Запад Происшествия

Загадочные пробелы в расследовании теракта в Калифорнии

11 декабря 2015
В расследовании теракта на празднике в Сан-Бернардино остается много пробелов и недосказанностей. Они мешают оценить ситуацию и понять, как далеко продвинулось расследование. Лео Хохманн (Leo Hohmann) для WND обсудил с экспертами самые волнующие темы, связанные с трагедией в Калифорнии. Федеральное агентство новостей подготовило перевод материала «Baffling odd gaps in California terror attack».

В расследовании теракта на празднике в Сан-Бернардино остается много пробелов и недосказанностей. Они мешают оценить ситуацию и понять, как далеко продвинулось расследование. Лео Хохманн (Leo Hohmann) для WND обсудил с экспертами самые волнующие темы, связанные с трагедией в Калифорнии. Федеральное агентство новостей подготовило перевод материала «Baffling odd gaps in California terror attack».

Более чем через неделю после того, как Сайед Фарук и его жена убили 14 человек на празднике в Сан-Бернардино, продолжают звучать вопросы о том, как произошел этот инцидент. Как сообщило издание WND, несколько свидетелей заявили, что они видели третьего стрелка, одетого черное с винтовкой в руках.

Но есть и другие странности, присущие этому делу.

Издание WND связалось с офисом ФБР, который расследовал дело. Они задали несколько вопросов о возможном существовании третьего стрелка, о нехватке видеозаписей с камер наблюдения, о том, почему место жительства Фарука было так быстро открыто для средств массовой информации, а также были заданы вопросы о матери террориста, и странном поведении Совета по американо-исламским отношениям.

Координатор по связям с общественностью ФБР Лаура Эмиллер, ответила на электронное письмо в четверг утром, заявив, что она «может ответить на большинство» вопросов. Однако, она так и не вышла на связь с WND, чтобы ответить на какой-либо из них.

Почему, например, ФБР раскрыли адрес квартиры Фарука для средств массовой информации менее чем через 48 часов после того, как было совершено преступление?

«Я не решаюсь назвать все это странностями, только потому, что мы просто ничего не знаем» сказал бывший агент Секретной Службы, Дэн Бонгино.

Он сказал, что может отнести сообщения о третьем стрелке к «туману войны» (явление, при котором описание свидетелей является крайне ненадежным).

Где видео?

Другой вопрос, на который ФБР еще не ответили: почему нет видеозаписей? Учитывая, что здание, где произошло нападение, является собственностью правительства, факт отсутствия записей кажется странным многим наблюдателей.

«Мы не знаем наверняка. Есть видео, которое не было опубликовано? Я не решаюсь назвать это странным, пока мы ничего не знаем, — сказал Бонгино. — Я родился скептиком, но я могу быть им, если у меня есть соответствующие факты».

Карл Галлупс, бывший следователь, впоследствии ставший пастором, автором и радиоведущим во Флориде, высказывается более смело.

«Большинство правительственных объектов, и особенно объекты такого рода, снабжены камерами наблюдения»,— сказал Галлупс.

«Многие ломают голову над этим, — добавил он. — Как так получилось, что акт исламистского насилия, произошедший на правительственном объекте, каким-то образом не попал на камеры видеонаблюдения?»

Почему адрес квартиры террориста был открыт для СМИ?

Бонгино сказал, что это очень странно, что такие важные данные сразу попали в средства массовой информации.

Гарри Хоук, аналитик CNN, сказал, что он не заметил никаких следов того, что в квартире были сняты отпечатков пальцев, когда репортеры бродили по квартире. В целом квартира не выглядела так, как будто все улики были тщательно учтены. По словам Хоука обычно подобные места изучаются на протяжении нескольких дней, а то и нескольких недель.

Галлупс сказал, что подобное быстрое разглашение адреса квартиры Фарука, кажется сомнительным.

Была ли вовлечена мать Сайеда Фарука?

Вопросы также касаются матери стрелка, Рафии Фарук. Она жила с террористом в небольшой квартире, где он мастерил самодельные бомбы, хранил 4500 патронов и другое боевое оружие. Она также была членом экстремистской исламской организации «Исламский Круг Северной Америки».

Казалось бы, трудно поверить, что она ничего не знала о том, что происходит, особенно когда власти уже признали, что Фарук и Ташфин Малик планировали нападение в течение нескольких месяцев.

«Существует еще множество вопросов без ответа в этом случае, — сказал Галлупс. — Хотелось бы думать, что, возможно, власти знают о третьем стрелке и, возможно, даже и пытаются выследить этого человека в настоящее время».

Что происходит с Советом по американо-исламским отношениям?

Пожалуй, самым странным аспектом дела является поведение Совета по американо-исламским отношениям. Они провели пресс-конференцию, в которой брат Фарука говорил, что он очень сочувствует жертвам. Чиновники Совета сразу сказали, что это был дежурный случай проявления насилия, который не имеет ничего общего с исламом. Все это было сказано, после того, как ФБР определили, что преступление было актом. Совет имеет длинную историю защиты терроризма, и в это раз они придерживаются свой стратегии.

Все эти вопросы демонстрируют подозрительные пробелы, существующие в расследовании этой трагедии.

Федеральное агенство новостей

Комментариев пока нет

Новости партнёров