Украина История

Галичина — чужая земля

17 августа 2016
Уважаемый Владимир Корнилов, русский патриот с Украины, разместил в своем Фейсбуке архивный документ, который, как ему кажется, доказывает коллаборационизм униатского священника Дениса Телищука в 1941 году. По-моему, весьма спорное утверждение.

Мемориальная доска священнику Денису Телищуку на церкви св.Николая в селе Поток Ивано-Франковской области. 

По мнению Владимира Корнилова, коллаборационизм священнослужителя-униата, то есть, осознанное, добровольное и умышленное сотрудничество с врагом, в его интересах и в ущерб своему государству, можно считать доказанным.

Тезисы речи свщ Дениса Телищука в городе Рогатине Ивано-Франковской области 4 августа 1941 года во время встречи с главой немецкой администрации Асбахом.

Высокочтимый пан староста! В Вашей достойной особе приветствую великий, могучий и славный немецкий народ, приветствую самого большого державного мужа нынешних времен и великого приятеля украинского народа Фюрера Адольфа Гитлера и непобедимую, героическую немецкую Армию. Украинцы искренне благодарны Германии за освобождение... Мы никогда не забудем, что немецкий воин-герой также за украинское дело пролил свою дорогую кровь. Я верю, что немцы и украинцы сотрудничеством, взаимным доверием и общим усилием в скором времени дадут Европе мир, счастье и процветание. Молю Бога, чтоб благословил нашу общую работу для блага немецкого и украинского народа, чтоб мы при Божьей помощи побороли врагов наших и ваших. Слава Фюреру Адольфу Гитлеру!

Еще одно свидетельство, найденное Владимиром Корниловым, — номер «Бережанских вестей» за 7 августа 1941 года.

Тезисно — передовица «Дружеский вечер», репортаж о встрече жителей городка Бережаны (Тернопольская область) с немцами.

Немецкий комендант Герег заявил, что все «цивилизованное человечество» должно быть благодарно Фюреру, на что украинцы дружно ответили троекратным «Хай живэ!»

Местный староста Бабяк

Уже взрыв первой мировой войны поставил нас в ряды союзников Великой Немецкой Нации. Только благодаря ненасытности и обману Америки, Англии и их сателлитов потерпели мы неудачу, однако не пали духом. Мы верили твердо в то, что правда победит, и не искали других союзников или протекторов, как это делали некоторые другие народы. Мы верили в справедливость Немецкой Нации, мы верили в ее силу, мы были уверены, что великий Немецкий Народ нам поможет. И эта минута наступила. Муж провидения — великий вождь возрожденной Германии Его Превосходительство Фюрер Адольф Гитлер дал приказ своей непобедимой Армии уничтожить еврейско-большевистских капиталистов и их братьев коммунистов — кровавых палачей Кремля.

Батюшка местных униатов поблагодарил Гитлера «за освобождение нашей Церкви».

Представитель ОУН

Организация сегодня также приступает активно к борьбе, чтобы вместе со славной немецкой армией побороть извечного врага украинского народа — Москву.

Как мне кажется, о коллаборационизме речь вести все же нельзя. К 1941 году Галичина перестала быть русской землей, немецкие солдаты стали ей ближе по духу. Наоборот, местные жители считали коллаборантами тех, кто начиная с 17 сентября 1939 года стал сотрудничать с большевиками.

Краткая тысячелетняя история Галичины

В 981 году Владимир Великий в войне с ляхами захватил Червен и Перемышль и включил их земли в состав Древнерусского государства.

Но начиная с 1018 года пограничная Галичина постоянно переходила от Польши к Руси, иногда в результате войн, иногда в результате предательства бояр. В 1254 году Даниил Галицкий принял католичество и титул «короля Руси» от папы римского в надежде на помощь в войне с монголами. Не получив ее, через год вернулся в православие.

В 1392 году после полувековой войны Польское королевство получило большую часть Галицко-Волынского княжества с городами Галичем и Львовом, Подляшье, Люблин и южные земли Подолья, а также часть Волыни с городами Белзом и Холмом. На четыре века Галичина стала польской землей.

В 1596 году была подписана Брестская уния — важная веха в истории Галичины. Несколько православных епископов под давлением польских католиков согласились принять католическое вероучение и перейти в подчинение римскому папе. Хитрость заключалась в том, что богослужения продолжались по византийской литургической традиции и на церковнославянском языке, сохранялись даже одеяния священников. Но во время службы происходила незаметная подмена: благословение произносилось не православному патриарху, а главе католиков.

(Только в этом году униатство было осуждено в совместном заявлении Святейшего патриарха Кирилла и Римского папы Франциска: «Сегодня очевидно, что метод «униатизма» прежних веков, предполагающий приведение одной общины в единство с другой путем ее отрыва от своей Церкви, не является путем к восстановлению единства».)

В конце XVIII века в результате трех разделов Польши Галичина перешла к Австро-Венгрии и стала на немецкий манер именоваться Галицией.

Мысль о том, что они не русские, а представляют собой совсем другую нацию — украинскую местным жителям начали внушать примерно со второй половины XIX века. Это была спланированная кампания, давшая отличные результаты.

В Первую мировую войну в Галиции были сформированы подразделения Украинских сечевых стрельцов. Однако Австро-Венгрия по понятным причинам не доверяла русским людям из Галиции, многие из которых все еще не ощущали себя украинцами и не желали воевать со своей большой родиной. Поэтому в 1914 году был создан концлагерь Талергоф — первый в Европе. В нем содержались русофильски настроенные галичане, попадавшие сюда по доносам соседей. Тысячи были казнены.

На свободе остались те, кто доносил. Эта хорошо отфильтрованная, прошедшая естественный отбор публика не возражала против того, чтобы перестать считаться русскими. В этом случае война против России переставала казаться подлостью. Воевали новоиспеченные украинцы не хуже австрияков, во всяком случае, предателями себя не считали.

Напомню, новую родину Галиции — Австро-Венгрию связывали союзнические отношения с Германией. Но в 1918 году Австро-Венгрия распалась, и Галичина оказалась в новом для себя положении — без хозяина. Она попыталась получить суверенитет, заключала тактические союзы с более сильными игроками, однако опять стала переходить от государства к государству, пока в 1921 году в результате Рижского мира не вошла в состав Польши.

Польша, сама получившая независимость в 1918 году, относилась к Галичине, как к своей бывшей колонии, которую у нее 120 лет назад отняли Габсбурги. Активно заселяли местность осадниками — переселенцами-колонистами, отставниками Войска польского, семьям которых выделялось до 45 гектаров пахотных земель. На протяжении 1919 – 1929 годов 77 тысяч польских осадников получили в общей сложности 600 тысяч гектаров земли. Всего же за время владения Восточными кресами в эти края переселилось несколько сотен тысяч осадников.

К местным жителям они относились пренебрежительно, называли их по старинке narody chlopskie (народы хлопские — холопы). Политика Польши была направлена на насильственную ассимиляцию и полное уничтожение менталитета Восточной Галиции, Волыни, Холмщины, Подляшья и других территорий, на которых галичане составляли большинство или представляли значительную часть населения.

Напряжение нарастало. К тому же, напомню, местные мужчины активно участвовали в Первой мировой войне, у многих сохранились солдатские и офицерские навыки. Все двадцатые и тридцатые годы, пока Галичина находилась в составе Польши, велась подпольная борьба с новыми хозяевами — теракты следовали за терактами.

После более чем векового проживания в составе Австро-Венгрии, где Галиции была предоставлена относительная автономия и свобода, повадки новых-старых хозяев галичанам явно не нравились — к ним относились как к людям второго сорта. К началу Второй мировой войны Галичина дозрела до ненависти к полякам, в 1943 году гнойник прорвался Волынской резней.

Однако во время «четвертого раздела» Польши Западная Украина отошла не к Германии — бывшему союзнику, а досталась недавнему смертельному врагу — России, которая теперь называлась СССР. Было понятно, что отношения между галичанами и советской властью не заладятся. Так и вышло.

Поэтому когда 22 июня 1941 года Германия напала на СССР, для Галичины, в отличие от остальной Украины, это действительно был праздник. Своего недавнего союзника местные жители встречали с хлебом-солью, как армию-освободителя, которую они ждали больше двадцати лет, томясь то под польским, то под советским гнетом. И с удовольствием приняли присягу фюреру, который вообще был их соотечественником, потому что родился в Австрии.

Разумеется, на Нюрнбергских процессах над руководителями гитлеровской Германии и над нацистскими деятелями меньшего масштаба всех причастных к международным преступлениям осудили. Но солдаты рейха из Галичины, прославившиеся особой жестокостью по отношению к местному населению как на Украине, так и в Белоруссии, по понятным причинам обвиняемыми не были. Многие улизнули за океан, дожили до глубокой старости и умерли своей смертью. Другие не успели и прятались в лесных схронах даже в 1950-е. Третьи отсидели в лагерях и вернулись домой.

Однако называть их коллаборационистами, а тем более предателями — все равно что называть коллаборационистами и предателями солдат нацистской Германии. С самого начала, с Первой мировой войны галичане были нашими злейшими врагами — точно такими же, как немцы.

Только, в отличие от немцев, они с поражением не смирились и остаются врагами России по сей день. Вот уже целый век.

Что делать сегодня

Сегодня свое отношение к России как к давнему врагу Галичина сумела распространить практически на все наши юго-западные области — территорию современной центральной, южной и даже восточной Украины. К которой не имела отношения больше шести веков.

За это время мы выиграли Куликовскую битву, воевали с турками, шведами, казанскими и крымскими ханами, французами, прорубали окно в Европу, осваивали Сибирь, Кавказ, Среднюю Азию, Дальний Восток и даже Аляску.

Мы дали миру великих литераторов, ученых, царей, композиторов, военачальников, художников — вместе с Украиной, но без Галичины. У нее была своя, отдельная от России и Украины история — весьма драматичная и полная событий, удач и разочарований.

Все самое лучшее у Галичины связано с Австро-Венгрией и с ее союзником Германией. Поэтому-то она так стремится в Европу — вопреки здравому смыслу и обычной логике. И навязывает свое представление о счастье, свою историю, своих героев, свои победы и поражения русским людям, волею судеб оказавшимся на окраине России. Надо сказать, пока получается.

Есть лишь два способа решить «украинский вопрос» — с Галичиной или без нее.

Самый простой — каким-то образом отсечь эту токсичную местность от заразившегося сепаратизмом, но все же далеко не безнадежно больного тела Южной России.

Но мне знакома и другая позиция: мы должны вернуть всю Украину, вместе с Галичиной. Потому что это тоже наша древняя земля.

Возможно и так. Но если мы хотим, чтобы галичане опять ощутили себя русскими людьми, нам придется терпеливо, столетие за столетием вытравливать из них затхлый дух украинства. Добром, а не силой, возвращать русских людей из чуждого униатства в родное православие.

Враждебность и агрессия, как мы теперь видим, результата не дадут — потомки бандеровцев, этих непримиримых и жестоких врагов России в обеих мировых и во многих локальных войнах, рано или поздно опять воспользуются моментом, поднимут головы и возьмутся за оружие.

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров