Россия История

Хрущев убирал Сталина из Мавзолея, расчищая место рядом с Лениным для себя

01 ноября 2016
Ровно 55 лет тому назад XXII съезд КПСС неожиданно решил вынести тело Иосифа Сталина из Мавзолея и перезахоронить его у Кремлевской стены

Пятьдесят пять лет тому назад, 22-й съезд КПСС вдруг и очень неожиданно принял утром 30-го октября решение вынести тело Сталина из Мавзолея и перезахоронить его у Кремлевской стены. Оно было исполнено вечером 31-го, а утром 1-го ноября Мавзолей принял своих очередных посетителей уже с прежней, одной фамилией «ЛЕНИН» на своем фасаде. И москвичи, и население страны попросту оторопели от такой оперативности.

Чем было продиктовано такое решение, почему все проводилось скрытно и быстро, «Комсомолке» рассказал доктор исторических наук Александр Пыжиков.

Ленин - живее всех живых

- Александр Владимирович, съезд длился больше двух недель, вопрос о Сталине не был в повестке зафиксирован никак, И вдруг в последний день эта тема вот так - раз! – и всплыла.

- Утреннее заседание знаменитое 30 октября вел Шверник. То есть, он председательствовал на этом собрании. И вдруг – неожиданно слово предоставляется первому секретарю Ленинградского обкома партии Спиридонову.

- Я так понимаю, человек вошел в историю только этой речью?

- Похоже, что да. И Спиридонов выступил с предложением от имени партийных организаций предприятий Ленинграда вынести тело Сталина из мавзолея. Понятно, что это все было подготовлено и инициировано сверху. Спиридонов - это только первая нота, за ней последовали другие, там был разыгран целый спектакль. Вслед за Спиридоновым сразу же выступил Петр Нилович Демичев, он на тот момент являлся первым секретарем Московского городского комитета партии. Нужны были мнения двух столиц, если можно так сказать. А затем – почему я говорю, что здесь все было срежиссировано – нельзя было обойтись, конечно, без представителя Грузинской ССР. Поэтому за Спиридоновым и Демичевым, как лидерами двух крупнейших таких вот заслуженных партийных организаций на трибуну поднялся представитель ЦК компартии Грузии. Он в своем выступлении говорил сухо, перечислил, какой вред Сталин нанес Грузии, сколько верных ленинцев он репрессировал. Просто фамилии перечислял. А потом слово взяла товарищ Лазуркина.

- Можно я зачитаю текст ее выступления? «Я всегда в сердце ношу Ильича и всегда, товарищи, в самые трудные минуты, только потому и выжила, что у меня в сердце был Ильич, и я с ним советовалась: как быть? Вчера я советовалась с Ильичом, будто бы он передо мной, как живой стоял, и сказал: «Мне, товарищ Лазуркина, неприятно быть рядом со Сталиным, который столько бед принес партии». Слушайте, ХХ век, 22-й съезд КПСС, все «Битвы экстрасексов» на нынешнем ТВ, они просто близко не стоят рядом с выступлением товарища Лазуркиной Д. А.

- Она очень удачно сочетала в себе все элементы, которые были нужны Хрущеву. Член партии с 1902 года. Ездила к Ленину в Женеву с группой партийных товарищей для какого-то задания и там встречалась с ним. Но потом в ее биографии был такой факт – она была репрессирована в 1937 году, когда весь этот маховик репрессий запустили. Она некоторое время в местах заключения была, а потом – ссылка. Но 20-й съезд ее освободил. И партийный стаж еще дореволюционный, со знанием лично Владимира Ильича, и сталинские репрессии.

А затем все это закончилось выступлением Подгорного. Он сказал – все, хватит, подводим итог, и я вот сейчас зачитываю постановление съезда о выносе тела Сталина из Мавзолея. И на этом утреннее заседание закончилось. Проголосовали все единогласно. Вечернее заседание уже было посвящено оглашению избрания руководящих органов партии.

Я хочу сказать, что далеко не все в руководстве страны восприняли это решение положительно. Алексей Николаевич Косыгин, это известный эпизод, всю ночь не спал, он проплакал всю ночь. Шверник и Джавахишвили рыдали во время перезахоронения непосредственно.

Но во всей этой истории гораздо интереснее другое.

- Чем руководствовался Хрущев, принимая такое решение?

- Именно. И перезахоронение Сталина нельзя рассматривать как отдельный эпизод или даже просто сведение счетов Хрущевым с тем, кого он боялся всю предыдущую жизнь. Он, конечно, ненавидел Сталина, потому что боялся его больше всех, но решил перезахоронить, преследуя совершенно рациональные цели.

Черные метки от Хрущева

- Как же?

- Смотрите. Тема культа личности была поднята Хрущевым впервые на 20-м съезде КПСС в его так называемом «секретном» докладе. Это был 1956-й год.

- Ну да, настолько «секретном», что во всех парторганизациях читали и даже беспартийным.

- Возрождение темы культа личности Сталина, визитная карточка Хрущева, на 22-м съезде появление ее вновь в полный рост - это было довольно неожиданно. В 1957 году прошли июньский и октябрьский Пленумы ЦК КПСС, на которых Хрущев, сначала на июньском, одержал победу над так называемой «антипартийной группой» (Молотовым, Маленковым, Кагановичем и «примкнувшим к ним» Шепиловым) обвинив ее участников в том, что они и есть главные виновники репрессий. Хотя Шепилов и не принимал в них участия, Хрущев, считавший его своим выдвиженцем, наказал так за «измену». Потом на октябрьском Пленуме к «антипартийной группе» приклеили Жукова. И тема культа личности на этом в тот период закончилась. В 1959-м на 21-м съезде КПСС культ личности Сталина был упомянут всего 1 раз, в выступлении в прениях первого секретаря Компартии Литвы Снечкуса. Все. Один-единственный раз.

И вдруг всего через 2 года, на 22-м съезде эта вопрос поднимается снова, причем, примерно в таком же объеме, как и на 20-м. Да еще заканчивается выносом Сталина и Мавзолея, чего после 20-го съезда не предполагалось. Почему? Чтобы это понять, надо проанализировать стенографический отчет 22-го съезда. Здесь нужно иметь в виду одно важное обстоятельство. Что, во-первых, сама тема культа личности теперь раздвоилась как бы. Значит, был сам Сталин, а теперь появилась антипартийная группа. На 20-м съезде ее не было, там был только Берия, наймит, англо-американский шпион и т.д. – отдельная фигура, которая затесалась в окружение Сталина и пыталась вредить… А на 22-м съезде какой там Берия, о Берии уже забыли, тут уже на столе целая россыпь антипартийных функционеров. Там уже не только Маленков, Молотов, Каганович и примкнувший к ним Шипилов, там Первухин, Сабуров, Жуков, Ворошилов, Булганин. Там фактически все соратники Сталина оказались в рядах этой антипартийной группы. Хрущев задавал тон этому обсуждению, естественно, но по самому Сталину, по сравнению с 20-м съездом, он ничего не прибавил. Это очень важно понимать… Все ограничивалось акцентом на том, что Сталин несостоятелен как теоретик, и его нельзя ставить на одну полку с великими умами всех времен и народов, не мог он там ничего понимать…

- Не Маркс, не Энгельс и не Ленин.

- Четко наметилась хронологическая градация в оценке деятельности Сталина, что до 1934 года у него больше хороших дел и его деятельность позитивна, а после 1934-го уже никуда, ни в какие ворота. Хрущев в докладе привел восемь фактов по тому, что можно предъявить Сталину. Все, что было и на 20-м съезде: не любил людей, никуда не ездил и весь вот этот набор. А что касается антипартийной группы, тут настоящая песня. Тут уже о Сталине можно забыть о самом, все сконцентрировались на выявлении грехов и преступлений «антипартийной группы». По Молотову 20 фактов приведено Хрущевым, по Маленкову - 11, по Кагановичу - 9. Явно уже не ради Сталина было все устроено. Даже если мы возьмем итоговые документы, где осуждение культа личности, восстановление ленинских норм партийной жизни, то четверть только посвящена Сталину, а три четверти – всем этим ребятам.

- Получается, он их замазывал Сталиным и им же бил?

- Именно. Я вот к этому и веду. Сталин превратился просто в орудие, которым Хрущев начал повергать всех потенциальных конкурентов.

- Такая черная партийная метка?

- Абсолютно. Уже вот метка есть в руке, и ему не надо разбираться, расследовать что-то как-то. И он этой меткой начал всех. И все они стали теми людьми, которые потворствовали Сталину в преступлениях, а преступлений у этих людей было еще больше, естественно, чем у Сталина. Хрущев получил в свои руки инструмент, который позволял ему властвовать и фактически обосновывать любое – и кадровое, и политическое – решение, которое ему заблагорассудится.

Что было очень и очень важно для него, если мы вспомним, что положение его после смерти Сталина было не ахти.

Расклад сил

- Это у руководителя КПСС?

- У Хрущева были очень плохие стартовые позиции для борьбы за первенство в стране. Первый секретарь ЦК КПСС - это звучит громко, учитывая последующее, а на тот момент это была абсолютно второстепенная должность, которую ему дали просто, чтобы как-то от него отвязаться. Потому что все рычаги управления были сконцентрированы в Совете Министров - и сам Сталин стал председателем Совета Министров перед войной, как мы помним. И оставался таковым, и всегда Председатель Совета Министров – это была его главная должность, которой он подписывался. Он даже не всегда должность «секретарь ЦК» употреблял.

Смысл в чем? У Сталина было такое видение властной конструкции, что Совет Министров занимается экономикой, хозяйством, он сам сидит на хозяйстве, а партия занимается пропагандой и идеологией. Вот это ее конек. Поэтому, когда Хрущев в рамках вот той сталинской модели очутился на должности первого секретаря ЦК КПСС, у него не было никаких реальных управленческих рычагов.

В этом и состояла сталинская модель. Это не партийный пропагандизм заправляет всем, а технократ, вот почему произошло такое прощание с ленинской той гвардией, которая абсолютные пропагандисты. Произносить речи по любому поводу, о чем угодно, но только делать ничего не умели. Хрущеву был нужен инструмент. И ему он был нужен больше, чем им. Ни Маленкову это было не нужно, ни Булганину, ни Первухину, ни Сабурову.

- То есть, если бы не Хрущев при сталинской модели власти мы могли бы построить технократическое общество?

- Да. Вот только Хрущеву и остальным пропагандистам оно было не нужно, потому что в нем они бы были никем. И Хрущев опять все переключил на этих партийных пропагандистов. Как? Он использовал свое положение и сразу начал склоку.

- Тогда это называлось партийной дискуссией, если не ошибаюсь.

- Да. Он начал говорить – так не пойдет, так нельзя. Его спрашивают – а чего случилось, почему нельзя? Это сталинщина, это наследие Сталина, а мы должны вернуться к Ленину. А что значит вернуться? Сталин все сконцентрировал в Совете Министров – министр, значит, ключевая фигура. А теперь в партии все должно сосредоточиться, а именно в ЦК КПСС, который он возглавляет.

- Но ведь все кадровые решения все равно принимала партия. Тогда не Политбюро, а Президиум ЦК КПСС.

- Но вы не забывайте, что на начало борьбы Хрущева за реальное лидерство в президиуме ЦК из 11 человек семеро были из Совета Министров. И вот идет борьба. 

Вот этот конфликт июня 1957 года? Это конфликт за то, кто возьмет бразды правления? Или они останутся в Совете Министров, или их возьмет ЦК КПСС. Президиум решает снять Хрущева, но тот затягивает до Пленума ЦК КПСС, на который приезжают сторонники Хрущева, такие же партийные бюрократы и пропагандисты. Если до июньского пленума из 11 членов президиума 7 были из Совета Министров, то после, когда все завершилось развенчанием «антипартийной группы», Число членов Президиума увеличилось с 11 до 15, но уже 11 было из ЦК КПСС. То есть, совершенно другая картина. Вот так произошла трансформация власти. Из сталинской модели она перешла в ту партийную, которую мы уже знаем при Брежневе и до конца уже СССР.

- Вот такой вот тихий-тихий, по сути, государственный переворот, который и переворотом не назовешь. Вот это интрига, а многие Никиту Сергеевича считали недалеким мужичком.

- Ну, интеллектуалом назвать его нельзя. Но к нему отношение у многих действительно было шутливое... Вот как гопака он танцевал на всяких застольях у Сталина, вот такое отношение к нему оно не исчезло. Никто не принимал его как лидера. Да вы что, такого быть не может, потому что не может быть никогда! А оказалось – еще как может. Хрущев понимал все существовавшие риски. Не надо считать его за идиота. Все, что касалось собственной шкуры, он очень четко понимал. Но здесь еще самый главный момент есть.

- Какой?

- Где был ресурс борьбы Хрущева? Достался ему Первый секретарь ЦК КПСС. А на кого ему опираться? Ведь у Хрущева не было какой-то такой опоры вверху. И он сделал хитрый ход. Он стал опираться на украинскую партийную организацию. И началось выдергивание украинских кадров повсеместно в ЦК КПСС. И вот здесь и Кириленко, и Кириченко, и Брежнев, и Подгорный – там масса народу. Они поняли, что это их социальный лифт такой. Он их привезет на Олимп, и они все сплотились вокруг него. И Леонид Ильич, естественно, в первых рядах там был. Партийная организация РСФСР Хрущева на дух не переносила, он никто здесь был, и звать его никак. А он, как только победил в 1957 году, начал вычищать все старые кадры и заполнять их украинскими через партийные организации. В том числе и в Совете Министров, и на ключевых постах в экономике.

- Зачем?

- Как вы не понимаете? Весь аппарат Совета Министров, все министерства были заполнены специалистами. Сталин опирался не на партийных пропагандистов, он от этого, наоборот, ушел, в чем и был смысл 1937 года, а на специалистов, которые уже выросли за годы Советской власти, прошли всю вот эту вертикаль, получили образование, как Дмитрий Федорович Устинов, да, как Патоличев Николай Семенович и другие. Вот на кого он опирался. И эти люди действительно сидели на хозяйстве. Хрущев понимал, что эти люди никогда его не примут за лидера. Ему нужно от этих людей избавиться, минимизировать их количество в аппарате – в Совмине, в ЦК – везде. А кем их заполнить? А с другой стороны – сторонников вознаградить за верность после победы надо было. Поэтому и образовалась вот эта украинская брежневская группа, она уже сформировалась, а потом просто выкинула своего благодетеля в октябре 1964 года, потому что он там им не нужен был по своей малахольности. Они делать-то ничего не собирались, а он все к чему-то призывал – то к коммунизму, то еще к чему-то. Но смысл был такой, что фактически были вычищены со всех министерств, причем, не просто какие-то специалисты, а представители вот русской национальности.

- А спутник, первый полет человека в космос, Королев, Харитонов, Глушко, как это сочетается с отказом от специалистов-технократов?

- Слушайте, ну это ведь все заделы Сталина. Остались какие-то ошметки в лице Громыко, который на самом деле Бурмаков Андрей Андреевич, как он пишет в своих мемуарах. Устинов. Андропов, которые совершенно не из украинской серии. Люди, для которых служебный долг прежде всего. Это сильно диссонировало со всеми кадрами, которых привлек Хрущев. Но определяли все теперь не они, а те, кто участвовал в застольях Никиты Сергеевича. Причем, они же его предали и сместили всего через три года, в 1964-м.

В коммунизм - без Сталина

И, знаете, я вот часто думаю, что в отличие от тех, кого Хрущев притащил на Олимп, сам он действительно верил в то, что строит коммунизм. Хрущев верил, что именно он тот человек, который приведет страну в светлое завтра. И этот энтузиазм, который был совершенно непонятен его соратникам по брежневской группировке, в нем жил всегда. И он им всех пытался как бы заразить.

- А они не заражались.

- Конечно. Убрать Сталина из Мавзолея Хрущеву было надо даже потому, чтобы самому на этот пьедестал строителя коммунизма залезть. Утвердить себя победителем на том партийном поле, которое расчистил для себя.

- То есть, он мнил себя неким Иисусом от коммунизма, считал себя мессией. Но апостолы подвели.

- Хорошее сравнение. Это действительно так. Я даже не допускаю, что он был одержим каким-то материальным обогащением, как нынешние. Если что-то и было, то в минимальной степени. Он действительно жил вот этой идеей, что он это сделает. «Не тот, которого вынесли, а Я это сделаю. Может быть, я еще буду лежать рядом с Владимиром Ильичем», - наверное, думал он. А его соратники, которые обеспечили ему победу на пленуме ЦК и которых он поднял наверх, совершенно иначе мыслили. Им не нужен был никакой коммунизм, Хрущев их достал просто этим коммунизмом, в конце концов. И они его, неугомонного, отправили подальше от себя.

Отсюда, с этого момента пошел наш коррупционный поезд. С этой украинской группировки, которые при Брежневе вошли в полную силу. С них начался распад страны. Они были продуктами полураспада еще, а вот Горбачев и Ельцин уже – продукты распада.

- На этом же съезде была принята и Третья программа партии – программа строительства коммунизма.

- Конечно, и это тоже имеет отношение к перезахоронению Сталина. В глазах Хрущева это было: «Мы ставим точку и устремляемся к горизонтам коммунизма уже со мной!» Понимаете? Это все было очень четко связано. То есть, образы такие смысловые. Ну, они все идеологизированные, но такая нагрузка была. Это неразрывно связанные элементы. Поэтому Хрущев уже к 22-му съезду, зная, что программу выносит, ее обсуждала вся страна, он втихую уже запланировал это действие. Очень эффектно, с его стороны, было это сделать.

Он и потом действовал в русле «антиСталина», как бы от противного. Борясь со Сталиным разделил парткомы на промышленные и сельскохозяйственные, Или, например, Сталин никуда не ездил, а Хрущев ездил везде.

Меня часто спрашивают, правильно или нет поступил Хрущев, борясь с культом личности таким способом. Ведь было два подхода, как быть со сталинским наследием в полном смысле этого слова. Это подход Маленкова-Булганина, которые предлагали провести реабилитацию. Полномасштабную. Но не трогать самого Сталина. Не то что из Мавзолея, а и вообще. Не поливать его грязью. Не убирать из публичного общественного пространства. Собственно говоря, такой сценарий был ведущим, он всех устраивал, и Маленков с Булганиным его продвигали. Но вот на 20-м съезде неожиданно очень выскочил Никита Сергеевич, которому нужен был инструмент, и предложил свою модель – публичное развенчание, со всеми издержками.

 - И какой вариант был бы лучше?

- Мне эти споры непонятны, честно могу сказать. Мне непонятно вообще, чего люди спорят? Ответ уже давно дан. Его дала сама жизнь. Посмотрите на очень умных людей, которые живут в Китайской народной республике, у которых была абсолютно аналогичная проблема. И вот когда на 20-м съезде проходило это шоу с демонтажом Сталина, как политической исторической фигуры, в зале сидел один человек, и звали его Ден Сяо Пин. Который для себя, я в этом уверен, в эти дни решил, что, если когда-то подобная ситуация возникнет в Китае, он никогда не сделает то, что сделал Никита Сергеевич Хрущев. А он пойдет по варианту Маленкова-Булганина. Причем, Ден Сяо Пин немало лично претерпел от Мао Цзедуна. Там не такие уж радужные отношения были.

- В мавзолей Мао очередь не кончается.

- Да. В итоге что он сделал? Он смог переступить через все свои личные обиды. Он сохранил Китай, и 1989-й год КНР выдержал. Китай сохранился и сохранил базу для того рывка, который мы видим. Это во многом обеспечено тем, что они не пошли после Мао Цзедуна по пути Никиты Сергеевича Хрущева. Вот почему я говорю, что ответ дала жизнь.


Досье «КП»

Как это было

В 18.00 доступ на Красную Площадь был перекрыт под предлогом проведения тренировки перед парадом 7-го ноября. Одновременно солдаты комендатуры начали рыть могилу у Кремлевской стены.

В 21.00 члены специальной комиссии вошли в Мавзолей. Восемь офицеров подняли саркофаг с телом Сталина и отнесли его в подвал, где была лаборатория. С саркофага сняли стекло, офицеры переложили тело Сталина в гроб, обитый красной тканью. С кителя генералиссимуса срезали погоны, заменили золотые пуговицы на нем на латунные, а также сняли единственную награду, которая на нем была - Золотую Звезду Героя Социалистического Труда. Снятая награда была передана на хранение в Охранную комнату, где находятся награды всех, кто был похоронен у Кремлевской стены.

На дно могилы уложили несколько бетонных блоков. Ее стены обили фанерой. Офицеры опустили гроб с телом Сталина в могилу, а сверху уложили плиту из белого мрамора, на которой были выбиты фамилия, имя и отчество, а также годы жизни. На следующее утро Мавзолей открылся для работы в обычном режиме. Бюст Сталина появился на его могиле лишь в 1970 г.

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров