Россия Культура

Или Твардовский или Солженицын. Третьего варианта нет

19 сентября 2016

Роспечать предлагает обратиться в ЮНЕСКО, чтобы объявить 2018 год годом Солженицына.

Роспечать в след за Солженицыным решила плюнуть в историю нашей великой страны.

Сказав "А" - говорите "Б". Следующим шагом Роспечать должна объявить "анафему" целому пласту прославленных писателей, артистов, деятелей культуры — подвергнуть обструкции тех, кто посмел выступить против этой "совести нации".Никуда не деть высказывания Константина Симонова, Сергея Михалкова, Чингиза Айтматова и других выдающихся людей нашей большой Родины.

Владимир Карпов, Герой Советского Союза, бывший штрафник: 

Да, были предатели на войне. Их толкали на черное дело трусость, ничтожность душонки. Но есть предатели и в мирное время - это вы, Сахаров и Солженицын! Сегодня вы стреляете в спину соотечественникам.

Константин Симонов - писатель и поэт-фронтовик: 

До глубины души возмущен и творчеством, и поведением Солженицына. Целиком согласен с выступлением «Правды», полностью разделяю все положения, которые высказаны в этой статье относительно Солженицына.

Мариэтта Шагинян - писатель, поэтесса: 

Удивляюсь нашей терпимости к таким подонкам. Солженицын, оставаясь безнаказанным, разлагает нашу молодежь. И вообще он никакой не писатель. Я об этом говорила и в Венгрии, и в Швейцарии.

Сергей Михалков, автор Гимна СССР и России: 

Солженицын - человек, переполненный яростью и злобой, пренебрежением и высокомерием к своим соотечественникам. Опять же, прежде всего - к русским.

Чингиз Айтматов, киргизский писатель («И дольше века длится день», «Материнское поле», «Белый пароход»): 

Если мы хотим по-настоящему выступать на мировой арене, то давайте следовать пути Горького и Маяковского, а не Солженицына.

Таких высказываний писателей разных советских республик и разных национальностей можно привести ещё много, но добавим ещё имена ранее не упомянутых, но лейтмотивом заявлений которых являются: «Нечего с ним нянчиться», «Солженицын - внутренний эмигрант, человек, который наживается на антисоветизме», «Герострат был, Солженицын есть», «К истории прикоснулся своими нечистыми руками» и т.п. Это Алексей Сурков, Степан Щипачев, Леонид Леонов, Вадим Кожевников, Михаил Алексеев, Семён Бабаевский, Сергей Островой, Агния Барто, белорус Петрусь Бровка, калмык Давид Кугультинов, литовец Юстинас Марцинкявичюс и многие другие.

Гневом возмущения наполнены высказывания многих деятелей культуры и науки. Вот имена только наиболее известных из них:

Борис Чирков, народный артист СССР:

Мы боролись, и будем бороться с такими людьми и в жизни и в искусстве.

Михаил Жаров, народный артист СССР: 

Этому сукиному сыну нет места среди нас.

Оскар Курганов, кинодраматург: 

Солженицын - абсолютный антисоветчик, который ненавидит Советскую власть и пытается сделать все, чтобы оболгать ее. Отвратителен он и в своих человеческих качествах, мне пришлось много слышать о его поведении в период пребывания в лагерях.

Борис Ефимов, народный художник СССР: 

Солженицын бесповоротно встал на путь предательства, стал своего рода знаменем для антикоммунистов и антисоветчиков всех мастей.

Александр Твардовский высказал Солженицыну по поводу его «Ракового корпуса»:

Даже если бы печатание зависело целиком от одного меня, я бы не напечатал. Там неприятие Советской власти.
... У вас нет подлинной заботы о народе! Такое впечатление, что вы не хотите, чтобы в колхозах было лучше, у вас нет ничего святого.
... Ваша озлобленность уже вредит вашему мастерству.

А относительно пьесы Солженицына «Олень и шалашовка» высказался не менее определённо: 

Я бы (в случае её опубликования) написал против неё статью. Даже бы и запретил.

Солженицын не из тех, про кого Твардовский писал в стихотворении

"В тот день, когда окончилась война":

В тот день, когда окончилась война
И все стволы палили в счет салюта,
В тот час на торжестве была одна
Особая для наших душ минута.
В конце пути, в далекой стороне,
Под гром пальбы прощались мы впервые
Со всеми, что погибли на войне,
Как с мертвыми прощаются живые.
До той поры в душевной глубине
Мы не прощались так бесповоротно.
Мы были с ними как бы наравне,
И разделял нас только лист учетный.
Мы с ними шли дорогою войны
В едином братстве воинском до срока,
Суровой славой их озарены,
От их судьбы всегда неподалеку.
И только здесь, в особый этот миг,
Исполненный величья и печали,
Мы отделялись навсегда от них:
Нас эти залпы с ними разлучали.
Внушала нам стволов ревущих сталь,
Что нам уже не числиться в потерях.
И, кроясь дымкой, он уходит вдаль,
Заполненный товарищами берег.
И, чуя там сквозь толщу дней и лет,
Как нас уносят этих залпов волны,
Они рукой махнуть не смеют вслед,
Не смеют слова вымолвить. Безмолвны.
Вот так, судьбой своею смущены,
Прощались мы на празднике с друзьями.
И с теми, что в последний день войны
Еще в строю стояли вместе с нами;
И с теми, что ее великий путь
Пройти смогли едва наполовину;
И с теми, чьи могилы где-нибудь
Еще у Волги обтекали глиной;
И с теми, что под самою Москвой
В снегах глубоких заняли постели,
В ее предместьях на передовой
Зимою сорок первого;
и с теми,
Что, умирая, даже не могли
Рассчитывать на святость их покоя
Последнего, под холмиком земли,
Насыпанном нечуждою рукою.
Со всеми — пусть не равен их удел, —
Кто перед смертью вышел в генералы,
А кто в сержанты выйти не успел -
Такой был срок ему отпущен малый.
Со всеми, отошедшими от нас,
Причастными одной великой сени
Знамен, склоненных, как велит приказ, —
Со всеми, до единого со всеми.
Простились мы.
И смолкнул гул пальбы

Солженицын в марте 1945 сбежал с фронта. Он не остался на этом берегу. Но не попал и на тот, "заполненный товарищами берег".

Александр Солженицын утонул. Пусть там и покоится, на дне.

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров