Россия История Знай наших

Когда со всех сторон полезли «духи»

30 июня 2017
Мустафин Раис Рауфович рассказал о своем подвиге в Чечне

Мустафин Раис Рауфович - пулемётчик 8-й бригады особого назначения Северо-Кавказского округа Внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации, рядовой.

Родился 23 октября 1980 года в селе Алмала Переволоцкого района Оренбургской области. Окончил на родине 9 классов средней школы в 1995 году, затем - профессионально-техническое училище №50 в соседнем поселка Кичкасс по специальности «тракторист».

В ноябре 1998 года призван на срочную службу во Внутренние войска МВД Российской Федерации. Служил в бригаде Северо-Кавказского округа Внутренних войск, расквартированной в городе Нальчик. С июля по ноябрь 1999 года выполнял задание по охране Президента Кабардино-Балкарии В.М. Семёнова. Участвовал в боях второй чеченской войны с 15 января по 31 мая 2000 года.

При штурме Грозного в составе своего подразделения участвовал в захвате здания школы 27 января 2000 года. Однако бандформирования пытались отбить потерянную позицию, и перешли в контратаку. Ценой гибели десятка боевиков им удалось отбить одно крыло школы. Раис Мустафин увидел, как боевики захватили в плен троих солдат, и попытался их освободить. Огнем из пулемета уничтожил несколько бандитов. Когда пулемет заклинило, сам был захвачен в плен. Солдат был доставлен к командиру боевиков для допроса. Однако в суматохе боевики плохо обыскали солдата, не заметив спрятанную на нем гранату. Во время допроса в штабе Раис Мустафин бросил в боевиков свою гранату, сам выпрыгнул в соседнюю комнату чтобы уйти от противника. В момент атаки подразделений своей бригады поддержал их действия огнем. Когда здание было освобождено российскими войсками, однополчане не поверили своим глазам - они считали Мустафина погибшим...

Указом Президента Российской Федерации от 11 июля 2000 года за мужество и героизм, проявленные в ходе контртеррористической операции на Северном Кавказе рядовому Мустафину Раису Рауфовичу присвоено звание Героя Российской Федерации.

В июле 2000 года был уволен в запас. Живёт в городе Оренбурге. Работает в Оренбургском региональном отделении Общероссийской общественной организации инвалидов войн и военных конфликтов.

Рассказывает Раис Мустафин

– Когда со всех сторон полезли «духи», я находился на первом этаже, – спустя несколько дней восстанавливает события того боя пулеметчик Раис Мустафин. – Смена только прошла, и мы не успели лечь отдыхать. Бандиты палили из всех видов оружия, голову невозможно было высунуть. Но мы ответили дружно. «Духов» было много, за полчаса им удалось выбить нас из правого крыла здания...

Заняв один учебный класс, бандиты забросали второй гранатами, и только после этого ринулись туда. Когда установилось небольшое затишье, Мустафин выглянул из-за укрытия и дал длинную очередь в коридор. Послышались крики, ругательства. Кто-то из боевиков заорал: «Сдавайтесь, а то всех порешим! Свои же танками расстреляют!»

В ответ – выстрелы. «Духи» еще яростнее стали закидывать учебные классы гранатами. Грохот адский. От пыли слезились глаза. После третьей очереди у Мустафина заклинил пулемет. Забежав в комнату, Раис судорожно соображал, что делать. На окнах решетки – не выскочишь. Пытаться сбежать – бессмысленно: первой же очередью убьют. Но и выходить в коридор с поднятыми руками – не в его правилах. Спрятал пулемет под пол – там дырка была в земле солидная, глубиной сантиметров 50_60, присыпал его землей и строительным мусором, а сам сел в углу напротив двери...

– Минуты через две в комнату заскочили двое боевиков, – рассказывает Раис. – Под руки меня подхватили, повели к своим в правое крыло здания. Завели в учебный класс. Там толпа боевиков, все в белых маскхалатах, что_то по-своему бормочут. Один из них подошел ко мне, так нехорошо улыбается, ножичком возле лица поигрывает и говорит: «Уши тебе, что ли, пообрезать?»

А мне уже все равно, что будет дальше. Страх куда-то улетучился. А тут еще взгляд зацепил трупы боевиков – с десяток их валялось, не меньше. Все, думаю: точно – хана. За своих они не только уши, голову отрежут. И вдруг все разом прояснилось – терять-то нечего. Правой рукой в кармане штанов гранату нащупал. Я о ней совсем позабыл. А тут, видимо, какой-то рефлекс, что ли, сработал. За считанные секунды столько мыслей в голове пронеслось! Взорвусь, так взорвусь, решил, в конце концов, десяток боевиков с собой на тот свет захвачу...

Раис осторожно выдернул из гранаты чеку. Боевики не придали значения щелчку. Они решали, что делать с солдатом. В это время Мустафин вытащил из кармана гранату и подбросил ее вверх, а сам, воспользовавшись замешательством боевиков, выскочил в соседнюю комнату. Там, под полом, на глубине полметра или чуть больше, земляной проход был. Он спрыгнул в него и пополз под деревянный настил. Тоннель вел в другой учебный класс.

– Боевики, видимо, заметили, куда я забежал, потому что минуты через две-три там стали взрывы раздаваться. Гранатами комнату закидывали. Я, по-моему, оглохнуть успел. Дышать было нечем. Полностью потерял ориентацию в пространстве и времени. Не знаю, сколько я пребывал в таком состоянии. Очнулся оттого, что в тоннеле, где лежал, появились чьи-то ноги в кирзовых сапогах. Пополз навстречу – вдруг свои? А тут слова долетели – наши, русские. Да и голос показался знакомым – моего друга, Сереги Ярина.

– Серега, – позвал. А он слышит мой голос, но не может понять, откуда я ему кричу. – Нагнись под пол, посмотри, не меня ли ищете?

Сослуживцы искали именно Раиса. Они видели и слышали тот взрыв гранаты, что унес жизнь нескольких боевиков. Разозленные новыми потерями, «духи» ринулись на поиски отчаянного солдата... Но к школе уже подтянулось подкрепление.

Источник

Комментариев пока нет