Мир Культура

Лев Толстой. Жизнь гениального писателя

27 апреля 2016
Лев Николаевич Толстой - писатель с мировым именем. После бурной молодости, он станет аскетом, который будет каяться в грехах на страницах своих произведений. Его книги приобретут известность во всем мире. Свою смерть он встретит внезапно, скончавшись от простуды, оставив неоценимое наследие мировому читателю.

Более ста своих произведений, Лев Толстой напишет в московской усадьбе в Хамовниках, купленной им у коллежского секретаря Ивана Арнаутова. Возможно, выбор писателя пал именно на этот дом потому, что он был построен в  1805 году, и оставался одним из немногих деревянных раритетов, переживших наполеоновское нашествие и пожар 1812 года.

Но главное - здесь был сад, напоминающий Льву Николаевичу Ясную поляну, в котором прогуливался как его знаменитый персонаж старик Болконский, заложив руку за спину.

Именно в Хамовниках, а не как принято считать в Ясной поляне, Лев Толстой начинает свою миссионерскую деятельность – во время огромных застолий, которые назывались здесь чаепитиями, и на которых всегда присутствовали родственники, друзья и просто прислуга, граф поучал своих гостей морали и нравственности. К примеру, тому, что материальные блага человеку ни к чему и богатым стоит раздать свою собственность бедным. Вот только сам Толстой, до того как прийти к таким благородным идеям, отличался самым настоящим стяжательством. К примеру, владея двумя огромными усадьбами, он по дешёвке выкупил больше 6 тысяч гектаров земли в Самарской губернии, чтобы потом перепродать её подороже и скупил несколько хуторов. Но, даже имея огромные доходы с земель, не гнушался Толстой и давить на издателей, чтобы те повысили ему гонорар. Так, например, он ушёл от своего издателя Некрасова, к более обеспеченному Каткову.

Зато после своего духовного переворота, вступив на путь нестяжательства и добродетели, Лев Николаевич сумел ополчить против себя церковь. Просто потому, что веря в Бога, не признавал православных догм и открыто писал, к примеру, о том, что Христа считает не Богом, а пророком, а потом даже сделал собственный перевод Евангелие с комментариями, специально выучив для этого греческий язык, и найдя много несоответствий в переводе догматичном. Что для православной церкви стало последней каплей. И тогда, в феврале 1901 года Синод публикует документ под названием «Определение святейшего Синода об отпадении графа Льва Толстого от православной церкви». Через несколько лет на эту немилость Лев Николаевич отреагировал в свойственной ему манере.

«Мудрецу сказали о том, что его считают дурным человеком. Он отвечал: «хорошо, что они ещё не всё знают про меня, а то бы ещё не то сказали»

Уже ослабшим старческим голосом при помощи раструба, выполнявшего роль современного микрофона, восьмидесятилетний Толстой записал свои слова на восковой валик – прототип первых пластинок. Этот уникальный по тем временам аппарат назывался фонограф, и он был подарен Льву Николаевичу британским изобретателем Томасом Эдисоном.

Подобные сентенции и афоризмы собственного сочинения Толстой будет частенько записывать на фонограф в своём имении в Ясной поляне, поучая нравственности прихожан школ, открытых им для крестьян в Ясной поляне. Но, при этом, не всегда следуя своему же учению в собственной жизни. К примеру, бывший артиллерийский офицер, защищавший Севастополь, говорил о войне…

«Убийство – всегда убийство, кто бы не разрешал его и какое бы ни было оправдание, и потому, те, кто убивают, или готовятся к тому, чтобы убивать – преступники, как бы они не назывались».

В ответ на казни, которым подверг тогдашний реформатор Петр Столыпин революционеров- террористов Лев Николаевич 31 мая 1908 года выпустит статью под названием «Не могу молчать».

«Двенадцать человек из тех самых людей, трудами которых мы живем, тех самых, которых мы всеми силами развращали и развращаем, начиная от яда водки и до той ужасной лжи веры, в которую мы не верим, но которую стараемся всеми силами внушить им, — двенадцать таких людей задушены веревками»

Так, выражая свою концепцию непротивления злу насилием, Лев Толстой осуждал жандармский режим и казни. Однако всего за два с половиной до этого в своём дневнике от 23 декабря 1905 года граф написал о революционерах следующие строки:

«Один из главных мотивов революции это - чувство, которое заставляет детей ломать свои игрушки, страсть к разрушению».

Противореча самому себе, престарелый граф высказывался о близости между мужчиной и женщиной. Слова «секс» в те времена в России, конечно же, не было, но это не значит, что не было самого секса.

«Половое чувство и во всех животных, и в человеке, вложено для великого дела продолжения рода, и потому, грех думать, что чувство это дано только для удовольствия».

Однако своё собственное половое чувство Лев Николаевич в годы молодости далеко не всегда использовал только по назначению.

Так, например, Лев Толстой долгих 10 лет писавший свой роман «Воскресение», по данным изучавших его творчество экспертов, с реальной с истории о том, как один из присяжных заседателей однажды узнал в обвиняемой опустившейся женщине лёгкого поведения соблазнённую и брошенную им когда-то любовницу. А потом, уже с опозданием, решивший спасти её искалеченную проституцией и нищетой судьбу, Толстой, по мнению биографов, написал роман с совсем с другой реальной историей – своей собственной. Так, когда-то Лев Толстой соблазнил горничную своей сестры – девушку по имени Гаша. Вскоре родственники Льва Николаевича выгнали девушку из дома как блудницу, посмевшую переспать с графом. И весь роман «Воскресение» – это не что иное, как запоздалое раскаяние любителя крестьянок и горничных графа Толстого.

При этом произведение мечущегося и противоречивого, но, безусловно, гениального автора сразу же стало безумно популярным. Сценарий романа Толстого сразу вышел в романах европейских авторов. Например, по мотивам и с сюжетными линиями «Воскресения» в 1903 году свою книгу под названием «Тщетные усилия» выпустит швейцарский писатель Эдуард Род. Потом роман Толстого начнут обсуждать герои одной из книг Голсуорси, заговорят о нём даже в далёкой Венесуэле.

Но самую огромную популярность роман приобрёл как это ни поразительно – в Японии, стране с которой у нас в 1905 году начнётся война. При этом, в стране восходящего солнца «Воскресение» не только перевели на японский, но поставили по нему спектакль в Токио. Премьера собрала полный зал, и тогда многие японские театры оправились с этим спектаклем на гастроли. Причём, не только по японским городам, но и в Корею, Китай, и даже в российский Владивосток.

А вскоре роман «Воскресение» вообще станет законодателем японской моды. Например, причёску, с волосами, расчёсанными на прямой пробор, под названием «Катюша», по имени главной героини романа Екатерины Масловой, станут носить самые продвинутые японские женщины.

После такого оглушительного успеха в Европе и Японии роман Воскресение под названием «Катя» огромным тиражом выпустят издатели Турции и Кореи.

А вот последним российским издателем при жизни автора была его жена - Софья Андреевна. В обязанности прислуги артельщика Матвея Румянцева, входил сбор подписки, упаковка, и дальнейшая рассылка томиков Толстого читателям.

Мало кто знает, но издателем собственного мужа Софья Толстая стала только потому, что тот ближе к концу жизни, решил отказаться от всего своего имущества, а главное от авторских прав на все свои произведения, которые являлись источником доходов семьи. Лев Николаевич уверял жену – все они должны достаться читателям просто так, бесплатно. И никакой в мире писатель не должен брать деньги за свои мысли, высказанные на бумаге.

Но супруга с таким подходом гениального мужа не согласилась, и, что называется, выбила у него авторские права на «Войну и мир», «Анну Каренину», а заодно и переписала на себя 8 тысяч гектаров земли имения Ясная поляна. Вот только Лев Николаевич, которому супруга выдавала деньги разве что на железнодорожный билет до Тулы, куда тот изредка ездил за почтой, от своей идеи национализации авторских прав не отказался. И втайне от собственной жены затеял целую авантюру. Так, к примеру, некоторые свои рукописи Толстой поместил на хранение в Госбанк, а потом при помощи тульских юристов составил секретное завещание, согласно которому, труды эти абсолютно бесплатно становились достоянием всего человечества, и издатель Толстая оставалась, что называется у разбитого корыта.

Кадры хроники 1909 года – последние прижизненные кадры с Львом Толстым, и его последнее посещение Москвы. Лев Толстой, в сопровождении жены выехал из своего московского имения в Хамовниках, чтобы отправится на Курский вокзал, а оттуда в Ясную поляну. Толстого, отъезжающего на извозчике, провожал чуть ли не весь город. Следующей большой вестью о Толстом, для читателей стал его тайный уход от жены из их дома в Ясной поляне, а затем внезапная простуда и смерть. Многие историки и литераторы до сих пор спорят, что явилось причиной бегства Толстого – обида на жену, пытавшуюся присвоить его авторские права и не дававшей раздать своё имущество на благотворительность или же стремление посетить православные монастыри и покаяться перед Синодом.

Но точно известно другое – последняя воля Льва Николаевича, высказанная им в секретном завещании, была выполнена – права на его произведения перестали принадлежать кому бы то ни было в мире. И даже после революции, советское государство, в котором любое авторское право было национализировано, отказалось получать доход от издания книг Толстого, где бы они ни печатались. И до сих пор на многих изданиях, к примеру, на развороте каждой книги из собраний сочинений Толстого можно увидеть фразу, завещанную писателем: «Перепечатка и распространение разрешается безвозмездно».


Комментариев пока нет

Новости партнёров