Средняя Азия История Знай наших

Афганистан - начало глазами очевидца

03 марта 2016
2016 год. Минул очередной 15 день февраля, "День памяти воина-интернационалиста", как этот день назывался ранее. Теперь же это "День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества". Именно в этот день в 1989 году закончился вывод советских войск из Афганистана. В голове же воспоминания, мысли о тех событиях, которым я был свидетель. Итак, за десять лет до вывода войск из Афганистана весной 1979 года начались первые действия по вводу их же.
Фергана. Лето 1979 года. Автор справа с гвардии сержантом Евгением Поддуевым на спортгородке.

КТуркВО. Фергана. В марте 1979 года, нашу Ферганскую 105 гвардейскую воздушно-десантную дивизию в который раз подняли по боеготовности (БГ) «Повышенная», потом перевели на "Военную опасность". Я тогда заканчивал срочную службу в 730 гвардейском воздушно-десантном батальоне связи дивизии. Офицеров и прапорщиков посадили на «казарму», для солдат увольнения и отпуска отменили (тогда обязательных отпусков для срочников не было-только заслужить надо было). Вся дивизия знала, что впереди у нас Афганистан. Личный состав жил ожиданием, что скоро, скоро мы уйдем за речку, правда тогда этого понятия «за речку Кушку» не было. 

Среди нас циркулировали разговоры о том, что ежедневно в Фергане приземляются самолёты на заправку и далее курс на Афганистан. Пассажирами же там якобы серьёзные дяди в строгих костюмах и с «кольтами» под обеими подмышками. В начале мая среди личного состава дивизии прошелестели слухи о том, что управление дивизии и командиры частей побывали на рекогносцировке в Кабуле, для ознакомления маршрутов движения к важным афганским государственным объектам. 3 мая я написал рапорт на сверхсрочную службу и был срочно отправлен в отпуск. Кстати увольнять в запас мой призыв начали только в конце мая. Отдохнув и погуляв 30 суток, я вернулся в часть.

По прибытию, я узнал, что нескольких человек из нашей части забрали в 1 батальон 111-го парашютно-десантного полка, который перебросили 7 июля 1979 года по воздуху на афганскую территорию, на авиабазу Баграм. Ранее же в июне я в городке батальона встретил старшего помощника начальника связи дивизии, майора, фамилия которого выпала из памяти. Так вот:

- Здравия желаю, товарищ гвардии майор! - осёкся, наш майор, но с погонами сержанта. Да и вообще форма на нем странная: панама, офицерская рубашка с лётными эмблемами на воротнике и внимание - погоны с желтыми лычками сержанта, брюки прямого покроя х. б «мабута» и ботинки. - Во товарищ гвардии майор, теперь вы мне честь должны отдавать,- говорю после того как поздоровались. Майор меня хорошо знал по моему полугодичному боевому дежурству на узле связи дивизии и отношения были хорошие.

- Ты Иван не бурей! - смеется майор.- Я как был майором, так и остался, а эта форма и погоны для врагов.

- Товарищ майор возьмите меня к себе,- прошу, зная, что он назначен начальником связи этого батальона.

- Нет, Иван, уже поздно, мест нет, я вот, приехал домой на побывку к семье,- смеётся гвардии майор - сержант. Поговорили и разошлись, больше я его не видел.

В конце июня, начале июля поступила команда для офицеров и прапорщиков фотографироваться на заграничные паспорта. Форма на фото повседневная, без знака «парашютист» эмблемы пехотные, ну помните же «сижу в кустах и жду героя», так в армии назывались общевойсковые эмблемы, звёздочка в терновом венке. Эти эмблемы оказались проблемой, ведь в Фергане пехотных частей не было. Уж не помню, где нашли эмблемы, помню в батальоне, всего несколько пар было. Фотографировались по очереди. Короче полным ходом шла подготовка к «вторжению» (улыбаюсь), но про боевую подготовку тоже не забывали.

В июле меня, как самого не загруженного помощника радиостанции Р-141 д выловили для командировки. На эту должность старшего сержанта меня назначили при переводе на сверхсрочную службу, что являлось понижением для меня, ведь срочным сержантом я стоял на должности «прапорщик». Оказывается согласно приказа Минобороны военнослужащего сверхсрочной службы на должность «прапорщика» ставить было нельзя. Парадокс, срочника можно назначать, а профессионального сержанта нельзя.

Итак, мне приказали принять дела и должность нештатного командира взвода стрелков-зенитчиков спецчастей дивизии и убыть с ними в составе ПВО дивизии, эшелоном по железной дороге на сборы в Туркмению, на зенитно-ракетный полигон под городом Мары. Тогда я еще не знал, что эта самая Туркмения станет в дальнейшем для меня местом десятилетней службы. Начальником сборов был полковник Черных, начальник ПВО дивизии, он же нештатный комендант города Ферганы. На этих же сборах я от него получил первые в своей недолгой сверхсрочной службе трое суток ареста, за то, что уехал на взводном Газ-66 в Мары проведать уволенного своего однополчанина и подчинённого гвардии ефрейтора Сашку Волина. Полчанина не оказалось в городе, зато возвращаясь, сам за рулём, я нарвался на полковника. Трое суток ареста итог. Но их я не отсидел, ибо забыли при возвращении со сборов, а я не напоминал. Свободу же тоже люблю, хоть и негодяй.

Этот же начальник осенью того года выступил в отношении меня «Нострадамусом», провожая на вокзале воинскую команду из дивизии, на службу в ГСВГ.  Полковник Черных увидел меня:

- О Паршиков! Ты тоже в Германию? Ну, ты и там посидишь,- его слова и как в воду полковник смотрел, пришлось пару раз в «камере» посидеть, немного всего неделю в два захода. Объявляли, конечно, больше, но в некоторых случаях удалось избежать «тюрьмы».

Так вот на полигоне учимся обращаться с ПЗРК «Стрела-2», сначала тренажёры, потом боевыми пульнули по снарядам от «Катюш». Зенитчики палят из своих Зу-23-2 каждый день. Но за десять дней до окончания сборов поступает команда прибыть в дивизию. Сборы были недолги и дорога тоже тройка дней в эшелоне. Едем в непонятках, мысли: "Афганистан!".  Но по прибытию узнали, нашу 105 гвардейскую воздушно-десантную Венскую, Краснознаменную дивизию расформировывают. На дворе стоял конец августа 1979 года, до ввода наших войск оставалось четыре месяца.

Теперь уже не помню, кажется, в сентябре октябре мы сдавали оружие, технику, имущество и тд. Где-то в октябре месяце собрали прапорщиков батальона в класс и меня единственного сверхсрочника в том числе. Командир нашего 730-го отдельного гвардейского батальона связи майор Станислав Смирнов сказал:

- Я собрал вас товарищи прапорщики для того, что сейчас перед вами выступит подполковник Николай Александрович Швец, командир гвардейского 111 ПДП, он формирует в ГСВГ десантно-штурмовую бригаду и ему нужны десять прапорщиков.

Далее он предоставил слово комбригу, который выбрал из списка десять однополчан-прапорщиков, познакомился с ними и в конце гвардии майор Смирнов предложил комбригу взять меня за компанию, одиннадцатым в бригаду, мол, "отличный сержант, коммунист и тд". Я сначала отказался, но когда ротный гвардии капитан Геннадий Дмитриевич Землянухин об этом узнал, то провел воспитательную беседу со мной, а ротного мы уважали. На другой день я нашел комбрига и доложил, что хочу служить в бригаде. Так 16 ноября 1979 года я оказался в ГСВГ, а наша дивизия была расформирована. За вводом же войск в Афганистан мы наблюдали по скупым сообщениям советских СМИ и злобным сообщениям западных средств массовой информации. Ведь в ГДР можно было смотреть западное телевидение.

Примечание: В 1980 году командующий ВДВ генерал-полковник Дмитрий Семёнович Сухоруков заявил, что "расформирование 105 гв. ВДД было ошибкой, которая обернулась затратой огромных средств на переброску в Афганистан 103-й гв. ВДД из Витебска".

Генерал забыл добавить к затратам то, что наша 105 гвардейская дивизия, в отличие от 103-й гв. ВДД (европейский ТВД), готовилась воевать в горно-пустынном театре боевых действий, а Афган как раз и был такой местностью. Личный состав дивизии показывал высокие результаты в боевой подготовке, дивизия на проверках и учениях получала твердые хорошие и отличные оценки, а дивизия и 345 гв. ПДП был награжден вымпелом Министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть». Что не менее важно, личный состав дивизии был полностью акклиматизирован к этой местности, но дивизию за два месяца до ввода сократили. Злые языки говорят, что решение расформировать Ферганскую дивизию состоялось от того, что мы находились далеко от штаба ВДВ в Москве и нас «диких» было не жалко.

Спустя 11 лет директивой Министра обороны СССР от 18 августа 1990 года было предписано сформировать 105-ю гвардейскую воздушно-десантную ордена Отечественной войны дивизию к 30 декабря 1990 года на базе 56-й одшбр. Дивизию в дальнейшем сформировали, но она досталась при разделе Узбекистану.

Память тебе 105 гвардейская воздушно-десантная Венская, Краснознаменная дивизия! 

Ниже видео с песней,  на которой мы десантники воспитывались с момента выхода фильма на экраны:


Комментарии 1

В дополнение: Начало июня 1979 года застало меня в первом "кадровом" отпуске, который пролетел как один день. Ведь что такое свобода после двухлетней срочной службы - это надо прочувствовать на собственной шкуре. Мне же предстояло возвращаться в часть, дислоцированную в Фергане. Вот тогда я понял, что ошибся с выбором дальнейшей жизни, правда в дальнейшем эта ошибка растянулась на 31 год. А возвращаться в армию не хотелось, хоть плачь, что не позволительно гвардейскому сержанту воздушно-десантных войск. Но честно душа у меня плакала: "Зачем? Ведь я с честью отдал долг Родине! Хватит! Вот же идиЁт!". На родной сторонке у меня любимая девушка, родители, родственники и друзья и запах родных просторов, который я хлебнул в отпуске, и который не хотелось менять на среднеазиатскую горно-пустынную местность. Но я ехал в часть, вернее летел в самолёте. А там...

Новости партнёров