Россия История

Элита Русской Императорской Армии защищала Отечество в рядах Красной Армии. Часть III

06 июня 2016

Всего из Белой Армии перешло в Красную 14390 офицеров (как пишет советский военный историк,фронтовик, полковник А.Г. Кавтарадзе, (родом из семьи потомственных дворян)). Ленинградский учёный, создатель первых атомных подводных лодок в стране, деникинец и врангелевец Анатолий Александров; маршал Советского Союза, бывий колчаковец Л.А. Говоров, его превосходительство генерал-лейтенант Советской Армии граф Алексей Алексеевич Игнатьев и многие другие, кто встал на защиту нашей Родины перед лицом неминуемой гибели от рук "цивилизаторов".

Чтобы еще яснее понять, почему почти половина офицеров и генералов Генерального штаба оказалась в Красной армии, стоит вдуматься в слова из "Книги воспоминаний" деятельнейшего русского адмирала - великого князя Александра Михайловича, чья жена была родной сестрой Николая II. Вот какое заявление сделал он в эпилоге "Книги воспоминаний" накануне своей кончины (он умер в 1933 году в Париже), - как своего рода завещание:

По-видимому, "союзники" собираются превратить Россию в британскую колонию, писал Троцкий в одной из своих прокламаций в Красной армии. И разве на этот раз он не был прав? Инспирируемое сэром Генрихом Детердингом (британский "нефтяной король".– Вадим Кожинов), или же следуя просто старой программе Дизраэли-Биконсфилда (влиятельнейший государственный деятель Великобритании в 1840- 1870-х годах. - Вадим Кожинов), британское министерство иностранных дел обнаруживало дерзкое намерение нанести России смертельный удар... Вершители европейских судеб, по-видимому, восхищались своею собственною изобретательностью: они надеялись одним ударом убить и большевиков, и возможность возрождения сильной России. Положение вождей Белого движения стало невозможным. С одной стороны, делая вид, что они не замечают интриг союзников, они призывали... к священной борьбе против Советов, с другой стороны - на страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской империи...

Имеющий очи да увидит, имеющий уши – да услышит. Комментировать здесь, очевидно, излишне.

Снова дадим слово генералу Якову Слащёву-Крымскому. Вот что он писал в эмиграции:

Большевики — мои смертельные враги, но они сделали то, о чем я мечтал, — возродили страну. А как при этом они ее называют, мне наплевать!

Красные защищали Россию. Советскую Россию.

Еще раз вернёмся к Бунину, который художественным языком ярко отобразил внутреннее состояние «белых» через сочувствующих им. Он изображает «окаянные дни» с такой позиции, которую просто немыслимо разделять русскому патриоту. В Бунине говорит прежде всего сословная злоба и социальный расизм. И ненависть, которую не скрывают - ненависть к народу. Народ оказался не добрым и всепрощающим богоносцем, а восставшим хамом. Читаем:

В Одессе народ очень ждал большевиков - «наши идут»... Какая у всех (- из круга Бунина) свирепая жажда их погибели. Нет той самой страшной библейской казни, которой мы не желали бы им. Если б в город ворвался хоть сам дьявол и буквально по горло ходил в их крови, половина Одессы рыдала бы от восторга.

Смотрите, как Бунин воспринимает, чисто физически, тех, против кого в сознании и подсознании его сословия уже готовилась гражданская война. Это сословие рыдало бы от восторга, если бы дьявол по горло ходил в крови этих людей. Бунин описывает рядовую рабочую демонстрацию в Москве 25 февраля 1918 года, когда до реальной войны было еще далеко:

«Знамена, плакаты, музыка - и, кто в лес, кто по дрова, в сотни глоток:

- Вставай, подымайся, рабочай народ!

Голоса утробные, первобытные. Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин, все как на подбор, преступные, иные прямо сахалинские.

Римляне ставили на лица своих каторжников клейма: «Cavefurem». На эти лица ничего не надо ставить, - и без всякого клейма все видно...

И Азия, Азия - солдаты, мальчишки, торг пряниками, халвой, папиросами. Восточный крик, говор - и какие мерзкие даже и по цвету лица, желтые и мышиные волосы! У солдат и рабочих, то и дело грохочущих на грузовиках, морды торжествующие».

И дальше, уже из Одессы:

А сколько лиц бледных, скуластых, с разительно ассиметричными чертами среди этих красноармейцев и вообще среди русского простонародья, - сколько их, этих атавистических особей, круто замешанных на монгольском атавизме! Весь, Мурома, Чудь белоглазая...

Здесь - представление всего «русского простонародья» как биологически иного подвида, как не ближнего.

Не правда ли, представители нынешней украинской журналистики и блогосферы говорят тем же языком, что и Бунин, до мелочей?

Вспомним, совсем недавно на «Эхо Москвы» Виктор Шендерович говорил то же самое:

Наша проблема в том, что нелюдей мы тоже числим людьми - и оцениваем их в человеческой номинации. Оттого и расстраиваемся, сопоставляя числительные, оттого и заходимся в бессильном гневе, не понимая, как такое возможно: лгать в глаза, изрыгать пошлости, убивать, устраивать обезьяньи пляски вокруг убитого... Мы - ошибочно - полагаем, что относимся с ними к одному биологическому виду (нашему), в котором такое действительно невозможно, и вопим от возмущения. Мы по инерции числим их оппонентами, а они - окружающая среда.
И сходные внешние признаки - типа наличия пары рук и ног, носа, очков, прописки и умения пользоваться айпадом - не должны отвлекать нас от этой суровой сути дела.

Это - извечно необходимое внушение и самовнушение, снимающее инстинктивный запрет на убийство ближнего, представителя одного с тобой биологического вида. Это и есть самая настоящая русофобия. Эмигрировавшие «белые», самые активные из них, включились в активную борьбу с Советской Россией и СССР - в коммунизм ли они целились? Это Зиновьев, быть может, целился в коммунизм, а попал в Россию. Белые целились в Россию - сначала они не могли простить восставшего хама, а потом того, что Россия стала Великой без них. Без них обошлись. Без «белой» кости.

Источник

Часть I

Часть II

Комментариев пока нет

Новости партнёров