Россия История Знай наших

Генерал Штурм. Солдатская молитва Маршала Чуйкова

16 августа 2016
Он – один из творцов Победы в Сталинградской битве. Это он, командующий 62 армией, в сентябре 1942-го получил задачу отстоять Сталинград.

Далеко не сегодня в связи с этой задачей добавили еще одно словосочетание – «любой ценой». Цена Победы действительно оказалась страшно высока. Несколько лет спустя Чуйков написал об этом сам – в своих воспоминаниях, которые назвал лаконично и честно - «Начало пути». В 1970-х они увидят свет и под другим названием – «Сражение века». В любом случае, воспоминания разительно отличаются от многих других мемуаров, вышедших в те годы. Цензура и политес не смогли «изгваздать» живость памяти Чуйкова. В памяти этой осталось место не только «штабной» войне глазами командарма-62. Хотя у Василия Ивановича и штабная была живой…

«К вечеру 12 сентября мы подъехали к переправе в Красной Слободе. На моторный паром погружен танк Т-34, готовят к погрузке второй танк. Мою машину не пускают. Пришлось предъявить документы командующего 62-й армией.

Мне представился заместитель командира танкового корпуса по технической части.

Я попросил его обрисовать обстановку в его части.

- Вчера к вечеру, - доложил он, - в корпусе было около сорока танков, из них только половина на ходу, остальные подбиты, но используются в качестве неподвижных огневых точек.

Наш паром огибает с севера песчаную косу острова Голодный и направляется к центральной пристани. Изредка на воде рвутся снаряды. Огонь не прицельный. Не опасно. Приближаемся к берегу. Издали видно, как при подходе нашего парома пристань заполняется народом. Из щелей, воронок и укрытий выносят раненых, появляются люди с узлами и чемоданами. Все они до подхода парома спасались от огня в щелях, ямах, воронках от бомб.

На закопченных лицах засохшие полосы грязи — слезы смешались с пылью. Дети, измученные жаждой и голодом, тянутся ручонками к воде... Сердце сжимается, к горлу подступает комок горечи».

Конечно, крестьянский сын, Чуйков хорошо знал цену Победы. И, возможно, только крестьянский сын мог выполнить приказ – удержать Город, битва за который ежедневно перемалывала роты, батальоны, полки. Вот он пишет о трагическом сентябре 1942-го: «В обстановке тех дней можно было бы сказать «время — кровь»; ведь за упущенное время придется расплачиваться кровью наших людей». Армию он принял когда ее части в городе оказались отрезанными от основных сил фронта, а немцы уже вышли к Волге. Это 62-й пришлось драться за каждый дом Сталинграда. «Дом Павлова» - это тоже 62-я армия…

Читаем сегодня о командарме Чуйкове и о его понимании воевать любой ценой: 

«Армия, под командованием В. И. Чуйкова, прославилась героической шестимесячной обороной Сталинграда в уличных боях в полностью разрушенном городе, сражаясь на изолированных плацдармах, на берегу широкой Волги.

В Сталинграде В. И. Чуйков вводит тактику ближнего боя. Наши и немецкие траншеи располагаются на расстоянии броска гранаты. Это затрудняет работу авиации и артиллерии противника, те попросту боятся попасть по своим. Несмотря на то, что превосходство Паулюса в живой силе очевидно, советские войска постоянно контратакуют, причём преимущественно ночью. Это даёт возможность отбивать оставленные днём позиции. Для Красной армии бои в Сталинграде были первыми серьёзными боями в городе. С именем В. И. Чуйкова связывают и появление специальных штурмовых групп. Они первыми внезапно врывались в дома, а для перемещений использовали подземные коммуникации. Немцы не понимали, когда и, главное, откуда ждать контрудара».

Его любили солдаты. Чуйкову верили. Его наставлениям следовали: «Врывайся в дом вдвоем с гранатой. Граната впереди, ты за ней, так проходи весь дом». Еще со Сталинграда Чуйкова звали: генерал Штурм!

Он действительно был на своем месте. На это место Чуйкова привели не только чутье и опыт вышестоящего начальства. Скажем «политкорректно»: будущего героя Сталинграда хранила сама судьба. Солдатская судьба! 

«Во время вылета 23 июля 1942 года жизненный путь Чуйкова чуть не оборвался раньше времени. В районе населенного пункта Суровикино У-2 был атакован немецким самолетом. На У-2 не было установлено никакого вооружения, и летчику пришлось приложить все свое умение, чтобы уклонится от вражеских атак. В конце концов, маневры подошли к концу у самой земли. У-2 просто столкнулся с землей и развалился. По счастливой случайности, и пилот, и Чуйков отделались лишь ушибами, а немецкий летчик, скорее всего, решил, что дело сделано, и улетел».

Из воспоминаний сына Маршала Чуйкова, Александра Васильевича: 

«Он рассказывал: «Я стоял со сжатым кулаком, и было желание перекреститься. А я чувствую, что я пальцы разжать не могу, не могу их сложить для крестного знамения, их судорогой свело. И перекрестился кулаком». 

Вплоть до Победы он кулаком так и крестился». Однажды, после смерти Маршала, сын разбирал его документы. В партбилете обнаружил записку, написанную рукой отца: 

«О, могущий! Ночь в день превратить, а землю в цветник. Мне все трудное легким содей и помоги мне». Солдатская молитва генерала по прозванию Штурм…

После Сталинграда 62-я армия станет 8-й гвардейской. Сам командарм за оборону Города будет представлен к званию Героя Советского Союза. В последний момент представление изменят. Звёзды Героя придут к нему позже – в 44-м и 45-м. За Сталинград же Чуйков получит орден Суворова I степени.

До конца войны он останется командармом своей армии, «сталинградской». Под его началом 8 гвардейская освободит советские Украину и Белоруссию, очистит от фашизма Польшу. В 1945-м штурмом возьмет Берлин. На командном пункте генерал-полковника Чуйкова 2 мая 1945 года начальник Берлинского гарнизона генерал Вейдлинг подпишет капитуляцию немецких войск и сдастся в плен – с остатками гарнизона.

В июле 1981-го бывший командующий 62-й армией, бывший Главком Сухопутных войск СССР, бывший руководитель Гражданской обороны СССР, персональный пенсионер союзного значения Маршал Советского Союза Чуйков напишет в ЦК КПСС: 

«…Чувствуя приближение конца жизни, я в полном сознании обращаюсь с просьбой: после моей смерти прах похороните на Мамаевом кургане в Сталинграде, где был организован мной 12 сентября 1942 года мой командный пункт… С того места слышится рёв волжских вод, залпы орудий и боль сталинградских руин, там захоронены тысячи бойцов, которыми я командовал».

Его не станет через несколько месяцев, 18 марта 1982 года. Чуйкова похоронят на Мамаевом Кургане – рядом с павшими бойцами и командирами Сталинградской 62-й армии. Проститься с Василием Ивановичем придет весь великий Город…

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров