крепости Азов и заключения мира с турками Петру пришлось продать свой самый красивый корабль, даже не успевший поучаствовать ни в одном морском сражении Османской империи. А уже через 4 года он попросту сгнил на турецких вервях.

Об этом мало кто знает, но деньги на строительство жемчужины петровского флота Петру дал епископ Успенской церкви Митрофан. Правда при этом поставил перед царём два условия: Пётр должен был убрать с территории своей резиденции обнажённые фигуры античных богов, которых епископ счёл идолами, и исповедаться в своих грехах перед самим Митрофаном. Условия были выполнены. С тех самых пор началась дружба царя со священником.

В это трудно поверить, но в то время когда все российские священники считали замыслы Петра бессмысленными, вредными и даже кощунственными, когда почти вся церковь была к царю в оппозиции и истинной государыней считала сестру Петра Софью, а его самого, едва ли не самозванцем, двойником царя, приехавшим из заморских стран на погибель Руси, Митрофан стал единственным священником, который не только начал разделять взгляды Петра, но и содействовать ему во всём. К примеру, когда царю липецкие заводы задержали поставку материала для пушек, Митрофан велел перелить чугунные купола своей церкви на корабельные орудия…

Кстати, именно с его благословения был построен Санкт-Петербург - будущая столица Российской Империи. Ведь именно он, Митрофан Воронежский, подарил Петру икону Казанской божьей Матери, которая стала главной святыней Санкт-Петербурга и которая сегодня хранится в Казанском соборе.

Через  15 лет после начала строительства русского флота  с  пристаней Воронежа  как с конвейера сойдёт 215 мощнейших  пушечных фрегатов, которые станут основой первого в истории  России регулярного Военно-морского флота. Построенные здесь корабли должны были спуститься по реке Воронеж, чтобы выйти в Дон и отправиться на завоевание турецкой крепости Азов.

Но в боях за Азов многим кораблям, построенным на верфях Воронежа, побывать не пришлось. А случилось это как ни странно, из-за неудачного сухопутного сражения между русской и турецкой армиями на реке Прут, в Молдавии летом 1711 года. Попавшему в окружение русскому командованию не оставалось ничего другого как заключить с Турцией мир, по которому многие корабли воронежского флота переходили в распоряжение Османской империи. Поняв, что теперь достаточных сил для войны на Азовском море у воронежского флота нет, Пётр решил оставить южное направление и отправиться на север, к Балтийскому морю. 

Именно так за много лет до Петра поступил Иван Грозный, который считал делом всей своей жизни войну с Ливонией. Ведь там, на севере, во времена Грозного в руках ливонского ордена находились русские города, построенные ещё Ярославом Мудрым. К примеру, древний город Юрьев, который теперь, кстати, называется Таллин. Кроме того, выход в Балтику давал право беспошлинной торговли с западной Европой.

Для того чтобы захватить Балтику от господствовавших там ливонцев и поляков, царь, наймёт каперские, то есть пиратские корабли, привлечёт наёмников из Дании, а российские морские и речные суда оборудует орудиями, превратив в военный флот. Весной 1559 года Ливония будет захвачена и орден перестанет существовать. Но воспользоваться успехами Ивану Грозному будет не суждено. В делёж земель включатся Швеция, Дания и Польша. Война затянется на много лет и русское государство вновь окажется отрезанным от моря. Но зато, выйти в Балтику удастся Петру и его новому северному флоту. Многие историки считают, что произошло это только благодаря опыту кораблестроения, который Пётр получил в Воронеже…


Комментариев пока нет

Новости партнёров