Мир История

Битва за мир... или как СССР игнорировал конспирологию

20 мая 2016
Почему же Советское правительство упорно настаивало на открытии второго фронта именно в Нормандии? Сталин не просто выиграл войну, он выиграл послевоенный мир! Дело в том, что англосаксы в течение веков привыкли воевать с сильным противником чужими руками, поэтому предательство бывших союзников не воспринималось их собственным народом как серьезное преступление.

Западная Европа всегда торжественно отмечает дату начала военной операции «Оверлорд», то есть высадки союзников в Нормандии. В плане стратегии совершенно очевидно, что десант стал прологом боевых действий на второстепенном направлении Второй мировой войны и никаких решительных результатов не принес, поскольку англо-американские армии не смогли даже вывести из войны Францию (на тот момент союзницу Германии). Правительство маршала Петэна со столицей в Виши продолжало работать, поставляя нацистам оружие и продовольствие, и было распущено только в марте 1945 года, когда советские войска уже стояли перед стенами Берлина.

Дивизии, собранные генералом Де Голлем в колониях, имели статус наемников и с точки зрения французского законодательства являлись «незаконными вооруженными формированиями», причем парижские «законники» не признавали их государственную принадлежность даже после войны. Так, Шарль Де Голль, при первом выходе в отставку с поста президента, получал пенсию полковника, поскольку генеральский чин ему, в сущности, присвоили англичане, да и то под давлением товарища Сталина.

Для сравнения, в том же 1944 году Красная Армия вывела из войны двух главных союзников Гитлера – Финляндию и Румынию. После этого в Хельсинки перебазировался Балтийский флот, а румынские войска под руководством короля Михая начали воевать с фашистами.

Или другой пример, не менее выразительный. В 1945 году наша армия тремя молниеносными ударами разгромила японскую Квантунскую группировку в Китае, причем количество и качество военнослужащих Страны Восходящего Солнца, окопавшихся у дальневосточных границ Советского Союза, значительно превосходили немецкие из противостоящих союзникам в Нормандии резервных дивизий вермахта, набранных в ходе тотальной мобилизации.

Это тоже был второстепенный участок фронта, но Китай и Корея являлись главными поставщиками ресурсов для островной империи. После их потери участь Японии была предрешена: голодные солдаты и население не продержались бы даже в течение нескольких недель, поэтому император Хирохито подписал капитуляцию. Для того чтобы скрыть данный очевидный факт, американцы искусственно преувеличивают значение своего главного военного преступления – взрыва двух атомных бомб над городами Хиросима и Нагасаки, преуменьшая роль Красной армии. Точно так же наши союзники по антигитлеровской коалиции превозносят значение своего наступления во Франции, объясняя это тем, что немцы якобы панически боялись войны на два фронта.

В действительности, по-настоящему опасным наступление наших англо-американских союзников могло стать, если бы они, как советские войска в Китае и Корее, сравнительно быстро перехватили транспортные коммуникации, связывающие Рейх с оккупированными территориями. Например, главные порты Кореи в течение одной ночи были захвачены десантом советской морской пехоты, высаженным с торпедных катеров Тихоокеанского флота.

Если же подобные решительные действия даже не начинаются, то «война на два фронта» является скорее пропагандистским идеологическим штампом, предназначенным для устрашения гражданских обывателей. Во время Первой мировой войны русский главнокомандующий царь Николай II «не побоялся» воевать аж на три фронта: против Германии, Австро-Венгрии и Турции (в Закавказье), причем армия в 1916 году была очень близка к победе на двух из них и готовилась к захвату Константинополя (Стамбула). Предательство генералов и либеральных политиков в феврале 1917 года привело к сокрушительному поражению нашей страны, а количество географически отдаленных или близких театров боевых действий в данном случае не имело никакого значения.

Гитлер, по мнению многих военных экспертов, являлся одним из лучших военоначальников Западной Европы за всю ее историю. По общему уровню стратегического и тактического мастерства он превосходил даже Наполеона, считающегося лучшим полководцем Запада. Следовательно, его было трудно запугать с помощью «картонных страшилок», предназначенных для впечатлительных домохозяек. 

Просто он до самого последнего момента надеялся договориться с американцами и англичанами, поскольку у немцев с ними было слишком много общих интересов, да и по особенностям государственного устройства Третий рейх не сильно отличался от США и Британии. Гитлер надеялся построить свою политику на противоречиях внутри антигитлеровской коалиции, поскольку Советский Союз действительно являлся абсолютной противоположностью по сравнению со своими буржуазными союзниками, бывшими в то время откровенно расистскими странами, очень похожими на германских национал-социалистов.

Правительство СССР прекрасно понимало тонкую политическую игру Запада, и все же мы смогли победить даже на том поле, где англосаксы считали себя признанными мастерами интриги и коварства. Во-первых, дипломаты нашей страны отрицали возможность ведения тайных переговоров с так называемой финансовой элитой Европы и Америки, которая сейчас считается «теневым правительством». Возможно, многие из вас, уважаемые читатели, обратили внимание, что большинство политических лидеров Европы и Америки можно назвать «господин никто». Исключение составляют Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль, которые тоже не удостоились бы внимания историков, если бы их «рейтинг» не поднял Иосиф Сталин, не пожелавший решать вопросы войны и мира без участия данных персон.

Это был сильный ход, поскольку Британия и США являлись абсолютными чемпионами мира по обману своих союзников по тайным сговорам. Как говорится, «джетльмен – хозяин своего слова: он его дал, он же и возьмет его назад». Публичные (то есть открытые) соглашения нарушить значительно сложнее. Именно поэтому после войны был придуман Совет безопасности ООН, от влияния которого американцы безуспешно пытаются избавиться более семидесяти лет.

Почему же Советское правительство упорно настаивало на открытии второго фронта именно в Нормандии? Сталин не просто выиграл войну, он выиграл послевоенный мир! Дело в том, что англосаксы в течение веков привыкли воевать с сильным противником чужими руками, поэтому предательство бывших союзников не воспринималось их собственным народом как серьезное преступление. Действительно, простому жителю Лондона было глубоко безразлично, что их премьер сначала помогают Парагваю против Аргентины, а затем вместе с Аргентиной уничтожают парагвайское население под корень в войне 1870 года. Другой пример: Англия помогает Российской империи в войне против Китая в начале ХХ века, а через четыре года строит и вооружает японские корабли, становясь фактическим союзником Японии в войне против России.

Совершенно по-другому англичане и американцы будут воспринимать смену союзников и врагов, если в боевых действиях участвуют их собственные сыновья.

Почему Черчилль так хотел высадить десант на Балканах? Просто там, как в Италии, на переднем крае оказалась бы в основном колониальная пехота: индийские сипаи, тамильские стрелки, австралийцы, новозеландцы и т.п. А если высаживать десант из Англии, то на пляжи Нормандии придется бросать простых британских парней, пусть даже они пойдут в одной цепи с простыми американскими парнями. Президенту Ф.Д. Рузвельту подобные переживания были не интересны. Он готовился «проглотить» все наследство Британской колониальной империи, поэтому ему было даже выгодно ослабление конкурента. Именно на подобных «мелких» разногласиях между США и Англией сыграли, как по нотам, руководители СССР, правда, за это наша страна пообещала американцам вступить в войну с Японией через три месяца после победы над фашистами.

Командование Красной Армии, в сущности, не ожидало особых успехов от Второго фронта, открытого союзниками на побережье Атлантического океана. Это просто была яркая дипломатическая удача СССР, благодаря которой наш народ получил долгий мир, длившийся фактически до момента распада страны. В данном случае важно выиграть время. Олигархическая элита буржуазных стран непременно затеяла бы войну с Советским Союзом и деньги бы на эту авантюру нашла, даже план нападения под кодовым названием «Немыслимое» был готов в феврале 1945 года. Однако финансисты из Сити и Уолл-Стрит сами в окопы не пойдут, а рядовому Томми или Джо, попробуй объясни, зачем ему надо идти под огонь советских пулеметов, особенно после совместной борьбы с немцами. Именно для того, чтобы Победа стала общим делом для всего человечества, советские руководители и дипломаты вели бесконечные переговоры об открытии второго фронта в Европе.

В наше время Запад настойчиво пытается пересмотреть итоги Второй мировой войны, даже пробует создать демонический образ якобы агрессивного Советского Союза. В какой-то мере попытки потопить во лжи великие военные заслуги нашей страны принесли «нужный» результат. На западных границах России вновь появился пояс откровенно враждебных и даже нацистских государств. Через семьдесят лет после Победы русские люди вновь начинают государственное строительство примерно такой же географической ситуации, какая сложилась летом 1918 года.

Однако нам легче, поскольку на нашей территории сейчас нет гражданской войны, а всякие «белоленточники» никогда не станут Колчаками или Деникиными. Еще одним явным преимуществом является тот несомненный факт, что среди всех наших соседей «непугаными» фашистами остались только потомки бандеровцев. Европейские и американские обыватели сидят тихо и не мечтают о «походе на восток», несмотря на грозные речи своих политиков. Они тоже привыкли к мирной жизни, потому что весной 1945 года впервые в истории войн Победа стала праздником всего человечества.

Владимир Корнеев

Комментариев пока нет

Новости партнёров